Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Озеро" реж. Филипп Гранрье (ММКФ)

Представляя фильм, режиссер сказал, и по виду вроде не шутил, что ему было важно, чтобы актеры плохо говорили по французски, с ошибками и замедленно - на что актеры, присутствовавшие тут же, несколько обиделись: "Мы впервые слышим, что нас выбрали только потому, что мы плохо говорим по-французски" - сказал Виталий Кищенко. Почти все исполнители в фильме - русскоязычные, Гранрье специально приезжал проводить кастинг в Москву, видимо, русские актеры говорят по-французски хуже, чем кто бы то ни было. А если серьезно - из зала, забитого под завязку, публика начала уходить буквально на второй минуте картины. Оставшиеся пересаживались с лестниц на освободившиеся места, потом через некоторое время уходили и они, в общем, движения в зале было больше, чем на экране.

На самом деле фильм мне понравился, и это редкий случай, когда я могу сказать "мне понравился фильм", потому что стараюсь оценивать увиденное в категориях менее однозначных, чем "плюс-минус". Просто надо понять несколько вещей, и лучше заранее. "Озеро" - это вполне завершенное и в своем роде совершенное произведение, но не произведение киноискусство, скорее - искусства изобразительного, хотя к видеоарту оно тоже не сводится, поскольку при всех признаках самой "продвинутой" изобразительности - дрожащая камера, расфокусированное изображение и т.п. - в нем сохраняется вполне читаемая повествовательность (впрочем, повествовательность характерна и для изобразительного искусства тоже, особенно для реалистической живописи, только она там сконцентрирована в статичных образах). Неизвестно когда и неизвестно где, но определенно не в Древнем Египте, а далеко на севере в глухом лесу живет семья лесорубов, юные брат с сестрой, их маленький братишка, слепая мать, и время от времени к ним приезжает отец. Старший брат страдает эпилепсией, но во время припадков сестра за ним ухаживает, да и не только во время припадков - отношения их связывают очевидно не братско-сестринские. Откуда-то и зачем-то приезжает к ним посторонний парень - говорит, что будет лес рубить, и действительно рубит, но между ним и сестрой возникают романтические отношения, сначала на уровне объятий и поцелуев, затем доходит до совокупления и в итоге сестра уезжает с пришлым лесорубом, оставляя брата.

Содержанием фильма, однако, является не любовный треугольник "брат, сестра и чужестранец". Тем более, что сюжетный план не предполагает притчево-аллегорического прочтения (чем "Озеро" выгодно отличается, скажем, от поделок Андрея Звягинцева), а персонажи, при всей их кажущейся условности, не только носят конкретные имена (сестра - Эг, брат - Алекси, пришелец - Юрген, мать - Лив, отец - Кристиан). Все внимание сконцентрировано на передаче эмоциональных состояний персонажей и их динамики в соответствии с изменениями ситуации, заданной сюжетом. И здесь заключается колоссальной трудности задача для исполнителей, от которых требуется играть это самое эмоциональное состояние вне судьбы персонажа, вне его характера, вне понятного и психологически достоверного конфликта. Удивительно, насколько хорошо артисты с этим справляются, особенно молодые парни - Дмитрий Кубасов (Алекси) и Алексей Солончев (Юрген), Кубасова я уже видел раньше (и в театре им. Вахтангова, и в фильме "С.С.Д."), Солончева, кажется, нет, но здесь они одинаково хороши. У Виталия Кищенко, этой упрощенной модели Александра Кайдановского, приспособленной для нужд новорусского кинематографа, роль небольшая (он играет отца) и не слишком выигрышная, но тоже интересная. Приятно, что в отличие от других европейских режиссеров своего поколения, в особенности франкоговорящих с их традиционно левацким политическим уклоном, в "Озере" нет никакой социалки и ничего публицистического, так что даже странно. Необычайно и то, что в фильме, при всей его показательной вычурности и обилии сверхкрупных планов (камера часто берет одни только глаза, а то и просто кричащий рот персонажа), при том, что самые динамичные и мощные по эмоциональному заряду эпизоды связаны либо с рубкой деревьев, либо с эпилептическими припадками, невозможно найти ни одного лишнего кадра. Правда, если взглянуть на картину с другой стороны - в ней все кадры лишние постольку, поскольку нарочито выдернутый из любых контекстов, кроме собственно эстетического, такой тип киноповествования не слишком нуждается в адресате, то есть в зрителе, и при этом развития повествовательных или изобразительных моделей, разработку новых принципов художественного высказывания тоже не предлагает, а лишь шлифует до совершенства уже и без того вылизанные и обсосанные приемы европейского артхауса.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment