Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Врезалось в память!" реж. Гай Мэдден (30-й ММКФ)

Фестивальная программа в этом году составлена так путано и бестолково (кроме как на официальном сайте нигде нельзя найти даже элементарного сводного расписания на все дни с аннотированным алфавитным списком фильмов - приходится совмещать три разные "шпаргалки" одновременно, хотя все предыдущие годы была очень удобная специальная книжечка-гид), что планировать просмотры можно максимум на день-два вперед. Единственное, что я наметил для себя сильно заранее - это видеоперформанс Питера Гринуэя по "Чемоданам Тульса Люпера". Не пугало даже место - "ГазГеллери" на Курской, благо один раз я там уже был, на презентации "Редких земель" Василия Аксенова. Но как обычно - чем больше о чем-то думаешь, тем больше сомневаешься (у меня, по крайней мере, так). Я представлял себя, что это за "видеперформанс", и чем дальше представлял, тем яснее понимал, какая это, должно быть, лажа: ну, стоит Гринуэй, ну, крутит что-то за ви-джейским пультом, ну микширует картинки из "Тульса Люпера". Гринуэй - это круто, но он же постоянно бывает в Москве, надоел уже. "Чемоданы..." - далеко не самый интересный его фильм, не самый мой любимый уж точно (самый - "Контракт рисовальщика"), к тому же я их видел. Не всю трилогию целиком и подряд - первую часть вскоре после того, как она вышла, пять лет назад в просмотровом зале Госкино, третью - спустя почти четыре года, когда Клебанов показывал ее в "Киномир". Вторую так и не сподобился посмотреть, но в "Чемоданах..." главное - структурный принцип, а не материал, который через этот принцип организован в некое художественное целое (если здесь вообще можно говорить о "целом"). Короче, я себя накрутил до такой степени, что решил никуда не ездить (совсем как та "счастливая Эльза", которую в последней "ШЗ" упоминала Толстая), а остаться на "Черное солнце" Занусси. И в результате, естественно, вместо Занусси оказался на Мэддене.

Три года назад я смотрел его "Самую печальную музыку на свете", тоже в рамках ММКФ и тоже в программе Шепотинника, только показы тогда шли в МДМ:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/348864.html?nc=6

Не сказал бы, что остался в полном восторге. Я, как и Мэдден, обожаю кинематограф экспрессионизма и сюрреализма, эстетику которого Мэдден обыгрывает. Но сами его игры для меня слишком радикальны. Киноэкспрессионизм после "Небесного капитана..." стал предметом куда более общедоступных по форме, "попсовых" в самом хорошем смысле слова игр. У Мэддена же не просто немое черно-белое изображение, стилизованное под старую полустертую пленку - оно еще и смонтировано из мельчайших фрагментов. Это все очень изысканно - но на мой простой вкус чересчур сложно. Правда, "Врезалось в память" я все же посмотрел с интересом и без желания сбежать из зала на Занусси.

Фильм состоит из 12 частей-главок (и одной интермедии, где рассказывается про техническое изобретение, аэрофон - характерный для экспрессионизма, а значит, и для стилизаций под него момент). Герой фильма - Гай - приезжает после 30-летнего отсутствия на остров, где жил в детстве с родителями и сестрой. На острове был маяк и сиротский приют, который содержали родители Гая. Сироты - те еще ангелочки, на болотах они устраивают черные мессы, которыми руководит старший сирота по прозвищу Дикий Том. На остров приезжает (зачем-то) известный детский детектив Венди, она ведет расследование по поводу странных отверстий в головах сирот. Гай влюбляется в Венди, а она - в сестру Гая, и чтобы не выдать себя, Венди переодевается в мальчика, в своего брата-близнеца Шанса. Гай ревнует, но чувства отступают перед загадками, которые предстоит раскрыть: отец в подвале экспериментирует, добывая из мозга сирот и собственной дочери эликсир, способный омолаживать мать Гая. Дальнейшее развитие событий (точнее, воспоминаний) совсем уж сюрреалистическое, поскольку отца убивают и закапывают, потом раскапывают и оживляют, он превращается в зомби, наконец его упаковывают в футляр от арфы и вместе с матерью и диким Томом высылают с острова. Гай все это переживает в воспоминаниях, пока красит стены маяка. Вновь возвращаются мать и отец-мертвец - то ли видения, то ли воспоминания, то ли действительно восставшие из прошлого существа (в этом фильме главное - ничему не удивляться). Происходит примирение героя с прошлым. В общем, конечно, весело, но как и в случае с "Самой печальной музыкой" мне это показалось затянутым: картинка в память врезается, сюжет - размывается еще по ходу, а после уже не поддается пересказу. Много явных и неоправданных повторов. Понятно, что дело не в сюжете. Но тогда полчаса - идеальный вариант для фильма, выстроенного на соединении смонтированных мелких фрагментов размытого черно-белого изображения, музыки, титров и закадрового повествования. Полтора с лишним - много.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments