Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

Ханна Ахматова: "Татарская княжна" реж. Ирина Квирикадзе (ММКФ)

На российские программы, которые проходят в Доме кино, добираться физически очень сложно, но опус второго поколения семейства Квирикадзе (оператор - брат Ирины) про Анну Ахматову с Ханной Шигулой в этой роли я пропустить не мог. Хотя и предполагал, что это будет. Ханна Шигула, впрочем, играет престарелую Ахматову, приехавшую в Париж получать литературную премию, вполне достойно, и надо признать наличие и внешнего сходства. Но Ахматову в молодости, во время ее первого приезда в Париж, играет Дана Агишева - а это просто катастрофа и издевательство если не над Ахматовой как таковой (ей все равно), то над мифом о ней, при том что мифологический ахматовский образ в фильме не демистифицируется, а наоборот, поднимается на пьедестал. Из актеров еще можно выделить Йоханна Ботта в роли Гумилева - наверное, это вообще самый удачный образ в фильме, Гумилев невероятно точен, ну и Федора Лаврова, играющего посольского работника Володю, сопровождающего старушку Анну Андреевну в ее похождениях по Парижу. Остальные актеры - в лучшем случае невзрачны, но проблема в любом случае не в них, а в сценарии и режиссуре.

В номер парижского отеля Ахматовой приносят записку, где аноним угрожает отдать во французские газеты ню Модильяни, где молодая Ахматова изображена в непристойных позах и, соответственно, без одежды. Ахматова уверена, что эти рисунки безвозратно утрачены, но раз такое дело, затевает собственное "расследование", проходит по местам, где бывала в начале 1910-х годов, заново переживает роман с художником и скандалы с мужем, и в результате дознаний и "следственных экспериментов" выясняет, что шантажировал ее и называл "комиссарской подстилкой" некий Митя, внук Гумилева от внебрачной связи, случившейся также в Париже, пока Ахматова путалась с Модильяни. Мите как на грех нужны деньги на лечение, и Ахматова, хотя рисунки в самом деле пропали, отдает ему почти всю свою премию, вместо того, чтобы сдать ее в советскую бухгалтерию, а на остаток покупает шубу с расчетом, что в ней поедет Нобелевскую получать.

Если над "Последней дуэлью Пушкина" Натальи Бондарчук, "Есениным" Виталия Безрукова и другими аналогичными новорусскими "байопиками" можно хотя бы смеяться, то в "Татарской княжне" нет откровенного идиотизма, но при этом весь фильм построен на нелепых условных допущениях, так дурно выстроенных, с плохо прописанными диалогами и элементарной редакторской небрежностью, вплоть до того, что в одном месте Ахматова говорит, что рисунки Модильяни погибли в царскосельском доме после революции, когда матросы скурили их на самокрутки, а в другом - будто бы Гумилев, отобрав их у Модильяни, сам их в печке сжег (правда, тут же выясняется, что Гумилев вовсе и не те рисунки отобрал, но это отдельная история). И дело не в том, были или не были в действительности рассказанные в фильме события - понятно, что побочные дети у Гумилева были, а похождения Ахматовой по Парижу в духе мисс Марпл - условность сюжета. Неубедительно и даже непристойно подан сам образ Ахматовой - чего стоит эпизод, где в мастерскую Модильяни вламывается Гумилев, а Ахматова ходит между мужем и любовником, прикрывшись покрывалом спереди, но с голой задницей - святошей Анна Андреевна, конечно, не была (и не только в молодости, если уж на то пошло), однако воспитана была не настолько плохо, как можно подумать, глядя на сочинение Квирикадзе. И уж конечно когда Ханна Шигула в русском дубляже пафосно провозглашает: "Я - русский поэт!" - делается просто неловко и перед Ахматовой неудобно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments