Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

Елена Камбурова в Школе современной пьесы

У Камбуровой давно уже свой театр - "Театр музыки и поэзии", но для ее собственных концертов там слишком мало места. Я на ее концертах бывал дважды - но еще школьником, то есть давно. Понятно, что программы меняются (песни Ирины Богушевской во времена моего детства Камбурова определенно не пела), но не думал, что настолько - из прежнего репертуара осталась только песенка канатной плясуньи на стихи Ахмадуллиной, хотя я ожидал, что как минимум "Балаганчик" и "Танго со смертью" в ее репертуаре присутствуют постоянно - оказалось, нет. Вообще, при прежнем разнообразии программы и неизменном принципе песни-спектакля, с настоящим актерским перевоплощением (какое и на драматической сцене увидишь редко) сегодня Камбурова отдает явное предпочтение Окуджаве и Высоцкому, тогда как раньше у нее было гораздо больше номеров из классических мюзиклов и французского шансона (в сегодняшнем вечере - только "Песня старых влюбленных" Бреля). Что, как мне казалось, должно меня от нее отталкивать - но не отталкивает. Почему, впрочем, тоже ясно - для Камбуровой Окуджава и К - не "советские барды", а их песни, безусловно, авторские в прямом смысле слова - не то, что принятно называть "авторской песней", валя в одну кучу сочинения, несопоставимые по уровню и стилю. Окуджава и Высоцкий, а также Матвеева, Володин и Шпаликов, и даже Юлий Ким у Камбуровой вписаны не в ряд с Визбором, Галичем или, боже упаси, братьями Мищуками (или как их там), но в один контекст с Шекспиром, Аполлинером, Нерудой, и, конечно, Цветаевой, Волошиным и всеми остальными. У нее это получается очень естественно: к песне Микиса Теодоракиса - эпиграф из Окуджавы, к песне Окуджавы - эпиграф из Волошина, а стихи Володина - положенные на музыку Валерием Гаврилиным. Самый замечательный и новый для меня номер программы - песенка про "Портрет неизвестного" в Эрмитаже, стихи Михаила Щербакова, положенные им на музыку Нино Рота, которую Камбурова со своими соавторами-аккомпаниаторами еще о "оформила" в "рамку" из вступления к Тарантелле Россини - получилась вещь совершенно замечательная.

(По ходу дела о Щербакове - как раз на днях в предисловии Дмитрия Быкова к новой книжке Игоря Губермана "Шестой иерусалимский дневник прочитал: "Народом, по-моему, называется тот, кто пишет народные песни. В этом смысле русским народом лет сорок работали Окуджава, Ким, Новелла Матвеева, Высоцкий, Визбор, а в последнее время - Щербаков". Правда, при этом сразу вспоминается история с песней "Русское поле": музыка Яна Френкеля, стихи Инны Гофф, исполняет Иосиф Кобзон - и возникает ощущение, что Быков так по-еврейски шутит, если же воспринять его замечание всерьез, то придется задуматься, где же был эти сорок лет, а также много лет до и после, сам русский народ, если за него все это время работали Окуджава, Ким и Визбор).

Сама Камбурова внешне почти не меняется. Моментами путает слова, один номер - "Какой был бал..." - она оборвала, едва начав, сославшись, что сел голос, и больше не продолжила - но, что совсем нехарактерно для т.н. "актерского" пения, у Камбуровой фантастический вокал. При этом то, что она делает - действительно "театр музыки и поэзии": в полном смысле театр, основанный на поэзии, воплощенной в музыки, и соединять эти три начала в полной гармонии Камбурова умеет, как никто.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments