Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Приключения Посейдона" реж. Рональд Хим, 1972

С позапрошлогодним римейком Вольфганга Петерсена
(http://users.livejournal.com/_arlekin_/627649.html?nc=10)
фильм 1972 года имеет немногим больше общего, чем "12 разгневанных мужчин" Люмета с "12" Михалкова. То есть - одну и ту же канву сюжета: в результате стихийного бедствия и халатности владельцев судно "Посейдон" терпит бедствие в открытом море, переворачивается кверху дном, а несколько человек пытаются выбраться из оказавшихся внизу помещений через технические отсеки к днищу, отделяющему их от спасения. В остальном все другое. Хотя у "Посейдона" Петерсена есть свои достоинства - это неплохой, достаточно высокотехнологичный для фильма-катастрофы без элементов фантастики киноаттракцион. Казни, обрушенные на героев "Посейдона", не идут ни в какое сравнение с трудностями, которые преодолевают герои у Рональда Хима - его фильм не слишком сложный технически даже по меркам начала 1970-х, не говоря уж о теперешних, а препятствия сводятся в основном к обрушающимся лестницам и затопленным коридорам, то есть едва ли дотягивают по уровню сложности до шоу вроде "Форта Боярд". Зато у Петерсена едва намечены характеры и отношения между героями, а мифологическая подоплека, казалось бы, напрашивающаяся уже из названия судна, крушение которого имело место в действительности, в "Посейдоне"-2006 отсутствует практически полностью. Петерсен вообще переходит к делу без долгих разговоров, по-быстрому опрокидывает кораблик и устраивает апокалипсис с использованием, и эффективным, последних кинематографических достижений. Кстати, редкий случай, когда римейк по хронометражу намного, минимум на полчаса, короче оригинала. Но фильм 1976 года - нисколько не затянутый, несмотря на внешне меньшую зрелищность, просто насыщенный диалогами, подтекстами, символикой. Название корабля здесь отыгрывается по полной программе. На стене в парадном зале висит бронзовое изображение бога Посейдона, рассказывая о котором (как о божестве коварном и мстительном) один из героев замечает: "Неприятный персонаж". Как будто в отместку происходит подводное землетрясение и волна накрывает корабль, причем происходит это в новогоднюю ночь, сразу после двенадцатого удара - в мифопоэтике такое время считается "маргинальным", когда сталкиваются силы зла и добра. Языческой стихии противостоит христианский священник отец Скотт (Джим Хэкмен). Священников-единоверцев в фильме даже двое, один - обычный, другой, отец Скотт - неортодоксальный, отправленный за бунтарство проповедовать христианство каким-то неведомым дикарям. Но еще до крушения отец Скотт обращается с проповедью к пассажирам "Посейдона", и основной пафос его речи направлен против отчаяния. Второй священник благославляет его и на проповедь, и потом, когда часть пассажиров отправляется в поисках спасения блуждать по отсекам перевернутого корабля под руководством отца Скотта, хотя сам остается с теми, кто внимает интенданту и ожидает спасения внизу - все они тут же и гибнут. "Ваша проповедь - для сильных" - говорит он отцу Скотту, а тот призывает быть сильными всех, при том, что идут за ним как раз, казалось бы, самые слабые: пожилая пара, сварливый полицейский с женой-бывшей проституткой, брат и сестра, раненый стюард, потерявшая брата-музыканта певица... А первой их лестницей в "восхождении" к дну корабля становится праздничная наряженная елка - и так далее, и так далее. Но кроме этого, до гибели первого из группы спасающихся в диалогах очень много юмора, по существу "черного", но очень точно подходящего случаю ("Мы скоро утонем?!" - "Не скоро!"), у каждого из основных персонажей прописан характер и судьба, и сами персонажи - яркие, достойные внимания и запоминаются именно они и их отношения, а не трюки, которые они более или менее успешно выполняют по дороге. Замечательный эпизод, когда группа отца Скотта встречает толпу из двадцати человек, идущих следом за доктором спасаться в противоположном направлении. А на предпоследнем этапе "восхождения", погибая, чтобы оставшиеся в живых шесть человек смогли продвинуться дальше, отец Скотт обращается с риторическим вопросом "Сколько тебе еще нужно жизней?!" к богу - но до конца не понятно, к которому: к собственному, христианскому, или к языческому Посейдону.

Ничего такого у Петерсена нет - хотя в названии его фильма слово "приключения" отсутствует, основное содержание его фильма составляют именно "приключения" - естественно, что он вышел таким коротеньким, максимум на полтора часа. При том, что Петерсену-то всегда удавались именно моменты, связанные с характерами и отношениями персонажей - от давнего "Враг мой", сделанного на совершенно убогом техническом уровне даже для своего времени (середина 80-х), но трогающего больше многих блокбастеров, и до оболганной, всеми презираемой "Трои" (по мне так это вообще его лучший фильм на сегодняшний момент). В "Посейдоне", конечно, тоже находится место лирике, но без религиозно-мифологической подоплеки. Тем более, что место бунтаря-священника и говнистого, но добропорядочного в душе полицейского, в римейке 2006 года в соответствии с веяниями времени заняли бывший мэр Нью-Йорка и разочарованный в любви старый пидарас с серьгой в ухе (у Рональда Хима намек на гомосексуальную тему имеется, но он обыгран иронически, в одной из застольных бесед до крушения: "А вы женаты?" - "Нет, это невозможно, у меня есть любовник. Океан!", что, между прочим, укладывается в общую концепцию, в основе которой - конфликт современного христианского сознания и античной языческой стихии) - даже если бы Петерсен пожелал кому-либо из своих персонажей передать функции резонера, в амплуа которого у Хима выступает отец Скотт, он просто не нашел бы подходящего среди дурковатого отставного градоначальника, престарелого гомосексуалиста, карточного шулера, проститутки (в отличие от фильма 1972 года не бывшей, а действующей) и остальных милейших людей. Правда, у Петерсена и задача стояла другая - помимо демонстрации занимательных трюков, показать, что любая двуногая говорящая тварь достойна того, чтобы ее шкуру спасли - снять высокобюджетное кино по-другому и про другое сегодня Петерсену и не дали бы. В 1972 году думали иначе - исходное число пытающихся спасти там больше, и в жертву Посейдону приносятся не те, кто менее киногеничен и не так значим для продолжения спасательной операции - сначала жена старичка, потом супруга полицейского, то есть не те, по ком горевать некому (скажем, певичка, потерявшая единственного брата), а наоборот. В этом вся суть фильма. Самое сложное, что приходится преодолевать героям "Приключений Посейдона", в отличие от римейка Петерсона - не лестницы и вентиляционные шахты, а потерю близких, после смерти которых все-таки нужно жить и бороться дальше. Каким образом это осуществлятся не в ущерб памяти погибшим - самое потрясающее, что есть в фильме, и никакие трюки с этим не сравнятся. Вообще "Приключения Посейдона" - настоящее практическое пособие по христианской этике (и еще немножко - по ОБЖ), и без пошлых фокусов с птичками и иконками, дискредитирующих саму идею религиозного искусства.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments