Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Болеро", "Дождь", Киев-Модерн балет, хореограф Раду Поклитару

В рекламной листовке Поклитару пишет, что его разлука с Москвой-балетной длилась больше четырех лет, хотя не совсем понятно, что он имеет в виду: если оригинальные постановки - то "разлука" продолжается, а если гастроли - то его "Лебедя" показывали в рамках гала-концерта Мариинского балета год назад, и "Палата № 6" еще какое-то время шла в репертуаре Большого, когда "Ромео и Джульетту" уже сняли. Но какого-то особого ажиотажа вокруг "долгожданной встречи" не наблюдалось - даже записной тамада Михаил Ефимович Швыдкой дважды назвал его со сцены "Политкару" - наподобие какой-то странной советской аббревиатуры. Но мне несмотря ни на что нравится то, что Поклитару делает, хотя не надо быть специалистом, чтобы заметить - в основном он использует элементы, освоенные отработанные не только современным "академическим", но и эстрадным танцем, и даже цирком. В чем Поклитару не откажешь - это во внятности замысла, который легко поддается изложению в текстовом пересказе. Плюс это или минус - вопрос отдельный, но на фоне распространенного уклона многозначительность, зачастую ложную, простота концепций и хореографии Поклитару может показаться приятной, а обвинения в "самодеятельном уровне" все равно неуместны, поскольку в его танцах присутствуют движения технически и физически сложные для исполнения - в "Дожде", например, солистка, обхватив двумя ногами ногу лежащего на спине партнера, зависает над ним всем корпусом, не соприкасаясь телами. Какая уж тут "самодеятельность", если для кордебалета академических московских театров ровно стоять на одной ноге - давно уже проблема.

"Болеро" при всей "абстрактности" - вообще практически "сюжетный" балет. Изначально задается конфликт - уникальное индивидуальное "Я" и аморфное многоногое и многоголовое "Оно". Я представлено похожим на пришельца-гуманоида солистом с наголо обритой головой в стрингах телесного цвета (это уж как водится), движения которого точно повторяют ритм, заданный партитурой Равеля; Оно - хаотично колышашейся, но при этом даже дышащей в унисон толпой, буквально "связанных одной цепью", точнее, рукавами черных одежд. Постепенно один за другим персонажи из этой черной массы вываливаются из своих "смирительных рубашек", и оставшись в обтягивающих белых трико, обретают собственную пластическую партию. Но ненадолго - чем дальше редеет "черная туча" и ширятся ряды "белых", тем больше среди последних проявляется той же агрессии, и того же хаоса, а если выстраивается порядок - то все ориентируются на одного и порядок опять-таки один на всех. Хотя режиссерская мысль тут еще короче, чем музыкальная основа 18-минутного спектакля, смотрится действо эффектно и после заключительного равелевского аккорда теперь уже "белая масса" синхронно воспроизводит ритм "Болеро".

"Дождь", как заявляет сам постановщик, возник на основе прикладной задачи - необходимости иметь в репертуаре хореографические миниатюры. Но как раз целостность представления вызывает гораздо меньше вопросов, чем собственно пластический язык, его оригинальность и самоценность. Спектакль идет под музыку преимущественно этническую, хотя один из номеров поставлен на "Вальс на тысячу тактов" Бреля, причем отдельные фрагменты, дуэты и трио, скрепляются танцем кордебалета под прелюдии и фуги Баха. Парубки, по большей части в картузах, и дивчины, в платьях, фасон которых можно в общем определить формулой "мамино выходное", вступают в некие отношения и разыгрывают сценки, в которых, как и в "Болеро" без особого труда прочитывается микро-сюжет. Женщина собирает чемодан и провожает мужчину на вокзал, как будто навсегда, но он возвращается, однако потом все-таки уходит. Двое мужчин и женщина - один из них в рубашки и пиджаке, другой в майке и брюках на подтяжках, но "интеллигент" и "пролетарий" одинаково остаются ни с чем... - миниатюры крайне непритязательные. Есть и сольный танец, исполняемый под зажигательную песенку на идиш тем же солистом, что в "Болеро" выходил в начале воплощением индивидуального Я. Самый технически эффектный - наверное, дуэт на песню "На улице дождик", это там можно наблюдать описанное выше "упражнение" (поддержки ногами - вообще излюбленный элемент Поклитару). В начале все персонажи "Дождя" выходили из кулис навстречу друг другу и наталкивались, как слепые. В финале они выходят с белыми зонтиками, которые тоже используют скорее в качестве трости для слепых, но когда раскрывают их над собой и переворачивают тростью вверх, в их "чашечки" сыплется что-то вроде зерна.

Сказать, что есть в этих двух постановках нечто невиданное и небывалое - точно преувеличение. Начиная с концепции (герой-протагонист, противостоящий нерасчлененной толпе - это общее место для хореографии 20 века, и не только перворазрядной - стародавний "Реквием" Эйфмана очень похож не только концептуально, но и структурно на "Болеро" Поклитару) и заканчивая использованием в качестве музыкальной основы "Болеро", Бреля, Баха и этники. Но смотрится "Киев-Модер балет" достойно - как говорит сам Поклитару, "это театр очень молодых людей, молодых тел, молодых глаз", добавить к этому, что большинство - без профессиональной балетной подготовки. Зрелище - налицо. Новые формы и новые идеи - как-нибудь в другой раз.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments