Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Жизнь удалась" П.Пряжко в театре "Практика", реж. Виктор Алферов, Эдуард Бояков

Мне совестно, но я так и не дошел пока до спектакля Михаила Угарова по этой же пьесе, который поначалу выпускался именно в "Практике", а буквально за пару дней до премьеры сменил "крышу" и теперь играется в помещении "Дока" в рамках репертуара Центра драматургии и режиссуры. Предыстория вопроса пускай остается за кадром, тем более, что сравнивать альтернативную постановку, которую все же сыграли в "Практике", мне в результате не с чем. Правда, я присутствовал на читке пьесы, состоявшейся во время фестиваля "Любимовка" прошлой осенью. И тогда я записал в дневнике:

"В "Жизнь удалась" Павла Пряжко герои - две одноклассницы, их физрук, который трахает обеих, и его брат, который трахает одну из них и хочет на ней женится, не зная, что она спит с его братом, а также и со своей подругой - матерятся всю дорогу: в начале, когда напиваются вусмерть, потом, на свадьбе; далее - во сне жениха, отключившегося со спущенными штанами на унитазе и уронившем туда все подаренные на бракосочетани деньги (если я правильно уловил суть, почти все основное действие происходит в пьяном бреду персонажа, но может, и наяву - явь тут не лучше бреда) и потом, после того, как подруга сообщит, что через три месяца молодожены развелись и теперь они все вместе просто тусуются, умиляясь приблудному котенку и не придавая значения незадавшеся семейной жизни. В основной части герои переживают массу приключений - пьяный жених задирает водителя маршрутки, их выгоняют из машины, брат жениха трахает новобрачную под деревом, а выгуливающая собачку бабушка желает им счастливого будущего."

Почти то же самое, только в несколько ином аспекте я писал и в обзорной статье о "Любимовке":

"Минский автор Павел Пряжко вызвал настоящий ажиотаж пьесой "Жизнь удалась". Драматург заявлял, что писал пьесу "без подтекста", который якобы "убивает текст", что главной своей задачей считал "развлечь публику" и что самым важным для него было освободиться от готовых драматургических форм, нежелание "обслуживать структуру". А по сути "Жизнь удалась" - абсолютно традиционная, классическая по форме пьеса, где без труда можно выделить "пролог" (действующие лица - две одноклассницы-выпускницы, физрук, который спит с обеими, и брат физрука, рассчитывающий жениться на одной из девушек, когда та закончит школу, не подозревая о ее связи с братом, а также и с одноклассницей), композиционно "закольцованную" основную часть (на свадьбе жених напился, уснул на унитазе и далее, как в пьяном бреду, разворачивается полуреалистическая-полуфантасмагорическая история поездки на маршрутки, секса брата-физрука с новобрачной под березкой, комичные пожелания нечаянной свидетельницы их совокупления - бабушки с собачкой) и "эпилог" (подруга невесты информирует зрителей, что через три месяца после свадьбы молодожены развелись, но продолжали "тусоваться", и в финале появляется "неожиданный", как рояль в кустах, образ котенка, вызывающего всеобщее умиление, поскольку оказывается, что чужой котенок волнует старшеклассниц больше, чем собственная свадьба, развод и вообще вся жизнь). Обслуживает ли таким образом драматург "готовую структуру" или она обслуживает его - но только на статус "новаторской" такая пьеса никак не тянет. Собственно, от самой обычной, предназначенной для коммерческого театра или телевизионной экранизации пьесы "Жизнь удалась" отличается только одним обстоятельством: она практически от начала до конца написана матом. Но ведь и это тоже штамп - из тех произведений, с которыми мне удалось познакомиться на "Любимовке", я не вспомню ни одного, где т.н. "ненормативная" лексика не присутствовала на равных правах с более традиционными речевыми выразительными средствами".

С того времени я, правда, убедился, что Пряжко, в отличие от многих, от большинства авторов "новой драмы", не штампует пьесы по единому образцу, а обладает редким, но отличающим настоящих драматургов (в моем понимании) каждый раз изобретать театр заново (из той же "новой драмы" оно присуще еще Клавдиеву и, вроде бы, все), а в руках умелого режиссера они могут стать основой для блестящих спектаклей, тому пример - "Третья смена" Филиппа Григоряна.

Нынешняя "Жизнь удалась" в "Практике" спектакль, как мне показалось, не блестящий, но по-своему любопытный. Сразу, еще на читке было ясно, что такую пьесу категорически нельзя играть как бытовую драму или даже как абсурдистскую комедию. В результате -предсказуемое концептуальное решение: стилизовать спектакль опять-таки под читку. На скошенном подиуме - расставленные в четыре ряда 16 одинаковых стульев, персонажи по ходу действия пересаживаются, намечают некоторые движения и жесты, но основным выразительным средством для актеров, у которых к тому же в руках еще и текст (они его знают наизусть, наличие текста - режиссерский прием, в данном случае, пожалуй, более уместный, чем, скажем, в "Битве жизни", насколько, в отличие от Женовача, полноценно отыгранный - вопрос отдельный) остаются мимика и интонация. Помимо четырех основных персонажей, "закрепленных" за конкретными исполнителями, в спектакле есть еще и актриса, озвучивающая авторские ремарки и подающая реплики за персонажей второго плана - водителя маршрутки, мамы жениха Алексея.

Все это позволяет легко, с юмором переносить в большом количестве и несколько искусственно, навязчиво звучащей со сцены мат, следить за перипетиями сюжета тоже довольно увлекательно, особенно если не знать заранее развязки. Но есть несколько существенных моментов, которые меня именно в этой постановке (благо пьесу я все-таки знал и прежде) смутили, которые вызывают у меня вопросы, а в итоге и отторжение. Эмоциональной кульминацией действия перед эпилогом, где все случившееся после свадьбы оказывается то ли сном, то ли пьяным бредом жениха, становится эпизод, когда герои, разбросав (подравшись) по сцене стоявшие мирно с начала спектакля стулья и достав из-под подиума микрофоны, поют песню. Рокерскую, на английском языке. Возможно, какую-то очень известную - я просто очень плохо знаю англоязычный рок. Но в данном случае принципиально, что это не Сердючка и не Кучин, которые "звучат", точнее, упоминаются в спектакле (в музыкальном оформлении они не используются, но проговариваются в авторских ремарках). Мне понятно, для чего режиссеру нужен этот эпизод - он многофункционален, это и пауза в непрерывном действии, и эмоциональная разрядка, и дополнительное дистанцирование от героев с их собственными музыкальными вкусами, и главное, за этим "ложным финалом" - а песня естественно производит впечатление финала спектакля - следует еще одна сцена, неожиданно, как бы огорошив зрителя: мол, нет, еще не конец. Однако для всего этого хватило бы и одного куплета, а песня звучит чуть ли не целиком, очень долго - провисает ритм спектакля, разрядка оказывается полной, так что после нее уже и финал воспринимается как нечто необязательное.

Отчасти эту необязательность почувствовал, видимо, и режиссер, потому что на каком-то этапе отказался от сцены, которая во время читки на "Любимовке" поголовно была воспринята как ключевая: от эпизода с котенком, который волнует главную героиню больше, чем ее собственное настоящее и будущее. И ключевым в ее отсутствие оказывается финальный монолог мамы жениха. Я заметил и другие купюры, в частности, в эпизоде встречи со старушкой, выгуливающей собаку, когда невеста с братом жениха занимаются любовью под деревом, и это тоже существенно. Поскольку в том виде, в каком пьеса предстала в спектакле - а в какой-то момент артисты отбрасывают текст роли и начинают его не просто читать, но и "проживать" - пафос ее сводится к тому, что виновата мама, виноваты старшие, а эти - ну они же дети еще совсем, да вы посмотрите, сколько в них невзирая ни на что жизни, сколько сексуальной энергии, как много они могут выпить и при этом еще остаются способны на какие-то поступки...

Мое несовпадение с этим подходом к "Жизнь удалась" - в большей степени мировоззренческое, чем эстетическое. Откровения типа "они ведь тоже люди!", и более того, "мы такие же, как они, только они совершеннее и счастливее" по отношению к персонажам Пряжко я не принимаю. И не с интеллигентских позиций, с каких, я думаю, спектакль тоже станут громить: чему вы учите нашу молодежь?! вы демонстрируете им в качестве образца "настоящей" жизни быдло, одноклеточных, поклонников Сердючки!!! - эта позиция мне еще более чужда, чем заявленная в спектакле. Но умиляться "чистоте чувств", произрастающих "когда б вы знали из какого сора" (а я, кстати, знаю, это, может, кому-то из создателей спектакля в новинку подобная экзотика), лично я тоже не собираюсь. Хотяспектакль предлагает именно это. Програмные заявления и автора, и режиссеров звучат весьма недвусмысленно: в названии "Жизнь удалась" нет иронии, жизнь героев действительно удалась, по крайней мере то, что они считают жизнью, они счастливы, чего и нам желают. Вполне возможно, что автор так думает искренне, в чем я сомневаюсь, но режиссеры поставили спектакль именно об этом - факт. В такой концепции действительно не нужен ни котенок (кстати, этот виртуальный котенок, над которым продвинутая публика на читке сюсюкала совсем как пьяная невеста в пьесе - так что насчет отсутствия пропасти между персонажами Пряжко и интеллигентско-богемным людом автор и режиссер во многом правы - мне с самого начала показался образом искусственным и фальшивым, как и мальчик, расстреливающий в финале персонажей "Третьей смены", и не сказал бы, что я страшно сожалею о "купированном" котеночке), ни развернутая встреча со старухой и ее собакой. Зато нужна как раз такая исполнительница главной роли, как Анна Егорова.

Вокруг этой актрисы, как и вокруг истории с постановкой "Жизнь удалась" одновременно на двух площадках, разыгрался свой сюжет, про который пусть расскажут те, кто знает больше. Могу только заметить, что Егорова действительно во многом "делает" спектакль. Но именно тот спектакль, который я описал и который на мировоззренческом уровне не принимаю. Она играет свою Лену, со всем ее пьяным матерным бредом, чистой душой, искренне и глубоко влюбленной в Вадима, но выходящей замуж за его брата Лешу, поскольку Леша готов жениться, а Вадим - нет. Играет, то есть, "розовскую девочку" в день свадьбы с поправкой на время, обстоятельства и, соответственно, лексику. Не уверен, что это наилучшее из возможных решений пьесы. Но в то же время нельзя не признать, что делает она это органично и убедительно. С главными партнерами ей тоже повезло, что вдвойне приятно, поскольку в роли Вадима дебютировал как театральный актер Паша Артемьев. На вечеринках "Евровидения", где он несколько раз появлялся с остальными "Корнями", мы с ним по этому поводу общались и я знаю, что он сильно переживал. Но в интонацию спектакля ему попасть удалось очень точно. Илья Иосифов играет Лешу просто замечательно - у него, в отличие от остальных, есть еще и пластические эпизоды пародийного характера (танец под Сердючку - при том, что Сердючка, как уже было сказано, сама по себе в спектакле не звучит, то есть актеру надо сыграть, показать, да еще в замедленном "режиме", состояние пьяного жениха, танцующего под Сердючку), и он справляется отлично. Другое дело, что чем точнее все эти детали работают на общую концепцию постановки, тем менее близка лично мне такая постановка в целом. Но это, видимо, уже мои проблемы, а не спектакля. У меня-то жизнь не удалась.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments