Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Пролетный гусь" В.Астафьева в МХТ им. А.Чехова, реж. М.Брусникина

Среди немыслимого количества однотипных поделок, которые конвейерным способом нашлепала за считанные несколько лет Брусникина в разных театрах, все-таки есть несколько, по которым можно судить, какой в идеале результат должен давать ее метод, когда он применяется к достойному литературному материалу и с использованием адекватного материала актерского. Выбор, наверное, может разнится, но для меня таких спектакля два - "Ай да Пушкин!" на малой сцене "Сатирикона" (по-моему, его уже сняли с репертуара) и "Пролетный гусь" на Новой сцене МХТ. Но если постановка по пушкинским сказкам была блестящим студенческим класс-концертом и не более того (хотя и не менее - до сих пор приятно вспомнить этот чудесный утренник), то "Пролетный гусь" - полноценная драматическая постановка. При этом что здесь, в отличие от позднейших своих работ, Брусникина не пытается следовать чужим шаблонам и "включать" в себе "большого режиссера", а привычно раскладывает прозу на голоса, перемежая ее вокальными номерами и пластическими этюдами. Тут, конечно, многое зависит и от самой прозы - Астафьев в этом смысле для брусникинских театральных штудий подходит идеально, его рассказы и в полной мере классические (по языку, по сюжетности, по характерности) и абсолютно современные (по материалу и по духу). Зрительский успех закономерен - пятый год "Пролетный гусь" идет с аншлагами. Зальчик, конечно, маленький, но и в нем не каждая постановка собирает публику, да еще такую - я поражаюсь: такому внимательному зрителю, как на "Пролетном гусе", может любой артист и любой режиссер только завидовать (помню, случай был несколько лет назад у окошка администратора: Инна Натановна Соловьева по ошибке пришла не в тот день в театр и, чтобы не ходить туда-сюда впустую, решила посмотреть "Гуся", а администратор перед ней рассыпалась в извинениях, мол, мест нет, "боюсь, не сможем вас достойно посадить" - учитывая, кто есть Инна Соловьева в Художественном театре, да и вообще в театральном мире, эпизод чрезвычайно показательный).

Довольно длинный для жанра "литературно-драматической композиции" (почти три часа) двухактный спектакль в полной мере соответствует своему "крупному", при всей камерности, формату. Хотя две части сюжетно никак, казалось бы, между собой не связаны. В основе первой, полуторачасовой - рассказ "Пролетный гусь", драматическая история послевоенных лет. Детдомовец Данила Солодовников, отвоевав, возвращается в никуда - для детдома он уже взрослый, а никакого другого угла у него не было, и он придумывает, что его родина - некое вымышленное Чуфырино. По дороге к нему прибивается медсестра Марина, которой тоже некуда ехать. И вдруг по пути следования эшелона неожиданно обнаруживается совершенно реальное Чуфырино, молодых, достойно проводив, ссаживают с поезда, и они оказываются в совершенно незнакомом месте, пытаются там наладить жизнь, находят людей, готовых им помочь, в первую очередь в лице новой квартирной хозяйки, но у той возвращается домой сын с невесткой, а хозяйка стареет, да еще ребенок Данилы и Марины умирает, за ним сгорает от туберкулеза сам Данила, и Марине не остается ничего другого как повесится. Вторая часть, по рассказу "Бабушкин праздник" - совершенно иной интонации, после эпической драмы - анекдот, разыгранный через ритуал: бабушка, глава большой семьи, празднует день рождения, дети и внуки "гуляют", не зная, что это последний общий сбор, с этого лета "строй" начнет редеть со страшной силой.

Песни, которые поют герои "Пролетного гуся" и "Бабушкиного праздника", не пересекаются, за единственным исключением: "Что стоишь, качаясь..." - и она становится музыкальным лейтмотивом постановки. Но обе новеллы объединены не только общей театральной стилистикой (правильный ход - не отдавать одну роль единственному исполнителю, но позволить артистом разной фактуры и темперамента примерить на свой голос как авторский текст, так и реплики разных персонажей), но и общей мыслью, символически выраженной в общем для двух историй заглавии спектакля: человек на земле - недолгий гость, транзитный пассажир, следующий в иной мир, где нет болезней и других бед, но от этого земная жизнь тем более полна смысла.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments