Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Три года" А.Чехова в Студии театрального искусства, реж. С.Женовач

Глядя на сцену, где одна на другую многоэтажной конструкцией громоздятся голые железные кровати, можно подумать, что ошибся адресом и вместо чехова здесь играет Горького, "На дне" - тем более, что главный герой упоминает о планах постройки ножлежки в Москве. Но это Чехов, только очищенный всякой от всякого быта, от т.н. "атмосферности", от интеллигентских заморочек (во многом приписанных ему задним числом) - и это тот Чехов, который лично мне близок и интересен в театре, который меня увлекает и удивляет. Потому что даже припоминая повесть (хотя читал ее очень давно), спектакль захватывает для начала в том числе и сюжетом. Никаких особых перипетий, естественно, не предлагая, все просто: приехал человек в провинцию навестить больную сестру, влюбился в местную барышню, сделал предложение, барышня сначала отказала, а потом подумала, что и без любви можно выйти замуж, был бы человек хороший, да и согласилась, поехала с мужем в Москву, а оказалось - тяжело без любви, невыносимо тяжело, к тому же человек этот ради любимой женщины оставил любящую, а она помыкалась да и ушла к его другу, тоже без любви стали жить...

Сонное царство, каждый в своей койке, а иногда, конечно, и в чужой - это не только провинциальный городок и не только Москва, и даже не только вся Россия (хотя речь безусловно о России, в спектакле можно прочитать - или, по крайней мере, в него "вчитать" - и политический, и исторический пласт - но они, как и полагается в настоящем произведениии искусства, не самые важные), это - палата № 6 для человеческих душ (железные пружинные сетки можно использовать в качестве своеобразных "батутов", а решетчатые их стенки служат метафорой клетки, решетки), хотя чисто сюжетно душевнобольной среди персонажей - только один, брат главного героя, но от того, что остальные "практически здоровы", им еще труднее выдержать невыносимость существования, точнее - сосуществования без любви.
"О любви" - это чеховская формула, пусть и подразумевающая иронию. Спектакль Женовача - о любви, но без мелодраматизма, без соплей, напротив, жесткий, условной, статичный по мизансценам, где главным выразительным средством является не броская театральность, но интонация речи, в крайнем случае - точный скупой жест. Спектакль тонкий, но не поэтически, не лирически тонкий - это тонкость скорее хирургическая. И зрелому Чехову отчасти Женовач возвращает насмешливость раннего Антоши Чехонте - опять-таки через интонации речи в спектакле присутствует важное и значимое комическое начало, комизм этот - сатирического, иногда, говоря сегодняшним языком, близок к "черному юмору" (без малейшего намека на пошлятину при этом).

Инсценировка, работа режиссера с текстом - просто достойна восхищения и отдельного, подробного разбора, косвенная речь переводится в прямую настолько виртуозно, филигранно, как будто это и не инсценировка вовсе, а постановка текста, специально и изначально для театра написанного (только не в конце 19-го века, как повесть Чехва 1895 года, а в начале 21-го, где персонажам уже не нужен собеседник для высказывания, они обращаются по большей части не друг к другу и не к публике, а внутрь себя). Что касается исполнителей - Вертков в роли Лаптева, как мне показалось, еще не вполне освоился, и Калашникова, играющая его жену Юлию, выходит на первый план, небольшая роль Кости, приятеля главного героя, у Андрея Шибаршина, а мой любимый артист СТИ Сергей Пирняк играет самого гротескного персонажа - отца Юлии, в вязаной шапочке и в черных, как у слепца, очках, истеричного до психопатии в своих жалобах на то, что все только и ждут его смерти, лучше бы сдали в сумасшедший дом.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments