Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Обитаемый остров" реж. Ф.Бондарчук

Как я понимаю, фильм практически никому не нравится, причем претензии к нему предъявляются со всех сторон и иногда совсем уж чудные, вроде обнаруженного мной накануне в одном кино-коммьюнити заявления питерских (что характерно!) коммунистов:

http://www.kplo.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=738&Itemid=5

Что вполне естественно, поскольку если говорить о нем как о "кино", то Бондарчук снял поделку фантастически бездарную, и меньше всего меня в ней смущают хлипкие декорации, операторская претенциозность или убогая компьютерная графика. Феномен "Обитаемого острова" интересен совершенно в другом аспекте: за него Бондарчука неожиданно полюбила, охотно закрыв глаза на "отдельные недостатки", русская интеллигенция, увидев в картине смелую сатиру на "кровавый путинский режим". Представляю, как посмеивается над безмозглыми интеллигентами Федор Сергеевич (ну да ничего, подсчитает кассовые сборы - будет не до смеха). Однако даже здравомыслящий обычно Дмитрий Быков аж за два месяца до премьеры разродился в "Огоньке" таким панегириком, что я, грешным делом, подумал, а не вошел ли он с членом политсовета "Молодой гвардии" (или как там ихний коммуно-православный гитлерюгенд назыается) в долю. Помимо всех прочих, чисто художественных достоинств произведения (а Быков помимо идеологической прозорливости и гражданской смелости режиссера обнаружил в "Обитаемом острове" и замечательные технические решения, и точные актерские попадания) в огоньковской статье особо оговаривалось, что в истории кино это первая адекватная экранизация Стругацких. Мол, помимо откровенных провалов типа советско-германского "Трудно быть богом" или еще более раннего "Отеля "У погибшего альпиниста", даже такие "шедевры", как "Сталкер" Тарковского, адекватными первоисточнику считаться не могут, так что Бондарчук в этом смысле и самого Тарковского обошел. Я не берусь судить, насколько это утверждение справедливо по факту. Но по моим субъективным ощущениям Бондарчуку действительно удалось в полной мере уловить и передать стругацкий душок, как до сих пор не удавалось никому.

Это достижение с Бондарчуком по праву должен разделить исполнитель главной роли Василий Степанов. Если верить титрам, подбором актеров занимался Павел Каплевич - и подбирал, надо полагать, на свой вкус, но по счастливой для поклонников Стругацких случайности, не ошибся. Герой Степанова - абсолютное воплощение стругацкого идеала: огнеликий и ангелоподобный советский интеллигент с русским именем и еврейской фамилией, несущий через мрачные космические дебри чувашской топонимики далекий отблеск европейского либерализма. Чтобы отблеск получился чуть ярче, Степанова стараются как можно меньше одевать и как можно больше раздевать: в своем космическом коробле он летит в белой маечке-безрукавочке, в ней же, почти незапачканной при крушении, долго ходит по чужой планете, затем, ненадолго сменив московский мини-прикид на закрытую гвардейскую форму, снова возвращается к уже другого, еще более открытого фасона маечке, без перерыва демонстрирует, в том числе и во время занятий физкультурой на пару с полуобнаженным персонажем Петра Федорова, накачанные плечи, и даже на фото в корабле до крушения предстает в пляжном виде, в одних плавках. Столь же прекрасен герой Степанова и лицом - про таких одна героиня Островского говорила: "к кому - бедокур, а к нам - белокур"; отбеленные зубы, кожа, какой позавидовали бы фотомодели (вот где чудеса фитнеса, косметологии и цветокоррекции, на них, видимо, и ушел весь бюджет - на боевую инопланетную технику уже не осталось, пришлось строить из подручных жестянок); зрачки глаз - как будто артиста весь съемочный период пичкали препаратами с повышенным содержанием синтетического кофеина; но главное, конечно, несходящая с лица улыбка добродушного дебила. Я уж не говорю про то, что разговаривает Василий Степанов голосом Максима Матвеева - это придает и без того слащавому чуду-юду полное сходство с заводной куклой.

Но, кстати, языческий культ сильного и гладкого мужского тела - характернейшей признак тоталитарной эстетики, нацистской ли, советской ли, или вот как сейчас, новорусской. Хорошо что товарищи интеллигенты дареному коню в зубы не смотрят, они, благо и литературный первоисточник знают на зубок, ловят в изображении фашистских будней планеты Саракш каждый намек на сходство с современной российской ситуацией. И если все они радуются так, как Дмитрий Быков, то члена политсовета "Молодой гвардии" Федора Бондарчука можно и в самом деле поздравить с крупной художественной победой. Вот только - и это мне в разговоре о фильме представляется самым важным - режиссер как раз старательно избегает параллелей между государством т.н. "неизвестных отцов" и пресловутым "кровавым путинским режимом", под гнетом которого стонет от имени народа русская интеллигенция (народ под ним тоже стонет - но исключительно от наслаждения, однако интеллигент в силу своей природной умственной ограниченности понять не в состоянии и пребывает в святой уверенности, будто стонет с народом в унисон). И если сходство с современной российской действительностью все же обнаруживается, то заслуга в том не режиссера Бондарчука, а современной российской действительности: подлое августовское нападение на Грузию - просто подарок для тех, кто ожидал от Бондарчука анти-путинского кинопамфлета, однако ж сам Бондарчук на такой "удачный" поворот событий явно не рассчитывал, так что, как говорится, "все герои вымышленные, возможные совпадения случайны". Этак можно и в эпизодах совещания "неизвестных отцов" (кстати, это самые прилично сыгранные сцены и роли) усмотреть пародию на "12" Никиты Михалкова, что тоже, разумеется, оптический обман, просто у родственных режиссерских душ, что, как и на каком материале они бы не делали, в любом случае, как в известном советском анекдоте, всегда получается автомат Калашникова. Самоиронии Федору Сергеевичу хватило лишь на то, чтобы посадить в инопланетный телевизор читать пропагандитские новости Даниила Спиваковского и (!) Елену Морозову. Впрочем, могло быть еще хуже. От героя киноэкранизации Стругацких по привычке только того и ждешь, что он, застыв в медитативной позе и закатив глаза, начнет с блаженной улыбкой декламировать что-нибудь типа "вот и лето прошло, словно и не бывало..." - а этот еще хотя бы дерется и стреляет, не только юродствует и лыбится.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments