Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Белые ночи" Ф.Достоевского в "Мастерской Петра Фоменко", реж. Николай Дручек

Если не ошибаюсь, "Белые ночи" имеют авторский подзаголовок "сентиментальный роман". В спектакле "сентиментальности" в уничижительном смысле слова нет совсем, хотя есть чувствительность и взаимоотношения двух главных героев от того иронического контекста, в котором они разворачиваются на сцене, становятся еще более трогательными. Ирония проявляется прежде всего в сценографии и через актеров. Оформление, в общем-то, обычное для постановок на прежней, маленькой сцены "Мастерской" напротив нынешней большой, но полностью построено на гротескных образах, что очень точно соответствует заданому Достоевским парадоксальному заглавному образу "белых ночей": несколько коротких ночных встреч персонажей становятся самым светлым временем в жизни рассказчика. Это как у Блока впоследствии:

Наши страстные печали
Над таинственной Невой
Как мы черный день встречали
Белой ночью огневой.

Покрытые досками аквариумы с ржавой кухонной утварью, валяющейся на дне (из одного такого аквариума вылезает в самом начале спектакля герой-рассказчик), мостки-качели, кресла-стремянки в два человеческих роста, стул-лифт. Бабушка героини и служанки - Матрена и Фекла - персонажи совершенно фантасмагорические и по внешнему облику, и по манере исполнения. Главные герои, конечно, другие, но и в них заложена гротесковая основа. Томас Моцкус (замечательный актер, которому обычно выпадают роли второго плана и по большей части характерные) играет своего героя не просто "маленьким человеком" ради пущей "сентиментальности", но отчасти и городским шутом, в нем есть самоирония, есть и агрессия. Этим сочетанием беззащитности и некоторой не всегда даже обоснованной агрессии он одновременно похож и на Макара Девушкина из "Бедных людей", и на повествователя "Записок из подполья" (недаром же он все-таки со дна аквариума на свет вылезает), а еще - на героя написанного позднее под сильнейшим влиянием Достоевского "Голода" Гамсуна. Настенька у Полины Агуреевой тоже похожа на блаженную, она говорит полудетским голосочком, растягивает ударные гласные, интонирует на повышение, что звучит не только трогательно, но и немного смешно (особенно когда она поначалу уговаривает героя не влюблятся в нее: "Это нельзя-ааа...") - такой образ точно соответствует девушке, в буквальном смысле "пришпиленной" (булавкой) к полоумной бабушке. Когда героиня, бабушка и Фекла сидят на креслах-стремянках, спустив трехметровые подолы своих платьев до пола, зрелище получается просто сказочное. В музыкальном оформлении лейтмотивом становится "Севильский цирюльник" Россини - это тоже от Достоевского, единственная опера, на которую Настеньке удалось когда-то выбраться в театр, интрига "Цирюльника" проецируется на сюжет Достоевского (рассказчик, подобно Фигаро, освобождает девушку из "плена" опекуна, но не для себя) и каждый из действующих лиц таким образом получает свою музыкальную тему от Россини, Настенька - мотив арии Розины и т.д. Эпизод в опере, разыгранный в ярко-театральной, буффонной манере, оказывается своеобразным пародийным "спектаклем в спектакле", но одновременно и гротескным, кривым зеркалом, отобращающим основную фабулу.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments