Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

Максим Кононенко "День отличника"

Полтора года назад мы оказались с Кононенко на соседних креслах в самолете, он в тот момент как раз читал "День опричника" Сорокина и так увлекся, что цитировал мне наиболее понравившиеся ему места, типа:

Да будь я евреем преклонных годов,
И то — nicht zweifelnd und bitter,
Немецкий я б выучил только за то,
Что им разговаривал Гитлер.

и т.п.

Тогда же он пообещал, что тоже напишет книгу - чтобы денег заработать. Год спустя в студии "Школы злословия" Кононенко к радости ведущих сообщил, что сочиняет "День отличника". И никого не обманул - книгу написал, денег, надо думать, тоже заработал. не знаю, сколько, но многочисленные разговорники, использованные в работе, наверняка окупил.

Читать книжку противно. Нормальная реакция. Памфлет, который не вызывает отвращения, не выполняет своей жанровой функции. Особенно когда по форме он представляет собой еще и пародию. А Кононенко, в отличие от Сорокина, не забывает, что его писанина - памфлет и пародия, а не произведение, достойное войти в золотой фонд великой русской литературы. При этом текст мог бы быть и поменьше - идей там на газетный разворот формата А3 максимум, остальное - детали, иногда забавные, иногда просто лишние. Впрочем, с другой стороны, любой российский сатирический эпос - неизбежно памфлет на грани пародии, в этом смысле "День отличника" может стоять в одном ряду с "Мертвыми душами", "Историей одного города" или "Чонкиным". У Кононенко все незатейливо и рассчитано на моментальную реакцию: Россия победившего либерализма, Другая Россия, или просто Д.Россия, где правят бал евреи-интеллигенты, вконец очумевшие правозащитники, опирающиеся на поддержку НАТО, на месте снесенных сталинских домов в Москве стоят трейлеры, на месте Кремля - Фридом Хаус, главный герой - еврей-гомосексуалист Роман Аркадьевич Свободин, заместитель министра свободы слова Евгении Бац, мучается, не зная, как правильно поступить с диссиденствующим журналистом из города Сатарова по имени Максим Кононенко, сделать его "нерукоподаваемым" (самая страшная казнь в Д.России) или пусть живет. Язык обитателей страны победившего либерализма состоит из лексики всех народов мира, с преобладанием украинско-грузинского, поскольку российская свобода строится по образцу свободы Украины и Грузии. А русская грамматика осложнена обилием кратких причастий и прилагательных.

Последнее обстоятельство меня зацепило как ничто другое. Дело в том, что к русскому патриотизму и к русскому либерализму у меня отношение примерно одинаковое. Но вот чего я действительно не переношу - это конструкций с пассивным залогом. Ужели я латентный славянофил?!

Как к всякому памфлету, к "Дню отличника" несложно придраться по поводу логики сюжета. Там, например, рассказывается, как демократическая Берозовая революция победила, потому что в Москве начали продавать квартиры в обмен на телевизоры, при этом после победы революции все живут в трейлерах, квартир ни у кого нет и телевизоров тоже, а население, оставшись без того и без другого, однако, довольно свободой, которая вроде бы никогда ему была не нужна. Главной сложностью при конструировании сюжета, который, какой-никакой, а такому пространному памфлету необходим, было объяснить, каким образом удалось либералам в России захватить власть - ведь к тому нет ровным счетом никаких предпосылок, а "демократические ценности" и "права человека" в этой стране энтузиазма не вызывали и не вызывают. Бедолаге-автору по привычке пришлось все списать на евреев и голубых. Конечно, все сюжетные противоречия легко можно объяснить задним числом при желании, но в книге они не объясняются, поскольку у Кононенко нет задачи рассказать связную занимательную историю, его задача - вывернуть все наизнанку, заменить плюс на минус и посмотреть, что получится. Если читать, к примеру, "Остров пингвинов" Анатоля Франса, на уровне сюжета тоже много вопросов возникает. У Кононенко вместо пингвинов - русские, но для жанра антиутопии это не слишком принципиальная разница, да и не для жанра, а попросту - разницы почти нет.

Вообще памфлеты и антиутопии - самый легкий жанр для пишущего на русском языке. В этой стране трудно быть писателем-реалистом. Раньше у некоторых получалось - но это было давно и неправда. Теперь, когда вся русскоязычная литература превратилась в беллетризованную публицистику разной идеологической направленности и разной степени качества беллетризации, иных жанров, кроме памфлетов, они же антиутопии (потому что на открытый памфлет тоже запала уже не хватает) просто не осталось. Зато уж тут возможностей - выше крыши. "Переправил кит на кот, кот на кит - наоборот", и вперед, готово "художественное произведение".

Можно, например, написать про Германию, на которую в 1941 году предательски напал Советский Союз, но сталинский блиц-криг был сорван, Москва пала, Сталин застрелился в кремлевском бункере, советские военные преступники предстали перед трибуналом и были осуждены, Жуков покончил с собой в камере накануне вынесения приговора, остальных повесили, с тех пор разделенная на несколько частей Россия развивалась свободным и демократическим образом, оказавшись к началу 21 века в числе самых свободных и комфортных для жизни государств мира, в то время как Германский Рейх и после смерти Гитлера в 1953 году оставался тоталитарным и развалили его вопреки всеобщему волеизъявлению немецкого народа только в 1991-м пьяных гауляйтера в Беловежской пуще, и тогда Германия стала строить свою молодую демократию на деньги бывших своих противников по "холодной войне", однако после десятилетия безвластия, бандитизма, поголовной нищеты и воровства в Германии пришли к власти патриотические силы, и вот, уже в наши дни, успешный германский президент, ветеран гестапо, пользующийся согласно социологическим опросам фонда, которым руководит внук Риббентропа, безоговорочной поддержкой нации, готовится передать власть преемнику, тоже патриоту и тоже гестаповцу, в Германии медленно, но верно возрождается промышленность и арийский дух, наконец-то, не отрицая ошибок фашистского режима, вспомнили, что было не только плохое, но и хорошее, в Театре Немецкой армии (во времена рейха он назывался Театром Фашисткой армии) известный режиссер, внук Гитлера, ставит пьесы о возрождении военных традиций, по телевидению ежедневно транслируются документальные фильмы о достижениях немецкой науки при Геринге и актерах великого фашистского кино, а также о том, как счастливы были во времена рейха национальные территории, входившие в империю, какая была дружба народов и как бессовестно себя они ведут теперь, особенно прибалты, притесняющие немецкоязычное меньшинство, допускающие марши бывших солдат Красной Армии, стрелявших во время войны в спину немецким освободителям, и демонтирующие памятники солдатам вермахта, однако новое германское руководство полно решимости недопустить переписывание истории, в связи с чем на неблагодарных иждевенцев оказывается политическое давление, круглосуточно на площадях прибалтийских столиц дежурят с застывшие в нацистском приветствии активисты гитлерюгенда в форме СС, немногочисленных оппозиционеров объявляют русскими шпионами.

Или так: в Москве, которой руководит мэр-гомосексуалист, полным ходом идет подготовка к очередному гей-параду, на который должны выйти вместе со своим шефом и все его подчиненные, которым больше не нужно скрывать, что они геи, уже установлена на Лубянской площаде новая 150-метровая статуя обнаженного юноши работы Зураба Церетели, матерая лесбиянка Нарочницкая выпустила фундаментальный исторический труд, убедительно доказывающий, что вопреки проискам врагов, Россия всегда была сильна гомоэротической традицией, составляющей саму суть исконно русского самосознания, в параде, как обычно, примут участие все звезды кино и эстрады, в том числе и единственный натурал Борис Моисеев, которому признание в долго скрываемой гетеросексуальности вышло бы боком, если бы не поддержка Иосифа Кобзона, заявившего, что он, конечно, сам будучи геем, понимал, что Борис не такой, как все, но для артиста важен талант, а не ориентация, поэтому они и дальше будут петь дуэтом, и вот в эти предпраздничные дни находится кучка отщепенцев, намеренных провести православный крестный ход, и не где-нибудь, а возле памятника погибшим за славян-единоверцев героям Плевны, общественность возмущена, на мэра оказывают беспрецедентное давление международные организации, но он стоит твердо и обещает, что хотя православные, раз уж они родились с такой патологией, могут заниматься своими делами, но пока он мэр, крестного хода он не допустит и вовлекать добропорядочных граждан в секту не позволит.

Особенность русской антиутопии в том, что она уже давно воплотилась в действительности, осталось ее только отобразить, а чтобы читатель не заскучал, что-нибудь поменять местами: географию, эпоху, названия, имена, православных заменить на правозащитников, крестный ход на гей-парад - все равно получается узнаваемо, потому что одинаково. Потому что не может быть никакой Другой России, даже если вместо Путина писать Березовский, вместо Суркова - Сатаров, а вместо Сорокина - Кононенко.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments