Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Здравствуй, грусть" реж. Отто Премингер, 1958

На редкость неудачная экранизация - при том, что Премингер ни в чем существенном не отошел от центрального сюжета Саган, связанного с интригой 17-летней на тот момент героини против невесты отца. Вульф, когда делал выпуск про Саган, упоминал об этом фильме как о неудаче - но не конкретизировал, в чем именно просчитался режиссер:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/669058.html?nc=10

Оказалось - практически во всем, начиная с актеров, из которых хороша только Джин Сиберг, остальные - как куклы. Но не только в исполнителях дело. Премингер придумал, как ему самому, вероятно казалось, удачный ход: полгода спустя после основных событий Сесиль, теперь уже, надо полагать, совершеннолетняя, вспоминает трагедию и всю ее предысторию, случившиеся минувшим летом на Ривьере, когда она стала причиной смерти Анны, и современные эпизоды перемежаются с ее воспоминаниями, причем воспоминания поданы в цвете, а сегодняшний день - черно-белый. Так режиссер символически хотел показать, что героиня после пережитой трагедии уже не может воспринимать жизнь по прежнему беззаботно и именно такой смысл - стыд, раскаяние - вкладывает в заглавную метафору "грусти". То, что "грусть" - именно сложная метафора, обозначающая целый комплекс мыслей и эмоций, подчеркивает в фильме песня в исполнении Жюльетт Греко.

У Саган повествование тоже ретроспективно, но никакого современного плана в нем нет, есть только краткое описание последующих событий в последней главе, в частности, упоминание нового друга, с которым встречается Сесиль. Этого друга зовут Филипп. В фильме Филиппом стал Сирил - сосед героев по Ривьере, в которого Сесиль была влюблена летом, с которым ей запретила встречаться Анна, заставлявшая ее на правах мачехи готовиться к экзаменам по философии и который согласился принять участие в задуманной Сесиль интриге - разыграть любовь с прежней подружкой отца Сесиль - которая и привела в итоге к до конца непонятной (самоубийство или несчастный случай) смерти Анны. (Героев, покончивших жизнь самоубийством, Саган любит больше всех остальных - а ее любимые герои кончают с собой очень легко и во многих ее романах. Тогда как персонажей, цепляющихся за жизнь, пытающихся спастись любой ценой, она ненавидит.) И в понятие "грусть" Саган вкладывает совершенно другой смысл. Сам этот поэтический образ (не просто эмоциональное состояние, но именно образ) она заимствует у Поля Элюара, стихотворение которого выносит в эпиграф: "Прощай же грусть и здравствуй грусть..." - оно звучит как гимн "прекрасноликой грусти", которая "еще не совсем беда". У элюара выстраивается целый синонимический ряд к слову грусть, и в этом ряду - любовь, нежность, улыбка. Ничего общего с песенкой, которую в фильме поет, естественно по-английски, поскольку экранизация голливудская, Греко: там героиня бродит одна по городу и пишет сама себе письмо словами "здравствуй, грусть". Для героини Саган и для самой Саган "грусть" - дар, награда за пережитое, Сесиль повзрослела и что-то узнала о жизни. Режиссер фильма "грусть" понимает как кару, наказание, расплату за прежнюю глупость и веселье. Премингер вообще относится к героям "Здравствуй, грусть" совершенно иначе, чем Саган - откровенно неприязненно и чуть ли не с завистью, он на них смотрит, как муравей на стрекозу: "ты все пела - это дело, так поди же, попляши!". Отсюда эти постоянные танцы в "современном" плане фильме. Отсюда замена Сирила на Филиппа, а Филиппа - на каких-то никчемных и ненужных героине парней, хотя в романе Сесиль прямо говорит, что у них с Филиппом отношения "отнюдь не платонические", в фильме же она отказывает всем потенциальным ухажерам. Сесиль в романе преобрела новый опыт, но ее образ жизни остался прежним и даже стал еще более "веселым", то есть легкомысленным и беззаботным (а именно такая "веселость" противопоставляется "грусти"). В фильме же героиня продолжает делить квартиру с отцом, она одинока, и чтобы еще большее ее "наказать", в финале Премингер придумывает сцену, где Сесиль на ночь накладывает на лицо крем-маску от уже появившихся морщин - как будто затаенно имея в виду "Падаль" Бодлера: "И вас, красавица, и вас коснется тленье!" На самом же деле, если уж прибегать к приему, который использовал Премингер (хотя он совершенно неуместный и к тому же сам по себе банальный), в "цвете" должна быть показана новая жизнь героини, а не прежняя, ведь благодаря пришедшей на смену беспробудному веселью "грусти" - временной, как у Саган в романе, или постоянной, не отпускающей героиню ни на минуту, как в фильме - девушка увидела жизнь не такой одномерной и одноцветной, как ей думалось раньше. И в любом случае в результате пережитого приобрела больше, чем потеряла.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments