Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Смертельная ловушка" реж. Сидней Люмет, 1982

46-летний драматург (Майкл Кейн), в прошлом преуспевающий автор бродвейских триллеров, но переживающий провал четвертой своей пьесы подряд, возвращается расстроенный в свой роскошный особняк к жене и узнает, что бывший слушатель его драматургического семинара прислал ему свою первую пьесу "Смертельная ловушка" на рецензию. Прочитав пьесу, которая оказывается на удивление хороша, драматург решает пьесу присвоить, а ее неопытного автора заманить в ловушку и убить. Появляется соседка-экстрасенс, она предсказывает, что в доме драматурга произойдет что-то ужасное, ее выпроваживают. Жена протестует против задуманного, но не слишком активно. План удается осуществить: мэтр предлагает пришедшему в гости парню (Кристофер Рив) сковать себя наручниками, которые якобы принадлежали фокуснику Гудини и легко снимаются, а когда тот скован, душит его цепью. Однако позже ночью окровавленная жертва возвращается, и слабая сердцем жена умирает от спровоцированного испугом приступа. Два драматурга - мэтр и начинающий - довольны друг другом: они любовники, их план по устранению жены полностью удался и они могут после похорон всецело отдаться совместному творчеству и взаимной любви.

Поверенный драматурга сообщает, что по страховке и завещанию тот получит очень крупную сумму. Но с творческим вдохновением дела обстоят хуже. Тем временем молодой любовник сочиняет собственную пьесу и прячет ее от мэтра. Обманом тому удается заполучить рукопись - оказывается, в пьесе полностью раскрывается история убийства жены драматурга, лишь имена чуть-чуть изменены. Мэтр решает убить молодого любовника и уничтожить пьесу. Но тот, разгадав его замысел, он вынимает пули из пистолета, из которого любовник предположительно собирается в него стрелять. Кульминация разворачивается во время страшной грозы,возникают перебои с электричеством и обрывается телефонная связь. Когда запланированного выстрела не происходит, молодой человек сковывает своего любовника наручниками. Но забывает, что это - настоящие наручники Гудини, из которых драматург легко освобождается, снимает со стены арбалет и стреляет молодому любовнику в спину. Появляется соседка-экстрасенс, которая тоже была участницей задуманной интриги и которая также не лишена собственных творческих амбиций. Драматург пытается ее убить. От удара молнии в доме вырубается электричество. В темноте, держа одной рукой свечи, а другой оружие, герои пытаются одолеть друг друга. Соседка-экстрасенс намерена застрелить драматурга, но пришедший в себя молодой любовник, лежавший до этого без сознания с арбалетной стрелой в спине, из последних сил хватает ее за ногу. Соседка падает.

Действие переносится из дома драматурга на сцену театра, где в начале фильма провалилась его пьеса. В новой пьесе соседка-экстрасенс, роль которой исполняет одна из актрис труппы, торжествует над поверженными любовниками. В зале в это время торжествует и делится своей радостью с мужем героиня, которая в предыдущих сценах выступала в роли соседки-экстрасенса: это была ее пьеса, это ее успех.

Экранизируя пьесу Айры Левина, Люмет вдоволь поиздевался над клише бродвейских триллеров, штампами фильмов Хичкока и вообще над сюжетными схемами классических детективов. Все действие пьесы построено на том, что герои сочиняют пьесу на основе собственных поступков, которые то следуют уже написанному, то, наоборот, забегают вперед и предвосхищают сюжетные повороты пьесы, которая называется так же, как фильм - "Смертельная ловушка". Ловушка, в данном случае, предназначена зрителю - фильм можно воспринимать не только как пародию на жанр, но и как сатиру на сочинителей, работающих в нем. Они точно знают рецепт, как сделать качественный криминальный триллер: два акта, одна декорация, пять персонажей, подробности должны быть столь захватывающими, чтобы зритель не обращал внимания на нелепость основного сюжета. В "Смертельной ловушке" - не в пьесе, которую сочиняют по ходу фильма герои, а в самом фильме - все строго по рецепту. Только главная детективная интрига здесь - не "кто же на самом деле преступник?", но "кто же на самом деле автор пьесы"?

(Какое счастье, что Никита Михалков сделал римейк не этого фильма Люмета. Страшно даже вообразить, что у него могло бы получиться).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments