Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Искупление" реж. Джо Райт

13-летняя аристократка Брайони сочиняет пьесы, которые никому не интересны, и объясняется в любви Робби, взрослому сыну сбежавшего дворецкого, который тоже не обращает на нее внимания. Зато в ее старшую сестру Сесили он влюблен не на шутку и взаимно. В поместье также временно проживают кузина Лола и два ее младших брата-близнеца - в связи с разводом родителей. Погостить на выходные приезжают брат Сесили и Брайони, Леон, со своим приятелем, шоколадным фабрикантом Полом. Брайони застает Сесили и Робби, занимающихся любовью в библиотеке, а потом, когда все отправляются на поиски сбежавших близнецов, наталкивается на Лолу, которую пытается изнасиловать Пол. Но хорошо рассмотреть насильника ей не удается, а фантазия, помноженная на ревность, делают свое дело, и Брайони обвиняет в изнасиловании Робби, которого тут же и арестовывают, хотя именно он вернул близнецов-биглецов домой.

Эти события составляют первую часть фильма, внешне очень ровную, но глубоко драматичную, где одни и те же эпизоды порой показаны с разных точек зрения. И вся первая половина выглядит сюжетно и стилистически очень целостной, при том что внешне в ней почти ничего не происходит. Во второй, действие которой разворачивается уже во время войны, наоборот, масса разнообразных событий и персонажей, но соединяются они не столько линейным развитием сюжета, сколько свободными ассоциациями - Робби из тюрьмы попадает на фронт и в 1940-м году оказывается во Франции, Сесили, не поверив в виновность возлюбленного и после его ареста порвавшая с семьей, живет в жалкой съемной квартирке. 18-летняя раскаявшаяся Брайони работает медсестрой в военном госпитале и мечтает помириться с сестрой, попросить прощения у нее и у Робби.

Мы видим, как она приходит к Сесили, застает там приехавшего с фронта в отпуск ее жениха и кается, хотя те и не готовы простить ее, особенно после того, как кузина Лола вышла замуж за Пола и теперь у нее все в шоколаде, давать показания против мужа-насильника она не будет, да и права не имеет. Однако из эпилога, где старая, ставшая знаменитой писательницей и умирающая от болезней Брайони рассказывает тележурналисту о своем 21-м романе, выясняется, что на самом деле Робби умер от сепсиса, не дождавшись эвакуации из Дюнкерка, а Сесили погибла во время бомбардировки Лондона. Но она придумала автобиографическому роману и его главным героям счастливый конец.

Первая, медленная и стильная (ненавижу слово "атмосферная", но иногда без него не обойтись) часть фильма, смотрится легко и, несмотря на внешнюю бессобытийность, увлекательно - эпоха воссоздана если не предельно точно (не могу судить), то как минимум абсолютно убедительно, Кира Найтли уже собаку съела на ролях дворянок с трудной судьбой, а Джеймс Макавой идеально соответствует образу простого по происхождению, но получившего достойное воспитание и образование парня (заботу о нем после бегства отца взяли на себя родители сестер). Хотя на месте сценариста Кристофера Хэмптона (автора "Полного затмения", между прочим), адаптировавшего роман Макьюэна, я бы все-таки задался вопросом, зачем король шоколада, приехав погостить к друзьям, попытался вот так сразу изнасиловать несовершеннолетнюю родственницу хозяев - он ведь не маньяк и мог бы, будучи преуспевающим бизнесменом и солидным членом общества, подумать о последствиях, ведь о специфических взаимоотношения Брайони, Сесили и Робби он ничего знать не знал, а потом еще и взял да женился на жертве своего несостоявшегося покушения ни с того ни с сего.

Вторую часть смотреть трудно, она путаная и многие эпизоды там явно лишние - герой с товарищами безумно медленно бредет по Франции, потом ужасно долго ожидает эвакуации. Эпилог я воспринял просто с раздражением, но тут я необъективен, просто меня бесит Ванесса Редгрейв, играющая Брайони в старости. А еще мне не совсем понятен пафос фильма. С одной стороны, мысль о том, что зло, однажды принесенное в мир человеком, нельзя отменить никаким раскаянием и полное прощение возможно только в ином мире, но не в этом, мне близка на все сто. С другой, предполагается, что в своем искусстве, в порождении своей фантазии, героиня создала параллельный мир и в нем исправила то, что натворила. Однако как следует воспринимать такое "искупление" - как подлинное? (но ведь книжка - это всего лишь книжка, а судьбы поломаны, люди погибли и ничего не исправить) или как фиктивное? (но тогда откуда столько столько сочувствия к героине, вовсе того не заслуживающей? и вообще в этом случае следовало бы воспользоваться рецептами от Франсуа Озона, с "Ангелом" которого у "Искупления" Райта стилистически и сюжетно много общего и который, каждый раз играя с гранями реальности и фантазии, более умело уходит от этой дилеммы).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments