Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

95-летие Аллы Баяновой в Театре Оперетты

Два года назад я был на сольном концерте Баяновой в Театре Эстрады - поскольку 93 года за круглую дату никак невозможно выдать, тогда в качестве повода ей придумали "85-летие творческой деятельности":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/846252.html?nc=4

На этот раз тоже хотелось бы побольше послушать саму юбиляршу. Ее поначалу вывели на сцену с помощью костылька и вроде бы весьма удачно прислонили к роялю, она даже зажигательно, пускай и путаясь в тексте (но если с микрофоном Баянова еще готова через силу смириться, хотя так и не привыкла к нему за 85 лет, то с пюпитром - ни за что) исполнила один номер, потом ее увели в ложу, откуда она тоже все время порывалась то петь, то говорить, то на худой конец дирижировать аплодисментами зала и выступающими на сцене - но зал чем дальше, тем больше выдахался, а Кобзоном, который вел концерт, зачитывал приветственные адреса, заполнял паузы анекдотами и сам пел за Петра Лещенко, за Александра Вертинского и непосредственно за Аллу Баянову, особенно-то не заткнешь, с его ли закалкой бояться недобитых белогвардейцев?

Помимо многоликого, универсального и неиссякаемого Кобзона специфику вечера определяла еще одно, едва ли не более важное обстоятельства: юбилей записывал Первый канал. Но вряд ли телеверсия, которая пойдет в эфир уже в ближайшую субботу, сможет передать то, что происходило в Театре Оперетты. Концерт начали с получасовым опозданием, что даже по московским меркам слишком. Первые несколько номеров для телевидения переписывали по два раза, в том числе самого Кобзона, Зураба Соткилаву с его консерваторскими девушками и Карину Сербину. Кобзон то ли не в лучшей форме находился, то ли даже его пробрало, но в какой-то момент для разрядки он вынужден был сравнить себя с Брежневым из анекдота про "дорогую Индиру Ганди". В самом деле - сначала он потерял поздравительную телеграмму от Медведева, потом забывал и путал названия номеров и имена исполнителей, а представляя артистов Московского мюзик-холла, сказал: "Мюзик-холл под руководством Платона..." - и не смог вспомнить нужную фамилию. Так и осталось - Платона. Хорошо что не Аристотеля. Потом, конечно, вспомнил - но поздно. Про то, что все оперные певцы были у него солистами Большого театра Союза ССР, я уже не говорю.

чеханков в сравнении с Кобзоном смотрелся куда более живенько, бросал через рампу цветочки, что-то болтал невнятное по итальянски, оговорившись, что только утром прилетел из Рима, и пел "Дружбу" из репертуара исполнителя "трудной судьбы" Вадима Козина. Вообще природа поклонения гей-аудитории престарелым эстрадным дивам, несмотря на всю очевидность и географическую универсальность этого феномена, как следует еще не изучена ни в психоаналитическом, ни в культурологическом аспектах, но факт остается фактом: и среди публики, и в ближайшем окружении юбилярши процент геев (а также лесбиянок, но не столь очевидных) зашкаливал за все привычные нормы. Впрочем, тут сошлось все: и формат вечера, и место его проведения (Театр Оперетты - площадка в этом плане, что называется, "намоленная", прости, Господи), и список участников концерта. Казалось бы - Евровидение закончилось и тема закрыта, но, как говорится, есть у революции начало, нет у революции конца, а в нашем случае и начала нету тоже. Чеханков, выступая, про Евровидение вспомнил сходу, и заметил, что если бы на Евровидении, как на вечере Баяновой, все номера повторяли для телевидения по два раза, Киркоров бы не выдержал и мы бы его лишились.

Программа, которая шла в декорациях спектакля театра Оперетты "Парижская жизнь" и под оркестр Светланы Безродной, по всей видимости, стала результатом компромисса между непосредственным окружением виновницы торжества и телевизионным начальством. Так что в ней соединились, помимо неизбежных, как погода, Кобзона и Чеханкова, с одной стороны, Соткилава, Сербина и проект "Тенора 21 века", а с другой - Диана Арбенина, Татьяна Буланова, Александр Ф.Скляр, Анжелика Варум... Арбенина пела "Снегопад, снегопад" в безобразном, уродующим ее и без того нескладное тело декольте (но если женщина просит - то пожалуйста), Варум - милую, но невзрачную песенку живьем под рояль, Ренат Ибрагимов, позорище на старости лет - "Баядеру" под фанеру, Скляр - что-то из репертуара Петра Лещенко.

Под занавес первого отделения, прежде чем еще раз перезаписать для телеверсии номер Карины Сербиной, попросили спеть прямо из ложи все-таки и Саму. Аккомпаниаторам Баяновой, Фридману и Аптекману, несладко было и прежде, но в такой обстановке я Фридману уж точно не позавидовал бы. Баянова, правда, на протяжении двух часов и в самом деле рвалась петь, но дорвавшись, вдруг закапризничала. Сначала не хотела брать микрофон ни в какую. Потом согласилась на микрофон, завела "Ни о чем не жалею" Пиаф под фортепиано, но уже в первых двух строчках запуталась, попробовала куда-то вырулить и сбилась окончательно, бросила. Тут бы и отпустить душу на покаяние. Но телеверсия не ждет, и Кобзон, только что не светя лампой в в лицо, то ласками, то сказками, то по возможности настоятельно продолжал упрашивать Баянову петь, практически как Коля Басков, когда изображает Призрак Оперы: синг, синг фо ми! То есть Кобзон, конечно, не так говорил, он по привычке ссылался на авторитеты: "Помните, я проводил юбилей Изабеллы Юрьевой? Ей было сто, но она не ломалась!" По счастью на Баянову нашло минутное просветление и она смогла изобразить "Опавшие листья", опять-таки по-французски. В довольно странном, правда, варианте - повторив три раза одно и то же, как заевшая пластинка с очень небольшим количеством и скоростью оборотов. Но при этом - вот где класс, школа и настоящий природный дар - несмотря на все трудности с памятью, объективно обусловленные возрастом - чистым голосом, безупречной интонацией и без единой фальшивой ноты. Чего мне и требовалось, потому что дожить до 100-летнего юбилея Баяновой у меня никаких шансов нет.

В антракте я ушел, убежал на фуршет в Дом актера, где престарелые потомки Бахрушина распихивали по своим старушачьим сумкам бутерброды с колбасой, а в толпе, с которой я вместе потом шел по Арбату к метро, всерьез обсуждали, не зайти ли в гости к Марианне Вертинской. А у Баяновой и юбилейного банкета даже не было - гости еле-еле досидели до финала концерта, который, как мне рассказали потом по телефону, закончился в четверть первого ночи.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments