Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Этот ребенок" Ж.Помра в Театре "Практика", реж. Жоэль Помра

Раз речь идет о "самопостановке", стало быть, претензии по части режиссуры снимаются и можно говорить только о том, что автор сам видит в своей пьесе и хочет через нее донести до публики. Спектакль - десять небольших (в общей сложности - около часа, но это вместе с музыкальными перебивками) фрагментов, не связанных сюжетно, но соединенных общей темой, которую по-русски можно обозначить как "отцы и дети". Композиционный принцип прослеживается в узловых элементах довольно внятно: первый и последний фрагмент - разговор матери с взрослой дочерью, предпоследний - кульминационный, сюжетно самый выразительный эпизод, где подруга приводит женщину на опознание тела предположительно ее сына, но выясняется, что на столе в морге - тело не сына героини, а ее подруги, которая старалась ее утешить. И в центре - две совсем коротких сценки: пятая - о трудно рожающей женщине, которой кажется, что ее ребенок не хочет выходить наружу, и шестая - о подростке, которому невмоготу находиться рядом с родителями. Постановка - "европейский минимализм" во плоти: за экраном-задником - музыканты, на голой сцене - в статичных позах персонажи, которых в общей сложности больше, чем занятых актеров, поэтому каждым достается по несколько ролей. Стилистически из общего ряда выбивается только кульминационная сцена с опознанием тела сына - она же и самая продолжительная в спектакле, и самая эмоционально насыщенная, точнее, единственная, где эмоции персонажей подаются актерами открыто, а не запрятаны глубоко в подтекст статичных и интонационно ровных сцен. Сначала подруга уверяет женщину, которой сообщили о том, что предположительно ее сын найдет на свалке мертвым, а смерть наступила в результате передозировки наркотиков - подруга говорит, что тот вместе с ее собственным сыном находится в походе и спокойно ночует с друзьями в лесу. Героиня осмеливается взглянуть на тело, успокаивается, что это нее сын, подруга за нее рада, но женщина поднимает простыню еще раз и понимает, что она этого мальчика знает - это сын ее подруги, и не решается ей об этом сказать. Может, это сила инерции, привычки к психологизму и проживанию роли на сцене, но мне показалось, что если бы весь спектакль был выдержан на таком же эмоциональном уровне, как эта наиболее яркая сцена, то даже при точно такой же композиционной структуре он производил бы куда большее впечатление.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments