Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Операция "Валькирия" реж. Брайан Сингер

Гитлер в фильме говорит, желая сделать комплимент поправкам Штауффенберга к плану "Валькирия", что национал-социализм нельзя понять, не понимая Вагнера. Но именно это попытались сделать создатели фильма, которые о нацизме судят через призму даже не "Кабаре" Боба Фосса, а "Звуков музыки". У них, правда, хватает совести (а скорее - не хватает смелости) не врать два часа кряду, будто заговорщики, пытавшиеся летом 1944 года убить Гитлера и сместить нацистскую верхушку, спасали Европу, цивилизацию и евреев, а не себя и нацизм, и в этом смысле упрекать "Операцию "Валькирия" в антиисторизме бессмысленно, тем более, что искусство всегда имеет дело не с историей, а с мифологией. Но тот мифологический контекст, в который они рассказ о событиях июля 1944 года помещают, не только вопиюще антиисторичен, он входит в непримиримое противоречие с самой мифологией нацизма - а это важно еще и потому, что в название вынесен мифологический образ. Начинается фильм с того, что главный герой, которого играет Том Круз, делает в своем дневнике запись о преступлениях нацистов, об уничтожении евреев, о насилии над гражданским населением - то есть предъявляет заочно обвинение Гитлеру не как офицер вермахта (который, вообще-то, 11 лет служил режиму, оставаясь верным присяге, и только после этого его инсайт шарахнул), а как современный западный интеллигент-либерал, осуждающий какого-нибудь Караджича или Хуссейна. В финале же фильма воспроизводится посвящение германскому сопротивлению. То есть заговор кучки высших нацистских офицеров против Гитлера приравнен к акции сопротивления, а сами заговорщики, таким образом, объявляются - так, во всяком случае, подразумевается в контексте мифологии картины - антифашистами-подпольщиками. Не так важно, насколько все это соответствует "реальным событиям" - хотя в этом смысле "Семнадцать мгновений весны" и те более достоверны. Важно, что разговор полностью переводится в план второсортного политического боевика, где "плохому" Гитлеру противостоят "хорошие" мятежники. Боевика, действительно, достаточно крепко сделанного, если говорить о том, что фильм неплохо выстроен и держит, по меньшей мере на втором часу действия, зрителя в напряжении. Но сама суть такого явления, как нацизм, остается вне поля зрения. Хотя если уж возвращаться к фактам покушений на Гитлера - то именно в таком ключе, что заговорщики пытались спасти от Гитлера в первую очередь идеологию нацизма, уже затем - Германию, и в последнюю очередь - Европу, причем Европу они в данном случае - в 1944 году - спасали от русского вторжения и англо-американских бомбардировок, ну а уж о гражданском населении оккупированных территорий они и вовсе не думали, не говоря уже о евреях. И если смотреть на эти факты объективно - то в случае, когда бы мятеж июля 1944 года (вкратце замысел заговорщиков, изложенный в картине, таков: убить Гитлера и ввести в действие план "Валькирия", как если бы это эсесовцы подняли мятеж и попытались захватить власть, а настоящие заговорщики выступили бы - номинально от имени партии и рейха - защитниками существующего строя) не провалился, нацизм получил бы шанс на выживание, со всеми столь неприятными для западного либерала явлениями, как концлагеря, геноцид и проч., так что сам по себе героизм персонажей фильма с учетом возможных перспектив их успеха выглядит весьма сомнительным, а успех этот не приблизил бы, но отодвинул, если бы не поставил под сомнение неизбежное поражение фашистской Германии и, соответственно, крах нацистской идеологии.

А между тем нацизм в его ортодоксальном варианте - идеология невероятной красоты и силы, с необычайно развитой эстетической традицией, помимо всего прочего, - иначе не стоило бы и речь о нем снова и снова заводить, если бы суть национал-социалистической идеологии ограничивалась лишь суходрочкой на портреты фюрера и истреблением евреев. То, что могли предложить заговорщики взамен гитлеровского нацизма - это "нацизм с человеческим лицом". И снимая про них кино, важно было бы дать понять, что дело не персонально в полоумном фюрере, и не в Геббельсе, который на всякий случай каждый раз сует за щеку ампулу с ядом (Геббельс в фильме вообще выглядит полуопереточным персонажем), и не в зверствах СС, а в том, что любая преступная, античеловеческая, антихристианская идеология не может быть "с человеческим лицом", что не может быть иного, менее отталкивающего нацизма, чем гитлеровский, как не может быть православия без мракобесия и насилия над свободой совести, ислама без терроризма или марксистского социализма без нищеты и тотального взаимодоносительства. В "Операции "Валькирия" же представлен некий альтернативный, умеренный, приемлемый и в силу трагического исхода заговора героизированный вариант нацизма - постольку, поскольку все объявленные героями сопротивления персонажи фильма являются нацистами, и отнюдь не рядовыми. И этот вариант объявлен спасительным для европейской цивилизации. Конечно, сегодня, на фоне исламской и православной экспансии нацизм может показаться сравнительно безвредным, а то и в самом деле приемлемым идеологическим противовесом тем формам людоедства, к которым уже сейчас либеральные демократии Запада относятся со слепой терпимостью, упорно не желая увидеть в них безусловное зло, как в свое время не желали трезво взглянуть на нацизм, проводя политику "умиротворения". А чем неизменно заканчивается стремление любой ценой сохранить мир с людоедами? Вот главный урок, который западная цивилизация, и это ясно на примере "Операции "Валькирия", из Второй мировой войны так и не усвоила.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments