?

Log in

No account? Create an account

Entries by tag: религия

Неоязычники среди нас
Орел
_aristeo
В контакте пишут, что на Украине собираются освятить "первый со времён классической античности римский публичный храм" (sic!).

Что я могу сказать по этому поводу? На Украине, похоже, совершенно съехали с глузду, лишились разума и обезумели. Я о том, что у них, видимо, никаких других проблем нет, кроме как строить античные храмы. Типа, нижние уровни пирамиды Маслоу заполнены, и теперь люди берутся за последнее, что осталось - самореализацию.

Однако нелепость происходящего с т. зр. логики ритуальной чистоты не менее доставляет. Во-первых, римские храмы освящались (обряд dedicatio) вовсе не понтификами, а римскими магистратами, т.е. должностными лицами, избранными римским народом. Так как теперь ни римского народа, ни римских магистратов нет, то и римский храм освятить не получится. Более того, ещё до всякого освящения, публичный римский храм должен быть первым делом обетован, и обет (votum) должен дать магистрат с империем (консул или диктатор). Затем следует обряд locatio - выбор места для храма и организация подряда на строительство. Этим делом занимался римский сенат или специальная коллегия магистратов. И да, конечно, публичный храм мог быть построен только внутри римского померия (pomoerium) или на общественной земле (ager publicus). Как, интересно, в современную эпоху можно соблюсти все эти условия?Read more...Collapse )

(no subject)
Орел
_aristeo
При написании даже краткого сообщения по религии древнего Рима автор сталкивается с задачею, весьма отличной от той, с которой ему приходится иметь дело при описании дохристианских культов Греции. В последнем случае он должен рассказать о людях, чьи представления о божестве и о месте человека во вселенной прошли долгий путь от первобытных представлений (начиная с древнейшего времени, от которого до нас дошли документальные свидетельства) до вполне цивилизованных концепций. До остатков ранних этапов развития мысли нужно докапываться как до окаменелостей, скрытых в недрах гор; интерпретировать их приходится в свете нравов и обычаев общества, далеко ушедшего вперёд в своём интеллектуальном и духовном развитии. Греки были утончёнными, своеобразными мыслителями, смелыми экспериментаторами, они в гораздо большей степени, чем другие народы, были способны порвать со своим прошлым, если это представлялось им желательным. У них была, кроме того, способность к абстрактному мышлению, и среди них было поразительно много тех, кто обладал логическим умом и мог доходить вплоть до крайних следствий из своих идей. Таким образом, они выработали в высшей степени абстрактную, большей частью монотеистическую теологию и применили её к толкованию традиционных обрядов религии своих отцов и дедов; многие из их выводов с небольшими изменениями переняло христианство, и с тех пор они придают течению всей европейской мысли особый колорит. Но римляне были гораздо большими тугодумами. Склонные к порядку и формализму, желающие учиться, но в то же самое время чрезвычайно привязанные к прошлому во всех его формах, они как не изобретали ничего нового, так и не отказывались вполне от старых, полупервобытных религиозных практик, которые они унаследовали от своих предков, простых земледельцев и пастухов доисторической эпохи. Их теология и философия (если у них когда-нибудь вообще были подобные материи), представляли из себя упрощённую адаптацию греческой мысли. Более того, греки, величайшие художники древности, обладали ярким и живописным воображением. Объекты их поклонения представали перед их мысленным взором в виде ясно определённых фигур, человеческих по форме, но обладающих сверхчеловеческим великолепием, имеющих собственную индивидуальность, как у любого обычного человека, мужчины или женщины. У них были свои особенности в одежде и чертах лица, свои привязанности и антипатии, они любили и ненавидели как друг друга, так и смертных, между ними складывались отношения отца и сына, матери и дочери, сестры и брата. Первой попыткой систематизации этого были генеалогии, и с начала греческой истории, насколько нам известно, составлялись - сначала в стихах, потом в прозе - сказания, большей частью о богах, а также и о тех могучих людях, полубогах, живших давным-давно и непохожих на тот слабосильный род "ныне живущих людей" - здесь мы позаимствовали у Гомера его повторяющуюся фразу, которую он использует для описания той чудесной силы, что преисполняла, скажем, Гектора или Аякса. Но у Рима не было своей мифологии - или была столь незначительная, что она померкла перед ярким светом греческих легенд. Греки обучили римлян письму - во всех смыслах, как как и в том, что латинский алфавит происходит от греческого (с незначительными изменениями), так и в том, что всё, что римляне когда-либо знали о стиле, было заимствовано ими у греков.

(Х. Дж. Роуз. Древнеримская религия)

Божество Победы в Авесте
Орел
_aristeo
70.

...шествует
Ахурой созданный Вэртрагна
В образе вепря,
Устремляющегося вперёд,
Обладающего острыми зубами,
Мужественного, с острыми клыками,
Вепря, убивающего с одного удара,
Неприступного, когда он разъярён,
С пёстрой мордой, стремительного,
Обладающего металлическими лапами,
Металлическими когтями, металлическим хвостом,
Металлическими челюстями.

71.

Настигающего противника, неукротимого,
С мужественной смелостью
Разящего противника в бою,
И он не довольствуется [лишь] ударом,
Не довольствуется одним ударом,
Пока не переломит
Позвонков [спинного] хребта жизни,
Позвонков, источника жизненной силы,

72.

Пока не развеет в прах
С одного раза и кости и волосы
И в кучу не смешает
И головной мозг и кровь
Человека, солгавшего Митре.


Из "Гимна Митре". Перевод И.С. Брагинского