Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Роберто Зукко" Б.-М.Кольтеса в МТЮЗе, реж. К.Гинкас

Как бы я хотел, чтобы этот спектакль поставил любой другой режиссер в любом другом театре, или пусть даже в этом, но только не Гинкас! Бернар-Мари Кольтес умер от СПИДа еще в 1989-м, и хотя, условно говоря, "Роберто Зукко" - это "новая драма" в ее образцовом варианте, но пьеса уже не нова во всех отношениях. Гинкас с этого начинает свой спектакль: тюремщики в одежде русских ментов говорят, что театр, пьеса и режиссер - все уже "вчерашний день". Неприятное, неуместное кокетство, в котором, конечно, заложена режиссерская ирония - но по какому поводу, если спектакль, как это ни печально - действительно "вчерашний день"? История юного убийцы, задушившего сначала отца, затем, после побега из тюрьмы, и мать, зарезавшего полицейского и, наконец, застрелившего ни в чем не повинного ребенка, насыщенная матершиной и разыгранная частично с трагическим (на пустом месте) пафосом и мхатовскими паузами, частично - в манере если не КВН (не хочется лишний раз без причины обижать КВН), то самых примитивных комических шоу, вплоть до того, что менты ни с того ни с сего начинают, нахлобучив тюбитейки и дурацкие шапки, говорить то с кавказским, то с немецким акцентом, а то и на украинизированном говоре, да еще про "унутреннюю жизнь".

Зачем все это Гинкасу, великому режиссеру, как никто другой способному почувствовать и выразить хрупкость человеческой души, причем без мата, без пошлого комикования, без занудства, наконец? Социальная тема с "чернушным" уклоном, правда, для Гинкаса не нова - я сам по возрасту не застал спектакль "Вагончик", но о нем, хотя прошло двадцать лет, до сих пор говорят. О "Роберто Зукко" уже сейчас сказать нечего, поскольку совершенно не ясно, зачем Гинкас взял эту пьесу, о чем хотел поставить спектакль и как его теперь в итоге понимать? Да что там - элементарный сюжет и то с трудом прочитывается в этом намеренно бессвязном потоке эпизодов. Странная сценография - как обычно, Сергея Бархина, но и его как будто отменили: эмблема кока-колы зачем-то красуется на стене, это ведь тоже штамп! Странное музыкальное оформление: Pascal Comelad, как сказано в програмке, "французский авангардный пианист, композитор-примитивист, великиий гений игрушечной музыки, виртуоз детсадовских барабанов", в соединении с песнями группы "5'nizza" и Жанной Агузаровой. Странное, но не будоражащее, не активизирующее мысль, а вызывающее недоумение, как и все остальные элементы постановки. Эдуард Трухменев пытается играть своего персонажа Роберто Зукко трогательным великовозрастным дебилом, но про него другие персонажи говорят, что ему двадцать с небольшим и он очень красив, что с мясистой трухменевской фактурой совсем не вяжется. И так по всему списку действующих лиц, вплоть до бессловесного мальчика, которому, если верить сказанному, "четырнадцать лет, а выглядит он еще старше, потому что занимается спортом", но на вид он - десятилетний недокормыш. А шапка-ушанка на вечно-пьяном папе героини Елены Лядовой, если можно ее так назвать, подружки главного героя - это, в конце концов, просто пошло. Мораль пьесы, если, опять-таки, можно называть ее "моралью", правда, прочитывается: Роберто Зукко - свободолюбивый маргинал, весь спектакль передвигающийся с прикованной к ноге гирей; для него не существует никаких рамок, никаких ограничений, из-за тюремной решетки он выходит "через крышу" (если через стену - окажешься в соседней камере), он "тихий и нежный", убивая, он "душит в объятьях", а в мальчика стреляет, потому что мама мальчика (одна из двух ролей, сыгранных в этом спектакль Ольгой Демидовой) демонстрирует равнодушие к судьбе сына.

Наверное, Гинкасу хотелось в чем-то преодолеть себя, пойти на творческий эксперимент, сделать то, чего от него не ждут - но с чего вдруг его, Гинкаса, неповторимого в своем роде, потянуло сыграть на чужом поле, где и без него не протолкнуться? Он не просто повторяется - он тиражирует даже не собственные приемы, а чужие шаблоны, чуждые ему и эстетически, и нравственно. И еще пытается над этим тиражированием ерничать, так, что помимо недоумения, спектакль оставляет после себя чувство неловкости. Не знаю насчет французского композитора-примитивиста, но Гинкас уж точно - "великий гений игрушечной музыки, виртуоз детсадовских барабанов". А по "Роберто Зукко" этого совсем незаметно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments