Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Черная уздечка белой кобылицы" Ю.Шерлинга-И.и М.Резников в Театре Сатиры, реж. Ю.Шерлинг

Шерлинг, выступая автором музыки, постановщиком и хореографом (Илья Резник и сын его Максим написали только стихотворный текст), дает своему сочиненинению подзаголовок "музыкальная притча". Но не только сама притча, но и музыка в спектакле очень вторична, и хотя хореография сама по себе вполне даже ничего, и вокал у драматических артистов неплохой (хоры, правда, звучат под "плюс"), все-таки общее впечатление остается как от какой-то еврейской клюквы, которая немногим лучше русской с ее самоварами, кокошниками и медведями. Сюжет о том, как злой дух, воплотившись в человеке, является в мир и выбирает себе в жены самую красивую девушку, явно навеян известной еврейской сказкой, впрочем, подобные сюжеты характерны для многих мифологических систем. В "Черной уздечке" наряду с фольклорными источниками столь же очевидно задействованы и литературные ассоциации - с "Мастером и Маргаритой" Булгакова в первую очередь. Только булгаковский Воланд все же представлял собой некую персонифицированную неземную мудрость, и искушал людей, так сказать, "в воспитательных целях". В театре Сатиры, буквально рядом с "нехорошей квартирой", Юрий Васильев в красной беретке играет дьявола как травестированного черта с повадками раскрученной, но не слишком одаренной поп-звезды, и свита у него подстать - какое-то клубное шоу, в маечках-сеточках без рукавов, в вызывающем гриме и нелепых париках. Он приходит в еврейскую деревню Миражню, где народ празднует Хануку, и на восьмой ее день намерен взять в жену красавицу-бедняжку Зелду, а у той любовь с раввиновым сыном Йоселе по прозвищу Агиц ин паровоз (Иван Ожогин). Этот Паровоз-шмаровоз считает себя пророком, за что постоянно бывает бит своими простодушными земляками: они ждут чуда, а он предсказывает им беду. Родители бедной девушки, естественно, рады отдать ему первому заезжему франту, и девушка постепенно сама увлекается Дьяволом. Над сценой, оформленной Александром Лисянским в красивенькую сеточку, висит ажурный шар с турбонаддувом, который распускается, как цветок, а захлопывается, как пасть - очень символично, ничего не скажешь. Текст отца и сына Резников местами приемлем, местами выдает откровеную халтуру: куплеты "мы кошерно заживем" звучали бы более органично в варианте "мы козырно заживем" (не исключено, что изначально они именно так и задумывались, но потом были приспособлены к случаю), а шуточки типа "обрезание приветствуется" как-то и вовсе отдают гнилью. В финале пророк ин Паровоз разворачивает молитвенное покрывало во всю сцену и представление завершается псевдолитургическим действом, после которого на поклонах, уже во второй раз, на бис (потому что в финале первого действия это уже было, все участники спектакля дружно, во главе с духом зла, пляшут под Хаву Нагилу.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments