Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Дзифт" реж. Явор Гырдев (30-й ММКФ)

Ход с отравлением героя медленно действующим ядом, который убивает постепенно, так что у человека есть определенный срок, чтобы завершить свои земные дела и довести до конца "расследование" давно минувших событий - типичен для криминальных фильмов Голливуда (взять хотя бы известный "Мертв по прибытии"). Явор Гырдев, точнее, Владислав Тодоров, автор сценария по собственному роману, используют его скорее в целях стилизации. Черно-белый фильм совершенно очевидно обыгрывает клише "нуара" 40-х годов, переода, когда происходит большая часть действия "Дзифта". Но это только подчеркивает первичный для фильма социально-критический, историко-сатирический план картины. Она начинается с картинки тюремной жизни под "Смуглянку", а завершается панорамой жизни социалистической Болгарии 50-х годов, такой же "тюремной" - под песню про "очи карие": "Хороша страна Болгария, а Россия лучше всех".

Герою еще в детстве дали кличку Моль. В 1940-е годы он и его любовница по кличке Богомолка (герой подарил ей в знак приязни самку жука-богомола) вошли в сговор с более опытным преступником Слизнем, чтобы ограбить ювелира из белогвардейцев-эмигрантов по имени Владивосток. При ограблении ювелир-белогвардеец погиб, а бриллиант, за которым в первую очередь охотились бандиты, куда-то исчез. Хотя Моль не был виновен в убийстве, обвинили его и он провел в тюрьме 15 лет. Вышел уже в социалистической Болгарии, досрочно, за то, что придумал, как доходчивее нести зэкам коммунистическую пропаганду. Вышел с единственной мыслью о сыне, который по словам Богомолки родился уже после ареста Моли и умер до его освобождения. Но далеко от тюрьмы не ушел - Слизню нужен пропавший бриллиант и он не без оснований думает, что Моль камень припрятал. (Это, как следует из финала, действительно так: камень все время находился внутри куска гудрона, который герой использовал в качестве жвачки - именно этот гудрон и называется "дзифт").

Действие постоянно перемещается из 50-х в 40-е и обратно. Герой за кадром комментирует происходящие события - это тоже элемент, заимствованный из "нуарного" эстетического канона. Одна тайна открывается за другой - вплоть до того, что возлюбленная оказывается предательницей и, подобно самке богомола, пожирающего самца во время спаривания, сдает героя Слизню, с которым давно уже живет, придумав историю про никогда не существовавшего сына. Но общее настроение задается не основным сюжетом, а вставными историями, полными абсурдного и черного юмора: вроде того, как сорвавшимся с грузовика листом металла отрезало головы передовым ткачихам, сидевшим в креслах парикмахерской по случаю 8 марта.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment