Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Радиоволна" реж. Грегори Хоблит, 2000

В 1969 году отец маленького Джона, отважный пожарный Фрэнк (Дэннис Куэйд), погиб на задании. В 1999 году 36-летний Джон, неудачливый в личной жизни полицейский, оставленный своей девушкой Самантой, расследует 30-летней давности дело серийного убийцы по прозвище Ночной Соловей, жертвами которого когда-то давно стали три женщины. Джон (Джейм Кэвизел, которому больше подходят роли маньяков, чем полицейских) с другом детства и его маленьким сыном (я так и не понял, играет ли мальчика маленький Майкл Сера или просто все дети похожи друг на друга как обезьянки, но вроде бы все-таки Сера) извлекли откуда-то старую-престарую радиостанцию, она неожиданно заработала и в случайном собеседнике по эфиру герой узнал своего погибшего отца. Джону удалось предупредить его о том, что случится, и отец избежал гибели на пожаре. Будущее изменилось и в новой реальности герой потерял папу не в 1969 году, а двадцатью годами позже, и тот не сгорел на работе, а умер от рака, потому что много курил. Продолжая общаться с отцом через радиосвязь, Джон теперь увещевает его отказаться от вредной привычки. Однако обнаруживается угроза еще страшнее, чем рак - режиссер Грегори Хоблит, специализировавшийся после "Радиоволны" на триллерах про маньяков и "оборотней в погонах" ("Не оставляющий следа", "Перелом") уже здесь обозначает свои главные темы: в связи с тем что Фрэнк не погиб на пожаре, будущее изменилось и в новой реальности жена Фрэнка, она же мать Джона, оказалась в числе жертв Ночного Соловья, а убитых женщин теперь не три, а все десять. Переговариваясь по радио через десятилетия, отец и сын вместе стараются предупредить убийства, которых не должно было быть. Им удается передавать через время даже материальные предметы, правда, только в одностороннем порядке: отец в прошлом прячет, сын в будущем находит. Таким образом Джону в 1999-м через переданный в будущее бумажник с отпечатками пальцев удается вычислить убийцу - это его коллега-полицейский Джек Шеппард. С каждым очередным изменением прошлого меняется и будущее: пытаясь предотвратить убийства Ночного Соловья, Фрэнк сам оказывается под подозрением, а затем чуть не становится жертвой. Последняя сцена разворачивается у радиостанции одновременно в прошлом и в будущем: один и тот же маньяк с разницей в 30 лет пытается убить Фрэнка с его женой и сыном в 1969-м и взрослого Джона в 1999-м. Отцу удается прострелить маньяку руку, в которой он держит пистолет, из которой собирается убить сына, а затем уже оставшийся в живых (и даже не умерший от рака - хотя курить вроде бы не бросал) отец выходит с ружьем и добивает постаревшего ослабленного преступника. В новом будущем все, кроме маньяка, живы - и отец, и мать, и их сын, у которого для полноты картины еще и личная жизнь наконец-то сложилась.

В подобных историях о вариативности прошлого главное - запутать следы, чтобы невозможно было проследить, в каком-месте концы с концами не сходятся - взять хотя бы сравнительно недавнее "Дежа вю" Тони Скотта:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/776005.html?mode=reply

У Грегори Хоблита временные петли закручены не менее лихо, но проблема та же, что у Тони Скотта: попытка научно-рационального объяснения распавшейся и восстановленной связи времен - "теория струн", многомерность Вселенной, Северное Сияниее... (да еще любезно вставленные в фильм через фрагменты научно-популярных программ, которые герои смотрят по телевизору) - лишь делает удачно запутанную историю не более, но только менее убедительной.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments