Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"А поутру они проснулись..." В.Шукшина в Театре им. Н.Гоголя, реж. Василий Мищенко

Мужики пробуждаются в вытрезвителе и, как уничижительно-пренебрежительно описал подобную схему Дмитрий Быков, в замкнутом пространстве обнаруживается достаточно репрезентативный срез общества. А потому в вытрезвителе появляется социолог, опрашивающий похмельных мужиков на предмет, отчего они пьют. Те кто с охотой и от души, а кто через силу, рассказывают (и, благодаря возможностям театра, весьма, впрочем, нехитрым образом используемым режиссером, показывают) свою историю: юный технарь-интеллигент (Кирилл Малов) - как любимая женщина предпочла его чистому чувству качка-спортсмена (Алексей Кирилин); молодой тракторист (Олег Донец) - как придумал соседской свинье подбить глаз, чтобы ходила кругами и не забредала в его огород; пожилой сантехник - как у него в бойлерной вместе с соседом, освобожденном от должности начальником, и другим обитателем того же дома, профессором ("филолог?" - "ну зачем ты так...") додумались сочинить молодой жене последнего письмо с увещеваниями против покупки новой шубы, а сантехник в сердцах добавил от себя пару ласковых... и т.д., вплоть до некоего невнятного происхождения мужичка-правдоискателя, обычно непьющего, но нарезавшегося с отчаяния, что кругом царит несправедливость и подхалимаж.

В отличие от условных виктюковских морячков, русские алкоголики Шукшина-Мищенко разгуливают по своему вытрезвителю в семейных трусах, хотя могут и без них, если надо встать под душ. Зато, опять же если сравнивать с Виктюком, разгуливают не просто так, а с большим значением и высоким идейным посылом. Вплоть до того, что у социолога за спиной - тряпочные крылышки ангела, при нем - мешок, движущийся сам по себе (должно быть, там внутри - игрушка на батарейках), а в финале этот ловец человеков закидывает в зал удочку и на заднике в этот момент разворачиваются во весь рост православные хоругви. Если оставить этот триумф воли за скобками, то можно сказать, спектакль по стандартам Театра им. Гоголя пожалуй что и успешный. Мищенко принес инсценировку из "Современника" (где Волчек, при всех своих недостатках, конечно же, в жизни не допустила бы на сцену крылья, удочки и православных хоругвеносцев), принес вместе с постановочным бюджетом от спонсоров, был на ура принят и выпустил продукт уровня постановок Театра Сатиры по Юрию Полякову или среднего качества антрепризы - что для другого театрально-зрелищного заведения, должно быть, звучало бы обидного, а для гоголевского сойдет за комплимент. Та же сцена, где уволенный за "злоупотребление служебным автомобилем" начальник (Олег Гущин), профессор-подкаблучник и сантехник бухают в бойлерной, рассуждая за жизнь и за любовь, смотрится довольно весело, хотя даже в ней, а в остальных эпизодах и подавно, слабые стороны Шукшина (совсем не великого писателя, как бы того не хотелось кому-то) не приглушаются, как, скажем, в спектакле Херманиса, а выпячиваются на первый план с совершенно бездумным и безвкусным сладострастием - мол, финальные хоругви все оправдают и спишут. Не уверен, что на эту удочку поймаются многие, все эти посмертные посиделки с разбором полетов уже поднадоели, что в репертуарных театрах, что в антрепризных, что в масштабных вариантах, что в камерных ("За закрытой дверью", "Трое на качелях", "Зал ожидания", "Быстрее чем кролики", "Отель двух миров" - ну сколько ж можно?), но, полагаю, спонсорские вложения отбить удастся.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments