Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"На семи ветрах", реж. Гудни Халльдоурсдоттир; "Дом темных бабочек", реж. Доме Карукоски (30-й ММКФ)

Два фильма про приюты для трудных подростков, оба в конкурсных программах (исландский "На семи ветрах" - в основном конкурсе, финский "Дом темных бабочек" - в почему-то в "Перспективах", хотя режиссер отнюдь не дебютант), оба "северные" (при том что культурно-исторически Исландия и Финляндия имеют очень мало общего, но географическая и климатическая близость дает о себе знать все равно - и в особенностях сюжета, и в схожем эмоциональном настрое). Так получилось, что оба фильма я смотрел в один день.

"На семи ветрах" - кино современное по языку, хотя большая часть событий разворачивается в 1970-е, но рассказ об этом подается как воспоминание. Взрослая женщина, отбывающая большой срок за убийство отчима, обещает раскрыть тайну исчезновения трех воспитанников приюта, куда и сама была когда-то помещена, в обмен на освобождение из заключения. В результате женщина-судья Верховного суда вынуждена подать в отставку. Далее следует объяснение, что к чему. Оказывается, в молодости судейская дама была хиппушкой и вместе с сожителем, тоже, естественно, хиппи, вопреки воле родителей-буржуа отправилась в исландскую глушь, в 70 км от ближайшей деревни, работать в колонии для подростков с непростой судьбой. Воспитанников в заведении немного - несколько мальчиков-воров, несколько девочек, жертв отцовского насилия, и еще живущий при заведении уже много лет умственно отсталый парень, которого мать прижила от собственного отца, а бабушка так ненавидела, что поселила его вместе с собаками, с которыми он провел первые одиннадцать лет своей жизни, после чего решил, что он животное, превратился в пиромана, а когда в нем проснулось либидо, пошел убивать собак, трахать коров и нападать на воспитателей. Но главная опасность исходит не от поврежденного в уме горе-поджигателя, а от вполне миловидной девочки, которую насиловал отчим, пока мать пила с подругой. Но если проблемы юных персонажей объяснимы их тяжелым прошлым, то ничем не оправданны взгляды и поступки "воспитателей". Собственно, под пристальным вниманием оказываются именно они (фильм, кстати, для режиссера автобиографический). Эти хиппари, как любые прекраснодушные интеллигентствующие придурки, не дураки выпить и покурить гашиша под "Роллинг стоунз", уверены в том, что человек по природе своей прекрасен и добр, что если нарисовать ему на стене портрет Че Гевары, позволить выкурить косяк и поговорить с ним по душам, все будет зашибись. А вот и нет - свобода, которую предоставляют великовозрастные придурки-воспитатели своим подопечным, воспринимается последними как слабость "надсмотрщиков" (друзьями они их не считают в любом случае), как повод проявить себя привычным образом. Девочка-страдалица обманом затаскивает в постель директора колонии, жениха главной героини, и она же, став свидетельницей того, как ее приятели по приюту утонули, катаясь по льду озера на угнанной директорской машине, дает показания против своего невольного "любовника". Тот попадает в тюрьму, приют расформировывают, хиппушка-воспитательница переживает крушение идеалов и идет работать в госструктуры. Но 30 лет спустя свидетельница все-таки рассказывает, что случилось тогда на озере. Старые друзья находят бывшего директора приюта в Копенгагене - он после тюрьмы покинул Исландию, опустился, спился и бомжует на набережной. Между прочим, на той самой, что расположена в 200-300 м от Кристиании - спокойно существующего в центре одной из европейских столиц заповедника тех самых "идеалов" 60-70-х. Встречаются подельники, несмотря ни на что, с улыбкой, как добрые друзья. То есть катастрофа с колонией-утопией воспринимается авторами фильма как частный случай и почти не подвергает сомнениям "идеалы", хотя показанные в картине события наглядно демонстрируют, насколько они по сути своей нелепы и отвратительны.

В финском "Доме темных бабочек" показан совсем другой тип приюта для трудных подростков. В нем живут только мальчики, и воспитатель - мужчина, жена только помогает ему по хозяйству. Условия спартанские, дисциплина жесткая. Но парням, которых, разумеется, били и насиловали родители (таковы отправные условия подобных сюжетов), здесь все же хорошо. Даже главному герою Юхани, от которого за его выходки отказались четыре приемные семьи. Юхани на самом деле - не сирота. Но, как становится ясно не сразу, в шестилетнем возрасте он стал свидетелем того, как мать, обвиненная отцом в измене, утопила его младшего братика-грудничка, а затем отец закопал трупик во дворе под видом собачьего, а исчезновение младшего сына попытался выдать за похищение. Юхани все рассказал полиции и его жизнь в родительском доме на этом закончилась. В приюте на далеком острове в холодном море среди таких же огрубевших и агрессивных мальчишек он, однако, находит свой новый дом, и даже переживает нечто вроде влюбленности по отношению к старшей дочери воспитателя, ровеснице воспитанников (впрочем, все они мастурбируют, наблюдаяя ее на пляже). Родители, простив сына за "предательство", посещают его в колонии и готовы забрать домой - но учитель этому противодействует, а вскоре отец и мать Юхани погибают в автокатастрофе, по всей видимости, совершая самоубийство. Однако во время своего посещения Острова отец Юхани подбрасывает воспитателю идею разведения шелковичных червей, и учитель загорается энтузиазмом, сажает тутовые деревья, закупает личинок, откармливает их вместе с учениками и ждет, когда вылупятся червяки, чтобы потом с выгодой продать дорогостоящий шелк. Но при том прошлом, какое несут в себе герои фильма, благостного развития событий ждать не приходится. Один из старших ребят, крепко сбитый и неглупый парень, влюбляется в жену хозяина острова, причем взаимно. Учитель, как ни странно, не убивает его, застав трахающем жену на столе, а просто предупреждает, что убьет в следующей раз. Но любовников это не останавливает, они продолжают встречаться тайно. Однажды их ловит "на месте преступления" служанка, и парень, не рассчитав силы, убивает ее. Юхани в этот момент случайно оказывается рядом и снова становится свидетелем. Семь лет спустя после первого опыта ему опять приходится делать выбор - сдать близкого человека (теперь это, правда, не родственник, а друг) или промолчать, сохранив тайну при себе с риском для собственной и без того ослабленной психики. Авторы его избавляют от необходимости выбора - невольный убийца совершает побег и топится в море. Жена оставляет учителя и уезжает вместе с дочерьми с Острова, колонию расформировывают. А шелковичные черви погибают, не успели их личинки вылупиться из яиц: необходимое число тутовых деревьев для корма было рассчитано неправильно. Но учитель остается. Он верит, что если посадить побольше тутовых деревьев, то червей на этом северном острове все-таки можно разводить и получать из них шелк, несмотря на то, что природа к тому не располагает, климат слишком холодный, а черви беспомощные и за ними надо очень аккуратно ухаживать.

Если "На семи ветрах" (основанный на личном опыте режиссера) - кино "идейное" и "проблемное", хотя и иллюстрирующее идеи конкретными человеческими примерами, то "Дом темных бабочек" (экранизация романа Лины Ландер) - фильм в первую очередь про людей их их чувства, переживания, но при этом выходящий на морально-этические обобщения. Вот как раз навязчивость этих обобщений и избыточный символизм картины (требующие ухода личинки, трудные подростки...) несколько портят дело в финале. Необязательно было так настойчиво повторять, что ребенку, недолюбленному в детстве, в подростковом возрасте любовь необходима вдвойне, и что нужно оставить прошлое в прошлом, чтобы жить дальше - из фильма это и так весьма недвусмысленно следует, без того, чтобы учитель напутствовал Юхани при расставании буквально этими словами, а Юхани в момент отъезда рвал, не прочитав, оставленное погибшим отцом письмо. При том что под этой самой мыслью я готов подписаться скорее, чем под любой другой. И в целом, как кино "Дом темных бабочек" мне, конечно, ближе, чем "На семи ветрах" - традиционный, если не сказать консервативный по форме и по сути (чем-то напоминающий, кстати, приемыховских "Пацанов", только Карукоски талантливее и глубже Приемыхова, да и финские подростки, какими бы "трудными" они ни были по сюжету, на людей похожи все-таки больше, чем советские), с великолепными актерскими работами, с чисто "голливудским" оркестровым саундтреком. Но и "На семи ветрах" - фильм немаловажный уже как факт критического осмысления левацких заблуждений, пусть и неполного, и недостаточно глубокого. Кино про подростков - про "бабочек на ветру" - для этого подходит как нельзя лучше. Ну а кроме того, сам по себе исландский язык, один из самых архаичных среди живых европейских, со всеми этими корнями "сигурд" и "рагнар" (в фамилиях создателей картины) звучит совершенно фантастично.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments