Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Власть тьмы" Л.Толстого в Малом театре, реж. Юрий Соломин

В тех редких случаях, когда приходится видеть пьесы Толстого на сцене, я каждый раз думаю, что если искать корни нынешней "новой драмы" в классике - то именно в Толстом, у которого чернушно-криминальный либо анекдотический сюжет обязательно соединяется с длинными и муторными разговорами о социальных и философских проблемах. Не то что у других драматургов-классиков не было криминальных сюжетов или философских подтекстов, но у них у всех, от Пушкина, Лермонтова и Гоголя до Чехова (вот на Горьком уже все закончилось) философия вырастала из драматургической интриги и системы образов, а у Толстого для большей доходчивости она сама по себе, а шутки и убийства - отдельно. Тем более непонятно, почему Толстого так редко ставят. По-моему, нынешняя "Власть тьмы" - единственная его пьеса во всем многообразном московском репертуаре, а фоменковские "Плоды просвещения" хоть и шли лет двадцать, но уже три с лишним года как приказали долго жить. "Плодов просвещения" жалко - спектакль был симпатичный и в каком-то смысле образцовый: комедия-комедией, но оставляющая достаточно мрачный осадок. Пьеса "Власть тьмы", написанная к тому же на основе реального уголовного дела, напротив, даст фору и лесковской "Леди Макбет", и "Преступлению и наказанию" Достоевского, с которым до некоторой степени и перекликается, и полемизирует, и многим современным пьесам: жена богатого крестьянина по наущению матери своего любовника травит мужа "порошками", выходит замуж, а любовник, женившись, приживает ребенка от падчерицы, младенца убивают и закапывают в погребе, но на свадьбе падчерицы, которую после родов насильно выдают замуж, виновник прилюдно кается в содеянном и всю вину берет на себя. В отличие от Достоевского у Толстого убийцы не размышляют в момент преступления - его они совершают, находясь "во власти тьмы", и только впоследствии, постепенно, мучительно осознают (если осознают) последствия. Но чтобы этот робкий свет сознания имел ценность, необходимо показать "тьму" в ее сгущенном, концентрированном виде, для чего в пьесе Толстого, казалось бы, имеется все, что нужно. Однако Соломин, напротив, "тьму" разжижает, высветляет и местами разукрашивает хохломой. У него над деревней, где творятся страшные дела - синее безоблачное небо, на заднем плане - ряд аккуратненьких домиков и церквушек, все поют народные песни, ходят в опрятных рубашках и сарафанах, а в финале одного из актов на сцену падает премиленький снежок - причем прямо через крышу дома (в первом действии мне для полноты картины не хватало кокошников - но в финале, на свадьбе Акулины, появились и кокошники). Соломин к тому же соединил два варианта сцены убийства ребенка, показав происходящее как если бы зритель увидел его глазами лежащей на печи Анютки, то есть без леденящих душу подробностей. Получилось, что во "Власти тьмы" никакой такой особой метафизической "тьмы" нет, нет даже и социальной природы "мрака невежества", а есть временное помутнение рассудка в основном порядочных, за редким исключением, людей, просто их "бес попутал". Да и самая законченная злодейка в пьесе, мать "чувствительного" Никиты (который позволил любовнице мужа отравить, а потом своего убитого ребенка в погребе зарыл, но уж потом так каялся, так каялся...), Ириной Муравьевой сыграна весело, с огоньком - волей-неволей предприимчивая женщина вызывает сочувствие и симпатию, в то время как ее муж Аким, воплощение "народной нравственности" в пьесе, со своей косноязычной, по-толстовски примитивной праведностью, скорее отталкивает. Акима в одном из составов должен играть сам Соломин, но пока он работал над спектаклем только как режиссер, а играет Кудинович. Вообще из центральных персонажей получился только Никита у Фаддеева, и еще есть несколько ярких эпизодов: Митрич-Потапов, муж брошеной Никитой Марины-Еремеев - да и все, пожалуй, потому что, скажем, урядник у Складчикова вышел этаким комическим водяным из сказок Роу. Героинь в Малом играть по-прежнему некому, и хотя "Власть тьмы" - не "Три сестры", но отсутствие хороших актрис в возрасте от 20 до 40 сказалось снова. Упреки, будто бы Соломин не работает с текстом, а просто распределяет роли и разводит артистов по сцене, никогда не были справедливы, а во "Власти тьмы" он проявил себя как режиссер в полной мере: Акулину превратил в какую-то увечную-полоумную, в финале усадил героев в ряд, как на семейной фотографии, опять же, перемонтировал текст одной из ключевых сцен. Но в целом - да, очень все академично. На то и Малый театр - есть другие театры, где "Власть тьмы", по-моему, очень здорово (легче, чем любую из пьес Гоголя или Островского) можно было бы перенести в сегодняшнюю Россию, переодеть героев, а нелепые диалектизмы заменить современным сленгом без потери качества текста и остроты конфликта. Но зато такая "Власть тьмы" - это и есть Малый театр, со всеми его плюсами и минусами. Вот предыдущая премьера Малого, житинкинский "Любовный круг" Моэма на сцене филиала - постановка гораздо более целостная и адекватная материалу - но по сути стопроцентно антрепризная:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1047155.html?mode=reply

А соломинская премьера - не шедевральный, но пристойный образец "охранительно-консервативного" течения, которому тоже должно быть место под солнцем. Нравится или не нравится - вопрос другой. Лично я от данного конкретного результата тоже не в восторге. Но и к тому, чтобы повсеместно переодевали героев классики в латекс или разговарили исключительно бранным словами, не вполне готов. Кстати, персонажи "Власти тьмы" Толстого лексикой типа "сука" или "блевать" отнюдь не гнушаются.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments