Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

Нам попугай грозил загадочно: "Продавец птиц" К.Целлера, Театр музкомедии, СПб, реж. Ю.Александров

Те, кто прибежал на второе действие из ЦИМа с "Медеи" ташкентского театра "Старая мечеть", источали восторг. Но я-то думал, что питерский "Продавец птиц" - и в самом деле достоин того, чтобы смотреть его с начала, а не с середины, как мне и рассказывали, в частности, paporotnik, видевший спектакль в Петербурге на его "родной сцене". Не знаю, может там он как-то иначе выглядит и звучит - в чем, впрочем, сильно сомневаюсь. А по тому, что предъявили в Москве, просто невозможно понять, что в этой постановке хорошего и для чего ее надо было тащить сюда - в Москве такого говна хватает своего.

Художник Вячеслав Окунев как будто стремился по максимуму освоить сценическое пространство (а также, вероятно, и бюджет) - выстроил громоздкую декорацию, стеклянную полусферу на металлическом каркасе в виде птичьей клетки, намекая, видимо, что весь мир - клетка, и люди в ней - птицы. Главный герой - тирольский паренек Адам, а Тироль, насколько я понимаю, находится в Центральной Европе, но судя по флоре и фауне, которой оформлена сцена, в частности, по количеству ядовито-разноцветных какаду, развешанных под куполом декорации-клетки, действие спектакля разворачивается намного ближе к экватору. Впрочем, это, наверное, по меркам опереточной условности, мелочи. Как и то, что поселяне и поселянки разряжены в пух и прах похлеще герцогского двора - неудивительно, что фрейлины герцогини во главе с ней самой с такой легкостью и охотой переодеваются в крестьянок.

Юрий Александров, у которого патологический проблемы со вкусом и чувством меры, даже когда он работает в своем основном, оперном жанре, в оперетте просто срывается с цепи. Либретто "Продавца птиц" на режиссерский экстремизм не провоцирует - нормальная такая дурацкая интрига: в ожидании герцога, приезжающего поохотиться, старый барон получает общинные деньги, которые намерен потратить "нецелевым" образом, а для этого его племянник Станислав выдает себя за высокого гостя, попутно пытаясь охмурить почтальоншу Кристину, просватанную за продавца птиц Адама. Попытка адаптировать милую старомодную оперетту к потребностям современного зрителя по большей части сводится к пошлым и вторичным шуткам про шекели и евро (в лучшем случае). Либо к довольно странным решениям вроде того, что ученые, которые принимают у Адама экзамен на чин (герою предложен пост смотрителя зверинца), превращены постановщиком в старых клоунов-электроников, подключенных через розетку к трансформаторной будке на колесиках, а старый барон беседует с Богом по мобильнику. Для полноты картины Александров, как это вообще свойственно питерским интеллигентам, большой любитель показать свою нон-конформистскую "заточку" (по какому случаю он, говорят, даже в "Пиковой даме" выводил на сцену Сталина), то и дело вставляет в реплики обитателей полузабытой австро-венгерской империи что-нибудь про электорат, инфляцию, а под конец вкладывает в уста герцога фразу: "Народонаселение в летаргической благонадежности, верной дорогой идете!" - полагая, видимо, что это очень смело и остроумно. Зато в финале для пущей поэтичности после того, как персонажи спародировали классический балет и сплясали вприсядку, в зал запускают живых голубей.

Правда, после опереточного православия екатеринбургской "Екатерины Великой" с баней, балалайкой, ладаном и канканом, питерский "Продавец птиц" пожалуй еще не самый выдающийся образец музыкально-театральной безвкусицы. И как ни печально, главная проблема "Продавца птиц" - не режиссура, а артисты. Это просто катастрофа. Чего стоит один только Валерий Никитенко в роли старого барона - артист из полумертвого акимовского театра, он и сам - полумертвый маразматик, безбожно путающий текст диалогов и забывающий куплеты прямо по ходу. Излишне говорить, что оркестра он не слышит вовсе - тем более, что его партнеры по сцене не слышат тоже. Оркестр, кстати, по опереточным меркам играл довольно сносно - но сам по себе, а артисты пели, не обращая внимания ни на дирижера (которого почему-то заменили в последний момент), ни друг на друга. Но "пели" - это громко сказано. То, что творила Светлана Лугова в роли герцогини, при всем желании невозможно назвать пением. Карина Чепурнова (Кристина) - поголосистее, да и помоложе, но фальшивила жутко. Про вокал Марины Улановой (Аделаиды) тем более не приходится рассуждать, поскольку у нее такие проблемы с дикцией, что как она поет уже все равно. Но не будем ругать ее за это - мало ли, женщина немолодая, может, ей новая вставная челюсть жмет, а мы хотим, чтобы она четко слова выговаривала. Больше всего меня убивает другое.

Главного героя - Адама - играет Дмитрий Даниленко, всего лишь простой артист, без званий и наград, но невероятного обаяния, подвижный, пластичный, с очень неплохим, а на общем фоне так просто замечательным вокалом. Хитовую песенку "Мой любимый старый дед" он, правда, под конец запорол, дав на последней высокой ноте жуткого "петуха", но роль выстроена, сыграна на отлично и это действительно полноценная работа в синтетическом, как предполагается, жанре. Так вот - на "Золотую маску" выдвинут вовсе не Даниленко, а уже получавший не так давно ту же премию Иван Корытов, играющий молодого барона Станислава (актерски он неплох, но совершенно безголосый и, конечно, не идет ни в какое сравнение с Даниленко). Вот такая музыкальная комедия.

А Даниленко не я один заценил - Гориболь Чеханкову в антракте: "Федь, как тебе молодой птицелов?"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments