Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Сильфида" Х-Ф.Левенскольда в Большом театре, хореография Августа Бурнонвиля, реж. Йохан Кобборг

Рассказывая о замысле, Кобборг постоянно подчеркивает, что в его понимании Сильфида - видение, мечта, существующая только в воображении Джеймса, главного героя балета. И это, на самом деле, наиболее верная из возможных трактовок сюжета - однако в рамках классической хореографии задача ее реализовать оказывается в принципе неподъемной, и в спектакле Большого она остается только на уровне декларации. В первом акте, покидая дом Джеймса, Сильфида вылетает через каминную трубу, хотя принципиальная разница между Сильфидой и, скажем, Карлсоном (ну или Бабой Ягой) состоит как раз в том, что Сильфида - создание эфирное, иноприродное, и матеральные преграды не могут быть помехой для ее передвижения. Во втором акте, где действие происходит в волшебном лесу (куда вслед за Сильфидой убегает с собственной свадьбы Джеймс), героиня в какой-то момент приподнимается над сценой примерно на полметра с помощью частично замаскированного подъемника - сегодня даже с учетом, что спектакль представляет собой реконструкцию классического образца романтического балета (хотя на самом деле без досочиненной Кобборгом хореографии дело тоже не обошлось), выглядят подобные "спецэффекты" несуразно. Умершая Сильфида в финале пролетает над сценой на тросах гораздо более красиво, и тросов почти не видно - но тут уже возникает вопрос, чего это мертвые сильфиды вдруг разлетались - вопрос, опять-таки, адресован в далекое прошлое - но мы то смотрим спектакль сегодня! При этом хореография Бурнонвиля, особенно второй акт, с кордебалетом сильфид, и сегодня воспринимается на ура (при должном техническом уровне исполнения), однако либретто и постановка в целом не то что требует, но прямо-таки вопиет о переосмыслении - и пластическом (что касается пантомимических сцен, особенно в первом акте), и с точки зрения художественного оформления. Оно в нынешней "Сильфиде" тоже "как полагается": рисованый задник, бутафорский антиквариат в качестве меблировки, плюс огромное количество этнографических (точнее, псевдоэтнографических) деталей, еще больше "заземляющих" романтический конфликт реальности и мечты: все эти килты, волынки... Но главное, конечно - само понимание образа Сильфиды. Она тоже вышла слишком земная, и, хотя у Натальи Осиповой с прыжками все в порядке, совершенно материальная. Между тем сильфида - очень многогранный мифологический образ, известный еще с античности, трансформировавшийся во времена Средневековья и Возрождения и, еще раз, в эпоху романтизма, когда создавался балет, причем на каждом следующем этапе бытования в культуре этот образ терял и терял связи с материальным миром, у романтиков превратившись в явление совсем уж эфемерное (в этом смысле особенно интересна интерпретация сюжета на русском материале, предпринятая в одноименной повести Владимиром Одоевским - там присутствие в жизни героя воздушного духа воспринимается окружающими попросту как умопомешательство). В первой половине 19 века тонкостями пневматологии не заморачивались, а сейчас можно было бы и углубиться в них - получилось бы зрелище куда более интересное и многоплановое. Вот ведь, насколько я понимаю, досочинил же Кобборг (правда, я слышал, что так оно и у Бурнонвиля было, но что-то не верится - да и кто докажет, как оно там двести лет назад было на самом деле?!) пролог ко второму акту, когда на музыку оркестрового вступления перед закрытым занавесом разыгрывается сцена с "котлом ведьм", где Мэдж и ее подруги-колдуньи творят свои дела так, что в буквальном смысле дым коромыслом. Кобборг таким образом хотел, и сам в этом признается, уравновесить композиционно и сюжетно образы Мэдж и Сильфиды, правда, не учел, что делает он это за счет принижения роли Эффи, "земной" невесты Джеймса, у которой и так партия еле-еле прописана, а у Кобборга она совсем уж потерялась среди двух, пусть и в разной степени, но волшебных женских персонажей. Изобретение ли это современного постановщика или часто классического наследия - оно в любом случае очень удачное, поскольку, во-первых, тоже этнографически привязано к Шотландии, но при этом не к быту, а к ее мистической, фольклорной традиции, а во-вторых, совершенно явно навеяно "Мабетом" Шекспира, что придает нехитрому и, сказать по правде, довольно невнятному сюжету либретто (которое, если уж так по-честному, представляет собой плохо осмысленный набор романтических сюжетных и символических штампов, к моменту создания балета уже малоактуальных в других видах искусства, в первую очередь в литературе), некое дополнительное историко-культурное измерение. Но поскольку заглавного образа это напрямую не касается, в целом такая "Сильфида" представляет, несомненно, исторический интерес (все-таки ведь это самый старый из сохранившихся классических балетов) и еще просветительский (про такие спектакли обычно говорят: не страшно с детьми пойти - хотя, по-моему, на "Золушку" что новосибирскую, Кирилла Симонова, что на московскую в Большом, Юрия Посохова, с детьми тоже пойти не страшно, при том что оба спектакля, особенно симоновский, достаточно оригинальны по режиссерской концепции, а новосибирский и по пластическому решению тоже). Не так мало, но и не слишком много.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments