Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

маленькие радости (Песенка о счастье - remix)

Кто о чем: лысый - о расческе, вшивый - о бане, рыба - о зонтике; а я вот опять о счастье. Точнее, о его отсутствии.

На одном курсе со мной...

Скажу даже больше -

в одной группе со мной, учился мальчик - маленький, страшненький, туповатый.

Его никто не любил и все над ним смеялись.



Не то чтобы мой герой был отмечен печатью зла - но все ему как-то не везло по жизни. Учился он старательно, не прогуливал занятия, читал всю рекомендованную литературу - но постоянно делал ошибки, материал не понимал и регулярно получал плохие оценки и незачеты. Преподаватели не воспринимали его всерьез. Он был единственным из 120 человек курса, кто не пропустил за два семестра ни одной пары по синтаксису современного русского языка, которые вел наш декан. И единственным, кому декан на итоговых экзаменах по синтаксису поставил "двойку".

Отец-алкаголик маму мальчика к моменту действия нашего рассказа давно бросил. Мама работала воспитательницей в детском саду, была дамой не слишком образованной, но нрава крутого, и сына держала в ежовых рукавицах.

Характера он был неприятного. Когда у него появлялись деньги, он старался не попадаться на глаза общественности, а покупал на лотке пирожки и поедал их, прячась  в труднодоступных местах. Но во всех остальных случаях он проявлял себя очень общительным человеком - отделаться от него не мог даже такой трамвайный хам, как я. Не помогали ни оскорбления, ни насмешки, ни вежливые просьбы "отъебаться". Он  любил шутить. Правда, на собственные шутки у него не хватало остроумия, и он воспроизводил чужие. Память у него тоже была не ахти, а потому повторял он остроумные фразы обычно сразу после того, как автор их произносил. Повторял, как правило, неоднократно - до тех пор, пока окружающие не гнали его от себя в шею.

Он безумно боялся попасть в армию. Хотя одного взгляда на него самым что ни на есть невооруженным взглядом было достаточно, чтобы понять: ему даже во время войны бревна носить не доверили бы. Однако страх перед военной службой стал для него навязчивой идеей и он постоянно рассматривал и обсуждал со всеми и каждым самые разнообразные варианты уклонения от мужского долга: от поступления в аспирантуру до распределения в сельскую школу, спешной женитьбы и рождения двоих детей.

Кстати, о женитьбе и детях - нашего героя даже очень лояльные к человеческим слабостям товарищи называли пидором. Называли в глаза, потому что оскорблять его публично считалось на нашем филологическом факультете, а особенно в нашей "культурологической" группе,  хорошим тоном. Подозрения в гомосексуальности он с демонстративным возмущением отвергал, и делал это хоть и не очень уверенно (он вообще в этой жизни не был ни в чем уверен), но, кажется искренне. Поскольку проверить свою сексуальную дееспособность на практике к 22 годам у него возможности не было.

Чуть не забыл. Фамилия у нашего героя была тоже соответствующая - Чуркин.

Так вот.

Однажды мне, уже тогда сожалевшему о факте собственного рождения, захотелось спросить у него. Как он может ТАК жить? Разве можно ТАК жить? Разве С Т О И Т  ТАК жить? Потому что даже мне, всю жизнь терпевшему физическую боль, переносившему оскорбления, существовавшему в нищете и изначально без каких-либо перспектив (то, что моя жизнь не закончилась в больнице годам к 10, до сих пор не имеет рациональных объяснений), было очевидно: ТАК жить нельзя. И НЕ НАДО.

И я спросил.

И он ответил.

Когда он ушел, я заплакал.

"Понимаешь ли, Славик.. - сказал мне Чуркин (он всегда начинал речь со слов "Понимаешь ли..." и всегда называл меня Славик, потому что так разрешалось звать меня только тем немногим, кого я считал своими друзьями, и он об этом знал).

"Понимаешь ли...

А у Чуркина как раз тогда высыпали прыщи по всей морде, и выглядел он еще страшнее, чем обычно. Всем встречным-поперечным, даже тем, кого видел в первый раз, Чуркин рассказывал, что у него подозревали чесотку, но он с диагнозом не согласен.

"Понимаешь ли, Славик...

Чуркин рассказал, что жизнь его и в самом деле не сахар. Что секса у него в его 22 года ни разу не было - только онанизм. Что он очень старается учиться хорошо - но не получается. Что мама у него строгая. И что человек он, Чуркин, очень несчастливый.

"Но зато через три месяца  - сказал мне Чуркин - у меня день рождения, и тогда мне купят торт, и даже не один, а два разных, и от каждого мама разрешит попробовать по кусочку".

ДАЛЕЕ ЧИТАТЕЛЮ НА ВЫБОР ДВА ВАРИАНТА ОКОНЧАНИЯ ТЕКСТА - БОЛЕЕ ЖЕСТКАЯ "МУЖСКАЯ" ВЕРСИЯ И БОЛЕЕ СДЕРЖАННАЯ "ЖЕНСКАЯ"

"МУЖСКАЯ" ВЕРСИЯ
"Понимаешь ли..."

Хоть убейте - не понимаю. Ну не понимаю я этого. Я, сколько себя помню, жалею о том, что на свет родился. Хотя в моей биографии объективных поводов для радости, пожалуй, было несколько больше, чем в его. Но если бы я оказался в такой ситуации, как он - я бы не стал ждать три месяца. И 22 года я бы ждать не стал - хоть каждый день меня тортом корми. Я бы пошел и повесился, перед этим спустив чертов торт в унитаз.

Чуркинская мудрость так и осталась для меня недоступной.

"ЖЕНСКАЯ ВЕРСИЯ"
"Понимаешь ли..."

Этот разговор состоялся давно. После окончания университета мы ни разу не виделись. До меня доходили слухи, что он поступил в аспирантуру при другом вузе (в нашем его принимать отказались), а чтобы подстраховаться перед новым начальством, пошел работать за 120 рублей в месяц лаборантом при кафедре. Впоследствии вроде бы даже защитился. В армию его не призвали. Ехать в деревню учительствовать не пришлось.

О чем это я?

Ну да - о счастье.

Понимаете ли...

Несколько дней назад подруга заходила в гости. Пару рабочих вопросов решить, ну и водки заодно выпить. Принесла торт. Мы с ней съели по куску, а большая часть торта (он здоровый, с шоколадным кремом и вишенками внутри) осталась. Никак не могу заставить себя доесть.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments