Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Ивонна, принцесса Бургундская" В.Гомбровича, "Польский театр в Москве", реж. Е.Лавренчук

Премьера первой версии спектакля пришлась на период того странного и рационально необъяснимого бума "Ивонны", когда с небольшими перерывами после 70 лет полного отсутствия на сцене в Москве вышло четыре разных постановки, одна хуже другой, сначала Павла Сафонова:

http://www.livejournal.com/users/_arlekin_/236388.html?nc=13

затем Юрия Урнова:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/295632.html?mode=reply

и, наконец, Алексея Левинского, на фоне двух предыдущих хоть сколько-нибудь смотрибельной, но тоже совершенно мимо пьесы:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/557869.html?mode=reply

Однако какое-то время Польский театр в Москве (настоящих, владеющих родным языком поляков там - полтора человека, остальные заучивают просто заучивают роли по польски либо, в некоторых спектаклях, играют на русском) свою "Ивонну" не играл, не считая гастролей.
Лавренчук - ученик Виктюка, что очень сильно чувствуется как в его спектакле, так и в его поведении, причем, как водится, легче и полнее заимствуются слабые стороны, а сильные - как-то не очень (довелось наблюдать мне однажды наблюдать Лавренчука, так сказать, в "естественной среде обитания" - не самое приятное впечатление). Тем не менее из четырех московских "Принцесс Бургундских" его "Ивонна" - единственная, где имеется хоть какое-то режиссерское решение пьесы: в спектакле Ивонна отсутствует, ее заменяет резиновая кукла, то есть натурально - надувная баба. Небесспорное, в общем-то, решение, но на нем построено все действие и надо признать, построенно по-своему логично. Хотя внешне все выглядит как спектакль Виктюка, адаптированный для подростков, с характерной манерой декламации, условной пластикой, обтягивающими трико, делающими персонажей Гомбровича похожими на сперматозоидов-инопланетян (за спинами у них - "кислородные баллоны" из пластиковых бутылок с воздуховодами, к которым они время от времени жадно припадают ртом, а на причинных местах - значки половой принадлежности, копье Марса или зеркальце Венеры), с характерными эстрадно-цирковыми интермедиями (один из "сперматозоидов" поет "I will always love you"), на заднем плане - надувные разноцветные кресла в виде спасательных кругов, которые я как будто бы непосредственно в одном из спектаклей Виктюка уже видел, по бокам - вертикальные целлофановые трубки, напоминающие огромные, свисающие из-под потолка презервативы.
Жанр постановки определяется как "анти-мистерия", видимо, под мистериальным началом здесь понимается использование в качестве лейтмотива фрагментов заупокойной мессы и финальным "распятием" надувной Ивонны, из которой выпустили воздух, на штанкете (по сюжету Ивонна подавилась жареными карасями - а резиновой женщине костлявая рыба определенно противопоказана), которая взмывает вверх, а приставка "анти", надо думать, предполагает, что мистериальность происходящего вывернута наизнанку, травестирована. Впрочем, режиссер настаивает, что думать вообще не надо - "постарайтесь вообще не запоминать спектакль, никак не толковать его, даже не стремитесь интерпретировать или осмысливать режиссерский замысел, а также критично к нему относиться". И рад бы всерьез воспринять рекомендацию - да пьеса не позволяет. А пьеса, несмотря на то, что изложив в програмке вольный ее пересказ, режиссер заключает: "наш спектакль к этому либретто не имеет никакого отношения" - со сцены звучит практически в полном объеме, включая многие ремарки, да к тому же еще и на языке оригинала. За ремарки отвечает чернокожий мальчик Иван Иванович (он также репетирует сейчас у Виктюка, а вообще, если только это правда, Иван Иванович - настоящее его имя, он из детдома), и он же играет некоего Нищего, искренне влюбленного в Ивонну, хотя этот персонаж, учитывая, что из себя представляет в данном случае Ивонна, остается самым загадочным.

Однако актеры меня приятно удивили - возможностей для личностной самореализации в этой постановке у них практически нет, но на общий замысел каждый из них работает очень достойно, особенно Рома Ядзинска-Шперлинг фон Хессен в роли королевы Маргариты и Игорь Неведров в роли Короля Игнация. В целом зрелище, помимо виктюковских представлений, смахивает на спектакли Павлова-Андреевича, особенно на "Елизавету Бам", что отчасти объясняется и тем, что в отличие от других постановщиков "Ивонны", Лавренчук двигался не к мелодраме (в чем особенно преуспел Левинский), а в противоположную сторону, к гротеску и абсурду. Только у дяди Федора со вкусом получше и изобретательность побогаче. Лавренчук придумал интересную концепцию, и она, по крайней мере, во многом соответствует сути пьесы Гомбровича, ее проблематике, а в деталях развил ее слабо, и местами ритм действия откровенно провисает, даже фирменные виктюковские рефрены не спасают и не разряжают обстановку.

К слову, о Виктюке в связи с Гомбровичем. Забавный был эпизод, когда Национальный театр из Варшавы привозил в Москву и играл на сцене МХТ "Оперетку" (это поздняя и последняя пьеса Гомбровича). Я тогда столкнулся на служебном входе с Виктюком, который, как обычно без предисловий, спросил:
- И ты сюда?
- Сюда...
- Господи, зачем?
- Да все за тем же...
- ЗА ЧЕМ??!!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments