Tags: свобода

Орел

О свободе

Ницше утверждал, что существуют два вида свободы: свобода "от" и свобода "для". Некоторые (например, Эвола) считают, что современный либерализм есть в чистом виде свобода "от" (от власти государства, догматов церкви, норм морали etc), но, в действительности, в понятии либеральной свободы можно указать и цель, с которой она (свобода) утверждается: она нужна для как можно более полного удовлетворения материальных потребностей человека. Инструментом для этого является т.н. "свободный рынок".

"Гражданское законодательство, — пишет Поппер, - великое благо. Его цель — личная свобода и сосуществование без насилия. Со времен Древнего Рима цивилизованное общество преследовало эту скромную цель — скромную, но очень трудно достижимую. И цивилизованное общество позволило развиться свободному рынку".

Современные ученые - и даже не только шарлатаны, вроде того же Поппера, но и вполне уважаемые историки - почему-то видят корни современного "гражданского общества" в гражданских обществах античности. Но между античностью и современностью нет цепи непрерывного развития. Между античностью и нами - разрыв. И дело даже не только в том, что ни одному нормальному римлянину никогда не взбрело бы в голову ставить своей целью построение общества, существующего без насилия (даже Христос говорил, что принес с собою меч разделения). И не в том, что те же римляне никогда не противопоставляли уголовное право гражданскому, как это делает Поппер.

Дело в том, что нам очень трудно понимать тех людей. Для них свобода была не свободой "от" и не свободой "для", а чем-то более узким и вполне конкретным, осязаемым. Свобода - это свобода, и она противопоставлена несвободе. По крайней мере, так должен был понимать вещи свободный человек, владевший собственным домом в городе, в котором жили штук 10-15 рабов.

Целью существования гражданского общества в древности было вовсе не создание "свободного рынка" и обеспечение каждого человека велосипедом по его потребностям. Целью было достижение благой жизни (в смысле платоновского блага вообще), т.е. в основу строительства общества клались определенные сакральные или метафизические принципы.

Наконец, свобода гражданина сама по себе не только давала некие права, но также налагала весьма суровые обязанности, высшей из которых была необходимость отдавать жизнь за отечество. Разумеется, подобное понимание гражданской свободы выходит далеко за пределы представления о потреблении сколько влезет и "самовыражении" как угодно.