Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Клара" реж. Хельма Сандерс-Брамс (ММКФ)

Несмотря на самое непритязательное из программ ММКФ название, не обещающее ни экстрима, ни эйфории, в программе "Вокруг света" собраны именно те фильмы, которые теоретически могут быть интересны не только фестивальной, но и достаточно широкой публике, при этом кинофестиваль остается единственной практической возможностью для этой публики посмотреть эти фильмы.

Много-много лет назад, практически в другой жизни, я смотрел один старый фильм, где в названии, которое я в точности не запомнил, речь шла про бабочек, в свою очередь попавших в этот фильм из названия музыкальной пьесы Роберта Шумана, а фильм был посвящен молодой пианистке Кларе Вик, безумно влюбленной в бедного музыканта с сомнительными перспективами Роберта Шумана, и она, преодолевая сопротивления консервативно настроенного отца, выходила за любимого замуж. В "Кларе" главные герои - те же, но много лет спустя, безумной любви между ними уже нет, зато сам Роберт Шуман стремительно погружается в безумие все глубже и безнадежнее. Впрочем, он несмотря на проблемы с головой, пристрастие к алкоголю и опиуму, утрату контроля над поведением, все еще способен сочинять. Шуману дают место музыкального директора оркестра в Дюссельдорфе, платят королевское жалование, предоставляют роскошный дом и с нетерпением ждут, когда он завершит и исполнит свою новую симфонию, то есть исполнит оркестр, а он продирижирует. Симфония еще кое-как сочиняется, а вот управлять оркестром Шуман, мучимый шумами в голове и совершенно себя не контролирующий, уже не может. Его жена Клара, мать пятерых детей и беременная шестым, хозяйка дома, сиделка и психоаналитик при больном супруге, вынуждена еще и встать за дирижерский пульт вопреки предубеждениям музыкантов против женщин-дирижеров. А тем временем в дом Шуманов входит 20-летний Иоганнес Брамс. Он умеет передвигаться вверх ногами, чем покоряет детей Шумана, он гениальный композитор и блестящий пианист, он боготворит Шумана, но еще больше - его жену Клару. Шуман, несмотря на частичный разлад с реальностью, осознает, что между Кларой и Иоганнесом возникает нечто большее, чем дружеская привязанность, но непонятно, кого к кому он ревнует больше, потому что в молодом Брамсе видит своего преемника и хочет ему покровительствовать. Клара со своей стороны не позволяет отношениям с Брамсом зайти дальше принятых на момент действия - 1850 год - приличий. Шуману все сильнее требуются наркотические препараты, он склонен к насилию и в моменты помутнений может причинить здоровью жены вред, он это осознает и добровольно соглашается на лечение в психиатрической больнице, где ему долбят череп и где он в итоге умирает. После его смерти Клара остается с шестью детьми на руках, но свободной, и Иоганнес готов связать с ней свою жизнь, несмотря на то, что она почти вдвое его старше - но она не готова. На все оставшиеся годы, долгие-долгие, они остаются друзьями, но не просто друзьями - Клара как пианистка исполняет в своих концертах сочинения Брамса.

Детали биографий Шумана и Брамса я не знаю, но ощущение у меня создалось такое, что по части исторической достоверности фильм Хельмы Сандерс-Брамс недалеко ушел от таких, прости, Господи, "биографических" кинопроизведений, как "Пушкин" Натальи Бондарчук и "Есенин" Виталия Безрукова, взять хотя бы эпизод, где после премьеры симфонии Клара и Роберт устраивают прием, а тем временем Иоганнес развлекает наверху детей, наигрывая им на рояле свой "венгерский танец", а дети Шуманов под него пляшут - этот эпизод придуман определенно в безруковском духе. Однако разница между "Кларой" и упомянутыми опусами - непреодолимая. И не только потому, что "Клара" - создание опытного режиссера (Хельма Сандерс-Брамс - практически живой классик немецкого кино, снимает еще с середины 1970-х), владеющего профессией и не лишенная какого-никакого, пусть и не самого тонкого, художественного вкуса. И безусловное умение не просто выстроить занимательную мелодраматическую историю - а мелодраматизма в "Кларе" побольше, чем в иных мыльных операх, - но и филигранно сконструировать систему побочных образов-лейтмотивов. Например, Рейн - река, на которой стоит Дюссельдорф (поскольку Дюссельдорф был первым заграничным городом, куда я попал 15-летним школьником и откуда, в числе прочего, привез кассету с записью фортепианного концерта Шумана, которую иногда слушаю перед сном до сих пор, останавлюсь на этом моменте) - вначале упоминается как нечто величественное, чему Шуман намеревается посвятить свою будущую симфонию - "Рейнскую"; однако позднее Рейн становится воплощением смертельной опасности - когда дети Шуманов отправляются с Брамсом на реку, отец в страхе не устает их предостерегать, чтобы были осторожны, не заходили глубоко, иначе их утащат "рейнские девы"; и наконец, в отчаянии и полупомешательстве во время карнавала Шуман забирается на перила набережной и бросается в реку - но Рейн не принимает его, Шуман не погибает, и тогда он решается обратиться в клинику, где его и сведут в могилу окончательно.

То, что это кино - "женское" - сомнений нет, но нет тут и ничего совсем уж плохого, просто такая специфика, такой взгляд на историю, на человеческую судьбу, на семейные отношения. К тому же пока его смотришь, о недостатках (увы, довольно очевидных, если судить задним числом) не думаешь, настолько увлекает история и судьбы персонажей. Да и женщина, о которой идет речь, заслужила подобного отношения с позиций нашего времени. Клара Шуман - выдающаяся пианистка, а также композитор и дирижер (женщина за дирижерским пультом для середины 19 века - сенсация!), но плюс к этому - многодетная мать, самоотверженная жена психически нездорового гения, склонного к буйству алкоголика и наркомана. Тем удивительнее, что в фильме она, будучи заглавной героиней, оказывается слегка потесненной на задний план, и не Робертом Шуманом, а Иоганнесом Брамсом, и не волей режиссера (хотя, конечно, ее двойная фамилия наводит на подозрения в некоторой пристрастности к одной из сторон данного "треугольника"), а благодаря потрясающему актеру, играющему начинающего композитора - он не красавчик, на морду страшненький, весь в веснушках, но уже довольно известный исполнитель Малик Зиди (всему прогрессивному человечеству он запомнился юношей в огромных трусах из фильма Озона "Капли дождя на раскаленных скалах" по пьесе Фассбиндера, а потом снимался в "Повернуть время вспять" Андре Тешине).

И ведь что занятно - сексуальной связи между Кларой и Иоганнесом не было при жизни Роберта, не будет, по версии режиссера, и после его смерти. Представление о том, что единение душ в творчестве с успехом заменяет совокупление в койке, мягко говоря, не новое, и более того, далеко не всегда убедительное - а здесь режиссеру и актерам хочется поверить. Ну и музыка, конечно, помогает, недаром ее в картине так много.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments