Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Ниоткуда с любовью" по И.Бродскому в "Школе современной пьесы", реж. М.Козаков

Не в упрек Козакову, просто чтобы с самого начала определиться с жанровой природой проекта: это не спектакль, а литературно-музыкальная композиция по стихам и интервью Иосифа Бродского. Держится эта композиция на определенном сюжете, в центре которого - история преследования и эмиграции поэта: суды, аресты, ссылки, психушки, вызовы в КГБ и ОВИР, а позднее - эпизоды пребывания в Италии (из всего эмигрантского периода Козаков выбрал именно их). Смысл композиции в том, чтобы через взимодействие озвученных подробностей биографии автора (озвученные через беседы Бродского с Соломоном Волковым) с его поэтическими текстами показать, как первые отразились во вторых, то есть биографию "проиллюстрировать" стихами, а стихи "прокомментировать" биографическим материалом, но таким, по возможности, образом, чтобы результат выглядел не как иллюстрация и не как комментарий, а как самостоятельное художественное произведение. Но Козаков слишком влюблен в поэзию Бродского, слишком увлечен его судьбой, да и собственным восприятием того и другого, он хочет максимального воздействия на публику - через музыку (почти половина стихов звучат как романсы в исполнении Качана и Модестовой, иногда и сам Козаков подпевает), через видеоряд (задействованы кадры из видеоинтервью Бродского и петербургские кинозарисовки на экране), через драматические сценки, "перебивающие" и перебивающиеся стихами: идет, например, сцена "беседы" Бродского с гэбистом или с овировцем, и "переключается", перетекает в поэзию, затем возвращается на исходную позицию. Ну а как Козаков читает Бродского, пересказывать, естественно, смысла нет. Кульминацией первого действия становится стихотворение, точнее, поэма "Два часа в резервуаре" - самый сильный момент спектакля, где работает один Козаков, без аксессуаров и спецэффектов. Текст, написанный в архангельской глуши под впечатлением от "Доктора Фаустуса" Томаса Манна, составлен из цитат на латинском, немецком и идиш, полон литературных реминисценций и сам по себе представляет собой "пьесу", более сложную, чем та композиция, которая лежит в основе всего спектакля. Как и "Пьяцца Маттеи" во втором. Это стихотворение (или тоже поэма?) очень любимо актерами. Сергей Юрский посвятил ему большое эссе - на его примере он разбирает методологию исполнения текстов Бродского вообще ("Вдруг показалось" в сборнике Юрского "Попытка думать"). Но у Козакова оно звучит не как философское (все-таки когда Юрского называют "актером-интеллектуалом", это хотя и штамп, но не на пустом месте возникший), а как прежде всего лирическое. Впрочем, и "Ниоткуда с любовью" в целом - представление, при некоторых элементах сатиры (речь идет о ленинградском КГБ и не приходится даже ни на что намекать), лирическое. Что, с одной стороны, плюс. А с другой, трагедия крупной личности вдруг оборачивается примирением, такого сентиментально-мелодраматического характера, с действительностью, и эмоциональным финалом композиции Козакова становится "лишь благодарность", хотя, по всей вероятности, отношение к жизни Бродского было, вопреки броской строчке единичного стихотворения (пусть даже одного из самых удачных и известных), как минимум, более разнообразным.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments