Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

фестиваль молодой драматургии "Любимовка" в Театре.Doc

Послушать обсуждения - что ни пьеса, то шедевр. Во всяком случае, неизменно находятся комплименты даже для опусов, которые слова доброго не заслужили. Здорово, конечно, что всего лишь читки новых пьес вызывают ажиотажный интерес - театр.Док набивается под завязку. Но сами пьесы на меня действуют угнетающе.

Главное разочарование - "Придурок на заднем плане" Донатаса Грудовича. Он интересен как актер (но только как театральный - в кино он жутко фальшив), да и как персонаж около-новодрамовской тусовки, но драматург из него никакой. "Придурок на заднем плане" - дешевая, нудная, затянутая "психоделика", с претензиями на откровение, но ничего не открывающая и вообще ничего внятно не сообщающая. Угнетает и злоупотребление матом - ничего не имею против мата как выразительного средства, но если так дальше пойдет, так называемая "ненормативная лексика" от столь частого использования скоро утратит эмоциональную окраску и перестанет работать. А другими средствами большинство авторов пользоваться пока не научились.

В "Жизнь удалась" Павла Пряжко герои - две одноклассницы, их физрук, который трахает обоих, и его брат, который трахает одну из них и хочет на ней женится, не зная, что она спит с его братом, а также и со своей подругой - матерятся всю дорогу: в начале, когда напиваются вусмерть, потом, на свадьбе; далее - во сне жениха, отключившегося со спущенными штанами на унитазе и уронившем туда все подаренные на бракосочетани деньги (если я правильно уловил суть, почти все основное действие происходит в пьяном бреду персонажа, но может, и наяву - явь тут не лучше бреда) и потом, после того, как подруга сообщит, что через три месяца молодожены развелись и теперь они все вместе просто тусуются, умиляясь приблудному котенку и не придавая значения незадавшеся семейной жизни. В основной части герои переживают массу приключений - пьяный жених задирает водителя маршрутки, их выгоняют из машины, брат жениха трахает новобрачную под деревом, а выгуливающая собачку бабушка желает им счастливого будущего.

Собственно, главный посыл большинства пьес, независимо от их формы и жанра - будущего нет. Его нет ни у семьи Соколовых из пьесы "Соколы", живущей где-то между Казахстаном и Узбекистаном, ни у семьи Ханана (фамилие такой) и русской вроде бы деревни. Соколовы собачатся друг с другом, увечная бабушка гадит под себя, а сын выливает себе на голову кипяток. Ханана ждут одного из сыновей из тюрьмы, а когда тот приходит, то другой сын его задирает, в результате ссоры брат-уголовник пытается застрелить брата-алкоголика, которого чтение Достоевского делает агрессивным и родня прячется от него в сарае, а любовник матери, живущий вместе с ними (законный супруг Ханана - умственно отсталый) уголовника-убивает, соседка, чьей-дочери Ханана-алкоголик сделал ребенка, за что другие ее ухажеры его отделали, пытается шантажировать, и все завершается тем, что к Ханана вламываются подельники убитого уголовника-сына, которых он кинул, и устраивают побоище. Перед которых Ханана успевают поговорить, как водится в русских пьесах, о Боге и смысле жизни.

Вообще чернуха и матершина в сочетании с библейско-мифологическими аллюзиями и прочей "духовностью" - а одно с другим сочетается неважно - фирменный стиль новорусской драматургии. Не иначе говорить по-русски о смысле жизни можно только матом. Но меня мат, звучащий со сцены, не шокирует. Меня только удивляет, насколько среда, в которой эта драматургия имеет хождение и пользуется немалым успехом, остается при всем "либеральном" и "западническом" настрое косной, снобской, по-интеллигентски ограниченной. Два самых характерных персонажа "любимовской" тусовки - Ольга Михайлова и Валерия Гай Германика. Первая - особа того же плана, что и Алла Гербер, чуть-чуть разве что поприличнее (просто Алла Гербер уникальна и равных ей не существует), и когда я таких наблюдаю, только диву даюсь, до какой степени реакционны на самом деле "прогрессивные" интеллигенты. А вторая - полувменяемое существо, вызывающее лично у меня просто физическое отвращение (еще большее, чем ее "фильмы"), из той породы, что не представляют, как может что-то существовать не для них персонально, не с ними на первых ролях, и ведущих себя соответствующим образом: как "королевы бала" в любой ситуации.

При этом кое-что на "Любимовке" меня по-настоящему порадовало. Приятно удивил Михаил Угаров - не люблю его как драматурга и в особенности как режиссера, но дискуссии он вел достойно и сам говорил небезынтересные вещи. Открытием на фестивале драматургии для меня стал... актер - Егор Атаманцев: вот "герой", который необходим современному театру, не гламурный красавец, но и не образцовый урод, талантливый, вменяемый, и главное, по-настоящему увлеченный делом - Атаманцев был единственным, и сами драматурги не исключение, кто даже на читках знал текст своей роли практически наизусть. Юлия Чебакова из МХТ, участвовавшая в читке "Жизнь удалась" Пряжко, поразила, насколько легко она входит в любой материал (у себя в театре она имеет дело совсем с другими текстами).

Конечно, выделялась пьеса Клавдиева - он вообще, по моему мнению, самый талантливый из авторов, имеющих отношение к "Новой драме" (как Руслан Маликов - самый интересный режиссер этого направления). "Собаки якудза" - по жанру "анимэ-пьеса". Сюжетно она строится на мотивах, отчасти осознанно, отчасти бессознательно заимствованных из японских боевиков и американских вестернов. Но основная ассоциация - с сергиенковским "Прощай, овраг", поскольку герой - ирландский сеттер Свен, выброшенный хозяином в парке и вынужденный ради собственного выживания стравливать две враждующие собачьи группировки. Попутно он подружится с кошкой, создат пару с таксой и приобретет уважение собаки-знахаря, философа-буддиста по имени Дед Собак. Очень хотелось бы, чтобы пьеса Клавдиева вытеснила бы "Собак" Сергиенко с их совково-интеллигентским пафосом, пригодным разве что для студии Спесивцева - от них уже лет двадцать не продохнуть. Забавно, но Клавдиев говорит, что никогда о пьесе Сергиенко не слышал. Так или иначе "Собаки якудза" от "Прощай, овраг", отличаются очень выгодно - наличием иронии, динамизмом и отсутствием учительско-назидательного подтекста.

На фоне пьесы Клавдиева совсем уж бледный вид имел "Шедевр" Родиона Белецкого. Этого автора ставили тогда, когда "новую драму" и вообще современную пьесу не ставил никто, ставят и сегодня - но в провинции, там опусы Белецкого востребованы (не так давно я видел его "Фанаток" в версии Волгоградского молодежного театра - на фестивале в Таганроге). В них мало действующих лиц, их удобно играть и они типа комедии. Название "Шедевр", конечно, имеет отношение не к качеству пьесы, а к сюжету: два писателя-халтурщика, один из которых увел у другого жену, вынуждены после многолетней ссоры работать вместе - им заказан роман "под Ильфа и Петрова". С ними происходят разные происшествия, заимствованные из "Двенадцати стульев" и "Золотого теленка", а в конце выясняется, что роман предназначен в подарок на день рождения знакомому заказчика, который Ильфа с Петровым обожает. Собственно, цель заказа - и есть главная фишка пьесы. Но она никак не соотносится с ильфо-петровским контекстом, в связи с чем этот контекст и предложенные автором правила игры в "Двенадцать стульев" оказываются приемом чисто формальным, причем не оправданным даже качеством юмора, потому что "Шедевр" - произведение катастрофически не смешное.

Даже документальная драма, хотя я очень скептически отношусь к методике "вербатима" в целом, порадовала больше. Пьеса Курочкина и Маликова "Трейдеры", даже не пьеса пока, а материал для нее, основана на интервью сотрудников биржи и структурирован в форме словаря, толкующего ключевые для трейдеров понятия через прямую речь самих трейдеров. Если социально-критический пафос, старомодный и неуместный уйдет, а авторы сосредоточатся на специфике языка, и не лексики даже, а грамматических структур (а они, судя по предоставленным записям, весьма оригинальные) - может в результате неплохой и веселый спектакль получиться.

С другой документальной пьесы - "Сельское хозяйство" Родионова - я вынужден был уйти, хотя читал ее Александр Родионов на пару с кинорежиссером Борисом Хлебниковым, практически это был черновик спектакля, а не читка: история про фермера, полулегально выращивающего в лесу свиней, рассказывалась с пояснительными рисунками и схемами, хотя впечатление то, что я успел услышать, оставило двойственное: с одной стороны - да, забавно, и вообще интересно, как там свиней выращивают, с другой - как будто в этом было какое-то глумление городских гуманитариев над горе-свиноводом, и хотя свиноводов в принципе и неведомого конкретного в частности мне лично совсем не жалко, позиция драматурга в данном случае выглядит весьма двусмысленной. Еще одна пьеса, с которой я убежал - "Полковник Пилат" Алексея Щербака из Риги - мне показалась просто неинтересной. Может, если бы я дослушал ее до конца, мнение сложилось бы иное, но по началу, где речь шла о некой воинской части в условиях горячей точки и журналистке вроде как из "лояльной" газеты, приехавшей брать интервью, мне стало совсем не интересно, что же будет дальше. Естественно, "Полковник пилат" - это пьеса не документальная, а наоборот, высосанная из пальца.

Из остальных пьес больше других понравились, а правильнее сказать, меньше других не понравились "Соколы" Печейкина. Хотя нагнетать в течение долгого времени ситуацию одними и теми же приемами, повторяя их по многу раз, я считаю необязательным и из пьесы легко можно выкинуть две трети текста, оставив только начало, из которого уже целиком ясен весь расклад, и финал, где становится ясно, к чему автор клонит, ну и что-нибудь из серединки, "для количства". Но, по крайней мере, Печейкин владеет диалогом, умело играет на контрасте смешного и страшного. "Соколов" на обсуждении даже сравнивали с пьесами обэриутов - но это слишком. Сам Печейкин вообще считает свое произведение "реалистическим". Но на фоне неадекватной самооценки других участников фестиваля (да и кто из разубедит, что они гении? Не Гай Германика уж точно, и не Михайлова) он выделяется очень выгодно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments