?

Log in

No account? Create an account

Entries by tag: размышления

Обожаю Плутарха
Аристео
_aristeo
Некто спросил военачальника Ификрата, как бы осуждая его, чем же тот занимается, ведь он не гоплит, не лучник и не пельтаст. Тот же ответил, что он всем этим управляет и использует по назначению. Так и мудрость (ἡ φρόνησις) не есть ни золото, ни серебро, ни слава, ни богатство, ни здоровье, ни сила, ни красота. Но что же? Она есть то, посредством чего всем этим можно пользоваться прекрасным образом, она делает все эти вещи приятными, примечательными и полезными; а без неё они становятся бесполезными, бесплодными и вредными, тогда они подавляют и позорят того, кто обладает ими.
(Плутарх, Об удаче / De Fortuna)

(no subject)
Орел
_aristeo
Древнегреческий полис - это город-государство, который, тем не менее, не является ни городом, ни государством. Это примерно как хлопок одной ладонью. На это надо медитировать, пока не снизойдёт просветление.

Прочёл "Имя розы" Умберто Эко
Аристео
_aristeo
Книжка оставила неоднозначное послевкусие. С одной стороны, замечательная монография в жанре поп-сайенс, повествующая о жизни средневекового монастыря. Усков и тот не мог бы лучше написать. С другой - достаточно занудное художественное произведение. Несмотря на обилие разного рода аллюзий на Борхеса, "Имя розы" заставило меня вспомнить Гессе. Эко - это как бы анти-Гессе: если у последнего в "Нарциссе и Гольдмунде" практически отсутствует, так сказать, Zeitgeist, там нет временнЫх маркёров за исключением упоминания какой-то там битвы, произошедшей в 16 столетии (не помню уже точно), повествование Гессе ведётся вне времени (что для него характерно), то Эко предельно точен и скрупулёзен в описании исторических подробностей того момента. Мало того, что мы точно знаем время повествования (но не знаем места), так и само действие расписано по часам монастырской жизни.

Так вот, в этом отношении автор до уныния дотошен. Если какой-нибудь доцент от медиевистики возьмётся проверять его на исторические ляпы, то, скорее всего, потерпит фиаско со всеми своими знаниями, справочниками и библиотеками: у Эко комар носа не подточит. Профессиональный историк делает свою работу грамотно и зря свой хлеб не ест, это видно.

С другой стороны, художественная часть романа явно проигрывает научной. Автору определённо не удалось гармонично соединить в одном произведении такие столь разные жанры как детектив, с одной стороны, и философское произведение - с другой. Пространные рассуждения философского плана в одних главах чересчур контрастируют с динамичным действием в других. Да и само по себе художественное полотно, которое, по идее, должно представлять собою столкновение характеров, весьма бедно. Эко наплёл весьма бедный узор на канву своих философских экзерсисов. Да и рисунок этого узора представляется несколько несуразным.

Понятно, что хотел показать автор: столкновение между мировоззрением ветхим, средневековым, религиозным и схоластическим, направленным вовнутрь, и новым мировоззрением, модернистским, секулярным и позитивным, направленным вовне. Но для этого ему пришлось исковеркать сюжет и сделать своих героев не полноценными личностями, а чем-то вроде эгрегоров, манифестаций определённых идей. Выглядит это весьма нелепо. Наибольшей нелепостью отличается фигура учителя протагониста, Вильгальма Баскервилльского. Это воистину Шерлок Холмс, перенесённый из 19 века в 14 и принявший на себя монашеский обет (а почему бы и нет? он и так отличался равнодушием к плотским утехам и мирским радостям). Итак, Эко помещает Холмса в 14 век, превращает его в некого идейного естествоиспытателя и делает его учеником Роджера Бэкона. Этот самый ученик Бэкона встаёт на богословском диспуте, посвящённом вопросу о бедности Христа, и начинает заводить речи о некой законодательной ассамблее и всеобщем избирательном праве, будто он не монах 14 века, а кто-нибудь вроде Дантона.

И вот, этот убеждённый республиканец в своих речах проповедует изучение материальной природы в духе позитивизма 19 века. Помилуй Бог, и это в то время, когда только два века прошло со времён св. Бернара, человека прославившегося тем, что он был идеологом крестовых походов и утверждал, что ни молитва, ни подвижничество не приведут к спасению, а спастись можно только окропив свой меч кровью неверных. Кроме того, про него рассказывают такой анекдот, будто он два часа бродил вокруг Женевского озера, погружённый в благочестивые думы, но самого озера так и не заметил. В то время люди ценили, когда человек обращает свои мысли к горнему и отвращается от мира. Такое поведение Бернара казалось им несомненным признаком его выдающегося благочестия.

Понятно теперь, сколь нелепым было бы появление Шерлока Холмса прямо посреди того, средневекового мира? Ну да, ведь перед автором такая задача и стоит: показать столкновение и противоборство двух мировоззрений, прогрессивного и консервативного. Противоположный полюс Эко малюет в виде слепого Хорхе, бывшего монастырского библиотекаря, страдающего сверхценными идеями сохранения знания без его приумножения и греховности смеха. Сколь карикатурно положительно выписан в книге Вильгельм, столь же карикатурно отрицательно изображён Хорхе. По сути, они не литературные герои даже в полном смысле этого слова, не личности, а просто выразители тех идей, которые приписал им автор. Приписал, а затем опустил эти фигурки в среду европейского монастыря 14 века, которую он так скрупулёзно со множеством подробностей описал.

(И какие это подробности! О! как он мило и снисходительно разжёвывает нам, бестолковым читателям, что вовсе не инквизиция пытала еретиков и затем сжигала их на кострах, что всё это исторический миф, что инквизиторы просто вели следствие и выносили вердикт, а всем рукоприкладством занимались мирские власти. Потому что люди, облечённые церковным саном, пытать и казнить не могут, это же логично; да и скажем честно - общество в средние века было устроено логично и справедливо, это было общество, как бы мы сказали сегодня, с цветовой дифференциацией штанов).

Так вот, несмотря на все эти милые сердцу профессионального исторического доцента подробности, несмотря на все обильные цитаты из источников и философских опусов, автору не удалось передать главного - ему не удалось показать ДУХ той эпохи, столь отличной от нашей. Его повествование не то что бы модерново, нет, оно, скажем так, ПОСТМОДЕРНОВО. Помимо ассоциации с Гессе, у меня при чтении возникла мысль сравнить этот роман с каким-то тупым американским фильмом, где собрали героев разных книжек и фильмов - капитана Немо, Шерлока Холмса, графа Дракулу и Бог знает ещё кого - и намутили из этого феерическую чепуху. Вот так же и здесь. Бодрый Шерлок Холмс Баскервилльский против проповедника уныния Хорхе (Луиса Борхеса, да). Финальный диалог в запретной комнате библиотеки, который автор тщетно попытался сделать кульминацией повествования - чушь полнейшая. Хорхе последовательно приводит логические аргументы в пользу греховности и, хм, вреда смеха, в ответ на что Вильгельм просто начинает его высмеивать. Ну это примерно как сотней-другой страниц раньше диспут о бедности Христа закончился рукоприкладством. И где же вся мощь познающего ума Вильгельма? Сдулась, пшик. Вместо того, чтобы мыслить отвлечённо (что он якобы умеет лучше всех в книге) и на этом поле громить Хорхе, он начинает мыслить предметно. Разве не вздыхал он, Вильгельм, разве не молился он, чтобы Господь ниспослал мудрость на его братьев по ордену, когда увидел, что на диспуте о бедности Христа те используют такие же приёмы? Не говорю уж о том, что за высмеивание оппонента во время дискуссии приличные люди в жежешке просто банят. Нелепый Борхес интеллектуально разгромил нелепого Холмса, затем был высмеян последним, затем с горя, наверное, сожрал отравленную им же, Борхесом, книгу и спалил сначала библиотеку, а потом и монастырь. Короче говоря, концовка книги оставила меня в полном недоумении.

Ну да, касательно концовки, то финальные аккорды, где протагонист, Адсон, изливает свои мысли о вечном, более чем сомнительны. Где это видано, чтобы христианский монах в средние века мыслил себе смерть как какое-то безмолвие, пустоту, где нет никаких различий? Тут и до ереси недалеко. Это уже не христианство, а какой-то современный постмодернистский буржуазный буддизм, столь модный во второй половине прошлого века на Западе.

Так уж получилось, что я сначала посмотрел фильм "Имя розы", а потом уже прочёл книгу. Не понимаю, почему фильм не понравился Эко. По-моему, по сравнению с книгой он несомненно выигрывает, даже в плане фабулы, так сказать, на логоцентрическом уровне. Очень правильно сделано, что Вильгельм в фильме в конце погибает вместе с Хорхе, спасая при этом жизнь Адсону. А то по книге учитель - это как то, что не тонет. И правильно сделано, что девица остаётся в живых. В книге-то любовная история Адсона как будто искусственно привёрнута к основной канве повествования, и такое впечатление создаётся, что если её выкинуть, то роман только выиграет от этого. А то нелепость: Адсон совершил страшный грех и лишился чистоты девственности, и это, типа, ничего так по воззрениям тех людей. Ну а девицу сожгли в итоге, так что и искушения нет. В фильме же особенно сильны последние кадры, где главный герой прощается с девицей. Это ведь момент искушения для него и выбор пути. Предать ему монашеские обеты или собственные чувства? И тот выбор, который он делает, показывает силу и чистоту его веры. Тут уж можно без всяких философских аллюзий.

Книга же напрочь лишена такой силы драматических моментов, подобные моральные вопросы автором не поднимаются, зато страницы её испещрены разного рода эпистемологическими умствованиями, которые видеть в художественном романе несколько нелепо.

В общем, книга оставила по себе лёгкое разочарование. Я ожидал большего. Хотя, быть может, мне и захочется её перечитать.

Эволюция марксизма
Орел
_aristeo
Тем временем марксизм эволюционирует. И вот, теперь иным из марксистов основное противоречие эпохи видится в "противоречии между коммунистическим и мелкобуржуазным сознанием в рабочем движении". Консервативные коллеги, конечно же, по-дружески журят выскочку, но тем не менее факт симптоматичен. Спустя 150 лет до наиболее проницательных из марксистов, наконец-то, стало доходить, что нормальный рабочий просто не хочет устраивать никаких революций. Не хочет потому, что все якобы объективные и якобы антагонистические экономические противоречия на деле находятся в головах у людей. Это хорошо понимали те, кто разваливал Советский Союз.

До Сталина же это дошло ещё в 30-е годы, и он быстро сообразил, что в предстоящей войне пролетариат буржуазных стран вовсе не устроит у себя революцию (из солидарности с советскими пролетариями), а будет воевать на стороне угнетающего его государства (как и произошло). Поэтому Сталин, не откладывая дело в долгий ящик, раздал идеологам всемирной пролетарской революции по пуле в затылок и принялся строить социализм в отдельно взятой стране, что на деле означало подготовку к мировой войне.

Капитализм
Аристео
_aristeo
smirnoff_v писал некогда: Системный кризис капитализма выражается в первую очередь в том, что современный капитализм не в состоянии в полной мере использовать главный ресурс человечества, который находится в его распоряжении, а именно человеческий труд!

Однако если мы бросим взгляд в прошлое, то увидим, что это утверждение можно применить к капитализму на любой стадии его развития. И действительно, становление капиталистических форм производства всегда сопровождалось массовым разорением крестьян и ремесленников традиционного типа (экономически, как, например, в Голландии или Франции, или принудительно, как в Англии, через огораживания), деклассированием значительной части населения. Огромные массы неприкаянных пролетариев, у которых не было ни кола ни двора, составляли серьёзную социальную проблему, однако бунты против машин и новых порядков не имели успеха: "прогрессивная" экономическая формация продолжала развиваться и расширять сферу влияния. Те люди, которые некогда имели работу и хлеб, занимали вполне твёрдое социальное положение, вдруг оказывались разорены и выброшены на улицу. Это именно то, что современные учёные называют "прогрессом в социально-экономических отношениях".

Таким образом, согласно smirnoff_v, нам следовало бы признать, что капитализм находился в состоянии системного кризиса, начиная с момента зарождения, на протяжении всей своей истории, что было бы неверно. Наоборот, нам следует признать характерной чертой капитализма как социального явления то, что он отказывается от использования человеческого труда в полной мере и формирует (экономически или административно) определённый слой деклассированных элементов, пролетариата, чей труд либо не используется вовсе, либо используется в самых негуманных, уродливых формах. Таким образом создаётся "рынок свободной рабочей силы", без чего невозможно индустриальное капиталистическое производство.

Настоящая же угроза капитализму - не избыток используемого ресурса (пусть это будут даже люди, которые в капиталистическом обществе называются "человеческим материалом"), а наоборот, его дефицит. Ибо капиталистические, индустриальные формы производства подразумевают массовость и дешевизну как используемого ресурса, так и конечного продукта. Заметим, что тормозом развития капитализма в Российской империи было как раз то, что крепостническая экономика почти на 100% использовала труд населения, в результате чего рынок свободной рабочей силы сформироваться не мог. Рабочие руки для промышленного производства были дефицитом.

Обобщая это умозаключение, можно сказать, что для любой социально-экономической формации дефицит какого-то ресурса (в т.ч. и использование на 100% или близко к этому) есть признак кризиса. В инженерном деле, например, в электротехнике, есть правило: не нагружать никакую деталь более чем на 70% от штатной мощности. Всегда должен быть резерв на случай непредвиденных ситуаций (скажем, скачка напряжения). То же самое можно распространить и на общество: в нём должен иметься резерв ресурсов для мобилизации. Не случайно историки называют 19 век кризисом крепостнической экономики в России: при использовании почти 100% труда населения, экономика оставалась отсталой, мощности не хватало. Потребовался переход и иным формам хозяйствования.

То же самое, например, происходило и в рабовладельческой Римской империи. Раб, конечно, работает плохо, это признавали и сами древние, но когда рабов много, когда завоевания обеспечивают большой их приток и они дёшевы, то можно организовывать рабовладельческие плантации. Загнать рабов в казарму, и выдавать каждому за работу миску похлёбки, а если хорошо работает - можно и бабу. Когда же раб, состарившись, уже не мог работать, его пускали в расход. Таким образом, землевладельцы брали не качеством труда, а количеством рабсилы. Однако когда темпы римских завоеваний снизились, обнаружилось, что рабов становится меньше (другие источники рабства - внутренний прирост и долговое рабство - не давали нужного количества рабсилы), что они дорожают, качество же их работы не улучшается - отсюда вынужденный переход к другой форме хозяйствования. Теперь землевладельцы сажали зависимого человека, колона, на землю, давали ему обзавестись семьёй, хозяйством, сами же взимали с него плату за пользование землёй. Когда у человека есть собственное хозяйство, то он, в отличие от раба, заинтересован в качестве своего труда.

Итак, подводя итог, мы можем заключить, что профицит рабочей силы является для современного капитализма не злом, а благом, и с этой стороны ему опасность не угрожает. Главной же опасностью и симптомом кризиса капитализма является оскудение невосполнимых природных ресурсов. Я имею в виду не только нефть, о которой сегодня больше всего разговоров, но природные ресурсы вообще: нефть, уголь, газ, металлы. Краеугольным камнем индустриальной экономики и капиталистической социальной структуры является то, что все эти ресурсы многочисленны и дёшевы; когда же они станут редки и дороги, то массовое индустриальное производство сделается невозможным.

Нам следует отказаться от веры в непрерывный "прогресс" как характерную черту человеческой истории. Вспомним, отчего закончился бронзовый век: люди к кон. 2 тыс. до Р.Х. почти исчерпали известные им месторождения свинца и олова, компонентов бронзы, и были вынуждены перейти и использованию железа. И дело вовсе не в "прогрессивности" последнего: первые железные изделия были хуже бронзовых. Да и сами древние считали железный век временем наибольшего упадка - не в материальном, а в космическом смысле.

Так что, с технологической т.зр., современное капиталистическое человечество заходит в тупик, выйти из которого возможно только через серьёзные социальные преобразования и значительное снижение общего уровня жизни, т.е. количества и качества потребления.

Империя и этнический (национальный) вопрос
Орел
_aristeo
Что такое империя? По зомбоящику сегодня принято толерантненько называть Россию "многонациональным государством", но эта формулировка несколько лукавая. Ибо империя (а Россия, как ни крути - это империя) - суть сверхнациональное государство, это супергосударство, это государство государств.

Один очень умный человек указал как-то, что в названии "Союз Советских Социалистических Республик" содержится идея всемирного господства. И действительно, если мы возьмём какое-нибудь государство, будь то Англия, Франция или Турция, например, то увидим, что в названии отражается этнический или географический аспект государственности. Вот, США - это Соединённые Штаты Америки, а не Индии или Швейцарии. СССР же - это просто союз неких республик, и ничто не мешает называть этим именем хоть всемирное государство.

Однако это только половина правды. Дело в том, что то же самое можно сказать и про названия абсолютно всех империй. Римская империя, Imperium Romanum - дословно, "римская власть" - суть пространство, над которым установил свою власть город Рим. То, что мы называем средневековой Турцией или Оттоманской империей, в действительности не является ни тем, ни другим. Строго говоря, и самоназвания-то у этого государства не было. Жители называли его "Дар-эс Ислам", что в переводе значит "земля ислама": по собственным представлениям, оттоманские султаны правили всем исламским миром, с тайной надеждой расширить его пределы до границ ойкумены.

Таким образом, империя - это целый универсум, в котором единая власть устанавливается над самыми различными племенами и народами. Эта власть водворяет на всём пространстве мир и порядок. Правителям империи подчиняются и дикари, и люди цивилизованные, и вольные граждане, и цари подвластных государств. Поэтому говорят, что устройство империи многоукладно. Имперская идея позволяет каждому сообществу внутри государства занять своё место в иерархии. Когда же империя приходит в упадок и рушится, на её территории начинаются войны за раздел наследства и передел сфер влияния.

Взгляните на современный Ближний Восток! Страшно подумать, но начиная с 11 века до Р.Х. и до 20 в. по Р.Х. эти земли были объединены в составе какой-нибудь империи. Первыми объединили Передний Восток ассирийцы. Потом на короткое время эстафету переняло Нововавилонское царство. Потом - Мидийская держава и держава Ахеменидов, после - держава Александра Македонского и государство Селевкидов. Потом эти территории поделили между собой Парфянское царство и Рим, ещё позже - Византия и держава Сасанидов, потом - Византия и Арабский халифат, потом - Оттоманская империя и Сефевидский Иран... Впечатляющий список, не так ли! Что же теперь? Сегодня кучки людей, объединённых по этническим и религиозным принципам, готовы на этой земле перегрызть друг другу глотки за клочки бесплодной пустыни.

То же самое происходит и в современной России. Пока государство было сильно, оно принуждало различные этносы подчиняться общим для всех установлениям и каждого занимать своё место. Но двадцатилетнее правление предателей родины, ненавидящих Россию и всё русское, привело государство в полнейший упадок. Для подавления воли русского народа власть предержащие применяли весь арсенал средств: бюрократический аппарат, силовые структуры, СМИ и т.д. Всяческие попытки этнической консолидации русских беспощадно подавлялись, в то же время нацменьшинствам давалась беспрепятственная возможность создавать кланы, преступные группировки, поощрялось проникновение их во власть. Это показывает, что русского народа нынешние правящие круги боятся больше всего.

Происходящие в последнее время события - это, к сожалению, гибель империи, будем называть вещи своими именами. Ситуация с митингом на Манежной показывает, что терпение русского народа уже на пределе (а оно, как известно, весьма велико). Нетрудно предсказать, что в будущем этнические столкновения пойдут по нарастающей. А это, в свою очередь, будет ещё более расшатывать устои государства, которое и так дышит на ладан. Здесь есть реальная опасность вместе с гибелью режима потерять и Россию хотя бы такой, какая она есть сегодня.

Люди на площади мочили чёрных, но в действительности удар был направлен против правящего режима. И невнятные действия милиции, и полное замалчивание ситуации в СМИ - признаки растерянности властей. Где выступление Медведева, почему Путин вместо того, чтобы мочить в сортире зачинщиков беспорядков, поёт и музицирует, подобно Нерону? Вот Собянин, он мэр Москвы, что же он не сказал ни слова по поводу безобразий, творившихся в самом центре его хозяйства? Нет, наши правители, пошушукавшись, выбрали крайним министра внутренних дел и поставили его перед телекамерой. Перепуганный Нургалиев промямлил, запинаясь, что-то о том, что зачинщики беспорядков будут наказаны по всей строгости закона. Глаза у него при этом бегали туда и сюда.

Вот таков был ответ Кремля на то, что под стенами Кремля десять тысяч русских людей не подчинились Кремлю. Помилуй Бог, и эти люди запрещают мне ковыряться в носу ещё пытаются играть в какие-то игры с американцами и китайцами! Поистине, это пигмеи, стоящие на плечах гигантов.

Так что острота национального вопроса в сегодняшней России - признак глубокого кризиса государственности, распада империи.

Что же нам нужно? Нам нужна великая и сильная Россия, в которой каждый, кто хочет работать на благо своей страны, мог бы видеть плоды своих трудов. А не наблюдал бы, как сейчас, как все начинания гибнут на корню. В таком государстве и этнические конфликты будут разрешаться в штатном порядке.

Интервью Александра Зиновьева
Орел
_aristeo
– Я думаю, что никакого реванша не будет. Слишком низко пала страна. И потом, кто будет брать реванш? Раньше определенным образом воспитанные люди были способны идти на жертвы. А те поколения, которые идут нам на смену, заняты собой. Им мало дела до будущего России.

Чтобы взять реванш, моих и ваших усилий явно недостаточно. Для решения таких задач нужны большие силы. А что мы имеем? Если прежде люди, способные пойти на жертвы, исчислялись миллионами, то теперь их десятки, если не единицы. Изменилась и международная обстановка.

О каком-то реванше можно будет думать, во-первых, после того, как потерпит крах стратегия глобализации, которую сегодня реализует западный мир во главе с США. Во-вторых, если к тому времени в России подрастут поколения, воспитанные в духе критического отношения к современной действительности. В-третьих, если будет выдвинута новая идеология социальных преобразований. Эта идеология должна быть более совершенной, чем марксизм, который стал достоянием истории и за которым уже никто не пойдет. Должна сложиться организация, стоящая на позициях этой идеологии и пропагандирующая ее. В-четвертых, должен накопиться практический опыт. Поэтому даже при самом благоприятном стечении обстоятельств на подготовку реванша уйдут десятки лет. Я русский человек и все происходящее с Россией переживаю очень болезненно. Был бы рад дать более оптимистичный прогноз будущего моей страны. Но как ученый сделать этого я, к сожалению, не могу.

Удивительный парадокс советской культуры
Аристео
_aristeo
Когда великая держава достигает возраста своего полудня, жителям её начинает казаться, будто время остановилось и современный им миропорядок будет продолжаться вечно. Они самым наивным образом не могут представить себе иного положения вещей. Римляне поздней Республики и начала Империи всерьёз говорят о Roma Aeterna не как об абстрактном метафизическом принципе, а самом что ни на есть настоящем вечном владычестве Рима в мирском смысле этого слова. В Персии Ахеменидов авестийские мобеды на богослужениях поют гимны о том, как победоносное хварно принадлежит всем прошлым и будущим царям ариев.

Да и современный западный мир - разве не говорят ныне о конце истории и наступлении с начала миллениума царства всеобщего благоденствия? Это и есть то самое пресловутое "Остановись, мгновенье, ты прекрасно!" Фауста.

Но лишь в Советском Союзе люди просили время бежать быстрее, будто желая, чтобы их как можно скорее столкнули с занятого пьедестала. Время, вперёд! - куда же? Зачем же уравновешенность зрелости спешить променять на немощь старости и неизбежную смерть?



Sic transit gloria mundi. Да, наверно, именно этого не понимали люди победившего модерна, что мирская слава проходит. Старик Гегель подложил им метафизическую свинью.

Демократия вчера и сегодня
Орел
_aristeo
Сегодня много говорят о том, что демократия зародилась в античной Элладе, подразумевая, что существует некая преемственность между афинской и современной демократией. Однако тот государственный строй, который сами эллины называли "правлением народа", имеет некоторые весьма важные качественные отличия по сравнению с любой современной формой общественного устройства на Западе.

Я хочу обратить внимание на тот факт, что в древних Афинах по обвинению в безбожии казнили одного всем известного человека. И дело даже не в том, справедливо ли был вынесен приговор или нет - это второстепенно. Важно то, что обвинение в безбожии в демократических Афинах могло быть основанием для вынесения смертного приговора - ситуация совершенно немыслимая на современном Западе.

Ричард Пайпс. Россия при старом режиме
Орел
_aristeo
Кто такой Ричард Пайпс? Как сообщает педивикия, польский еврей, эмигрировавший в США и там сделавшийся специалистом по истории России. Подобные специалисты в Америке - профессиональные русофобы и враги нашей страны. Ещё Пайпс прославился тем, что написал книжку "Россия при старом режиме", которая в русском переводе вышла в издательстве "Независимая газета" в 1993 году (уже смешно, правда?). Книжку эту легко найти в интернете.

Как только я увидел фотографию этого Пайпса, то сразу понял, что будет написано в его опусе, т.е. в каком ключе там ведётся повествование. Однако я всё же предполагал, что сам Пайпс, несмотря на свои низкие моральные качества, окажется умным человеком. Но человек, как говорится, предполагает, а Бог располагает, и я спешу поделиться с вами тем несказанным удивлением, каковое испытал от чтения его опуса.

Читать дальше... Много буквCollapse )

Я, конечно, никогда бы не взялся читать эту муть, а если и взялся бы, то уж точно бросил после фразы про славян-кочевых скотоводов. Но нам задали это читать на семинаре, правда, не знаю пока, с какой целью. Если в следующий раз зададут читать Фоменку, я не удивлюсь.

Но я, собственно, не об этом, а вот о чём. Этот самый Пайпс - птица не простая. Он и сейчас член некого американского "комитета за мир в Чечне", а в 70-е годы он входил в т.н. "Команду Б", которая консультировала ЦРУ по вопросам, связанным со СССР и Россией (по данным педивикии).
Так вот, я как-то раньше предполагал себе, что советология в Америке была поставлена на достаточно широкую ногу в научном плане, и что умные дяди и тёти, которые там разрабатывали и приводили в действие т.н. "план Маршалла", серьёзно изучили русскую историю и советское общество, что они действительно смогли ловко сыграть на его слабостях и противоречиях. Что именно это самое доскональное изучение противника (т.е. нас с вами) и способствовало победе американцев в холодной войне. Однако обескураживает, что такая серьёзная организация как ЦРУ прибегла к услугам столь очевидного профана как Пайпс. Оказывается, американские русофобы и антисоветчики столь же тупы и необразованны, как и наши, отечественного производства. Представления Пайпса о России - на уровне развесистой клюквы, это примерно как наш клинический имбецил Померанц писал о Китае: мол, злобный император Цинь Шихуанди и его коварный советник Шан Ян.

И вот таким-то людям Россия и проиграла в холодной войне! Уступить врагу сильному, храброму и хитрому - это ещё не самое позорное. А проиграть вот такой грибной жиже - это стыдно друзья, ох как стыдно.

На фото: Ричард Пайпс ухмыляется, злорадствуя по поводу того, до какого позора и унижения дошла нынешняя Россия.

Ричард Пайпс

О гражданской войне
Орел
_aristeo
ir_ingr пишет о перспективах гражданской войны в России:

Но что за гражданская война? Кто против кого? А вот как раз «голодный средний класс» против «сытого среднего класса» и богатых. Т.е. 11 миллионов против 3 миллионов «сытых» и 11-14 миллионов богатых. Из последних, как я уже писал, большая часть сразу сольется зарубеж. Кто-то уедет и из «голодных». Т.е. 10 миллионов на 10 миллионов. Коллеги по работе, соседи по домам (только одни снимают, а другие владеют), одинаковый доход, одинаковые хобби, образование, профессионализм и совершенно разное мировоззрение. И война между «сытыми» и «голодными» на самом деле активно идёт.

С такой позицией я не совсем согласен. Тут нельзя забывать, что мы живём в России, и гражданская война будет вестись (увы) внутри русского народа. ir_ingr же, указывая, что большинство населения России живёт за чертой бедности, пишет: "Бедные тоже никакой войны не боятся. Они и так мрут как мухи и живут в разрухе. Дело это привычные, обыденное и, судя по состоянию дел, не вызывающее никакого желания что-то поменять. Пассионарности – ноль. Апатия одолела".

Всё дело в том, что эти апатия и отказ участвовать в общественной жизни есть протест народа против происходящего в стране. Так уж исторически сложилось, что недовольство русского народа выражается в том, что он ложится на брюхо и заливает глаза водкой. Это, кстати, весьма эффективный способ протеста, и никакая власть против такого устоять не может. Другое дело, что современной власти, чьё экономическое благосостояние зиждется на продаже российских богатств за рубеж, русский народ не особо и нужен. Наоборот, он является для стоящих у власти лишним грузом, балластом, расходной статьёй бюджета. Для обслуживания "трубы", действительно, нужно миллионов пятнадцать-двадцать человек, а остальные могут и помереть, хуже от этого нынешним власть предержащим, по их мнению, не будет.

Так вот! Гражданская война в России никак не может быть войной "10 миллионов против 10 миллионов". Потому что тот, кто попытается списать со счетов русский народ, в конце концов, проиграет. А выиграет гражданскую войну тот, кто сумеет понять, что же именно нужно русскому народу, кто сумеет повести его за собой и заставит трудиться.

Мы живём как по Марксу
Орел
_aristeo
Недавно в дискуссии увидел, как один человек приводил избитый марксистский тезис о том, что-де "государство служит интересам господствующего класса, а не наоборот". Удивился, что ещё остались люди, способные верить в такое. Сам Маркс, будучи умным человеком, конечно, понимал, что это не так, но в силу своей порочности и моральной нечистоплотности отстаивал этот, а также множество других ложных тезисов.

А чтобы понять истинную роль "господствующего класса" или, как теперь модно выражаться, "элиты" в государстве, нужно понять, для чего же всё-таки нужно государство. Государство же нужно для того, чтобы в нём просто жить. Его можно сравнить с домом, и, конечно же, если признать, что господствующий класс живёт в этом доме, то дом как бы служит интересам этого самого класса. Но ведь кроме "элиты" в доме живёт множество других людей. Это раз. И два - люди не только живут в этом доме, они его ещё и строят. А "господствующий класс", извиняюсь за масонское сравнение, является архитектором и прорабом на этой стройке. Он также делит со всеми тяготы по возведению и защите от недоброжелателей общего здания. Римляне вот были очень мудрым народом, и их государство называлось у них res publica, т.е. общее дело - название более чем прозрачное и говорящее.

А что же случится с государством, если оно перестанет быть "общим делом", если люди перестанут радеть для него? С ним случится то же, что происходит с любой рукотворной вещью, о которой перестал заботиться человек: оно придёт в упадок.

Именно это мы и наблюдаем в современной России. "Господствующий класс" не только отказывается строить общее здание, но даже живёт не в нём. Вот сейчас, например, когда в Москве сущий ад, где её мэр? В Москве? Нет, где-то в Альпах. Значит, и его дом там, а вовсе не в столице России. Вот и у Путина есть фазенда на Лазурном берегу или где там ещё. Имея дом не в России, а за её пределами, нынешний "господствующий класс" весьма утилитарно относится к зданию Русского государства, которое русский народ строил на протяжении поколений: они разбирают его по брёвнышку и продают соседям, имея с этого гешефт.

Так что в современной России государство именно что служит частным интересам "господствующего класса". В этом причина колоссального упадка государственности.

Всё как по Марксу. Можно сказать, что к власти сейчас пришли леваки-марксисты и троцкисты-космополиты. Троцкий, кстати, всеми фибрами своей души ненавидел Россию и мечтал о её разрушении.

Фоменковщина
Аристео
_aristeo
За последние пару дней два раза сталкивался в жежешке с примерами фоменкоподобных рассуждений на исторические темы. Особенно падки на фоменковщину математики - это, видимо, их профессиональная травма мозга. Думаю, дело так обстоит потому, что в математике, в общем-то, не нужно ничего ЗНАТЬ, но нужно только УМЕТЬ. Поэтому у профессионального математика создаётся обманчивое впечатление, что до любой истины можно дойти только с помощью спекулятивного логического аппарата с привлечением некого "здравого смысла". Отсюда - категорические рассуждения против "недостоверных" исторических фактов и выдвижение совершенно нелепых гипотез, вроде фальсификации источников и "навязывания" целым народам придуманных концепций.

Что же, не буду спорить, исторические источники в иных случаях фальсифицировались. Подделка документов, явление весьма распространённое - это ведь тоже, по сути, фальсификация исторических источников. Да, в науке много спорных моментов. В конце концов, мы не знаем гораздо больше, чем знаем. Работа историка в чём-то похожа на работу сыщика: по немногочисленным следам ему нужно воссоздать полную картину прошлого. Во многих случаях это оказывается невозможным по причине неполноты или отсутствия источников.

В спорных случаях в исторической науке выдвигаются ГИПОТЕЗЫ. Однако гипотезу нельзя высосать из пальца. Даже когда факты представляются сомнительными, их нельзя трактовать как угодно. Гипотеза, которую выдвигает учёный в какой-нибудь области истории, должна удовлетворять, как минимум, двум требованиям:

1) Не должно быть ни одного факта из предметной области, который бы гипотеза игнорировала.
2) Не должно быть ни одного факта из предметной области, которому бы гипотеза противоречила.

Из этого очевидно следует, что для того, чтобы выдвигать гипотезы недостаточно только уметь логически мыслить.

Нужно ещё досконально разбираться в исследуемом вопросе.

Еще раз о демократии в древности и сейчас
Аристео
_aristeo
Роберт Хайнлайн, помимо всего прочего, написал роман "Star Bootstraps", в переводе на русский язык "Звездные рейнджеры" или "Звездный десант". В нем он рисует картину светлого будущего, этакой межзвездной республики, в которой избирательными правами обладают только те, кто отслужил в армии. За этот роман на Хайнлайна повесили ярлык фашиста.

А, спрашивается, почему? Ведь Роберт Энсон вовсе не высосал из пальца идею такого устройства общества. Точно так же были устроены полисные демократии времен классической античности, в частности - афинская, самая что ни на есть аутентичная, та, которая в первую очередь может называться демократией, т.е. народоуправством. Да, там стать гражданином - и, соответственно, получить избирательные права со всеми остальными выгодами гражданского состояния - можно было только отслужив в армии.

А вот по сегодняшним меркам это - фашизм. Куда катится этот мир? Люди стали совсем мягкотелыми!

"Очевидно, во всяком случае, что одни люди по природе свободны, другие — рабы, и этим последним быть рабами и полезно и справедливо", - скажите честно, ну не фашист ли афинский гражданин демократ Аристотель?

О свободе
Орел
_aristeo
Ницше утверждал, что существуют два вида свободы: свобода "от" и свобода "для". Некоторые (например, Эвола) считают, что современный либерализм есть в чистом виде свобода "от" (от власти государства, догматов церкви, норм морали etc), но, в действительности, в понятии либеральной свободы можно указать и цель, с которой она (свобода) утверждается: она нужна для как можно более полного удовлетворения материальных потребностей человека. Инструментом для этого является т.н. "свободный рынок".

"Гражданское законодательство, — пишет Поппер, - великое благо. Его цель — личная свобода и сосуществование без насилия. Со времен Древнего Рима цивилизованное общество преследовало эту скромную цель — скромную, но очень трудно достижимую. И цивилизованное общество позволило развиться свободному рынку".

Современные ученые - и даже не только шарлатаны, вроде того же Поппера, но и вполне уважаемые историки - почему-то видят корни современного "гражданского общества" в гражданских обществах античности. Но между античностью и современностью нет цепи непрерывного развития. Между античностью и нами - разрыв. И дело даже не только в том, что ни одному нормальному римлянину никогда не взбрело бы в голову ставить своей целью построение общества, существующего без насилия (даже Христос говорил, что принес с собою меч разделения). И не в том, что те же римляне никогда не противопоставляли уголовное право гражданскому, как это делает Поппер.

Дело в том, что нам очень трудно понимать тех людей. Для них свобода была не свободой "от" и не свободой "для", а чем-то более узким и вполне конкретным, осязаемым. Свобода - это свобода, и она противопоставлена несвободе. По крайней мере, так должен был понимать вещи свободный человек, владевший собственным домом в городе, в котором жили штук 10-15 рабов.

Целью существования гражданского общества в древности было вовсе не создание "свободного рынка" и обеспечение каждого человека велосипедом по его потребностям. Целью было достижение благой жизни (в смысле платоновского блага вообще), т.е. в основу строительства общества клались определенные сакральные или метафизические принципы.

Наконец, свобода гражданина сама по себе не только давала некие права, но также налагала весьма суровые обязанности, высшей из которых была необходимость отдавать жизнь за отечество. Разумеется, подобное понимание гражданской свободы выходит далеко за пределы представления о потреблении сколько влезет и "самовыражении" как угодно.

О значении сегодняшней даты
Аристео
_aristeo
Чем является выход человека в космос в исторической перспективе?

Примерно 50-20 тыс. лет назад человечество совершило беспрецедентную экспансию. Были заселены все континенты кроме Антарктиды. Отдельные волны миграции продолжались и позднее, например, волны заселения Северной Америки или Полинезии. Что заставляло тогдашних людей сниматься с мест и путешествовать целыми поколениями, как они преодолевали трудности на своем пути - мы можем только гадать.

Вторая эпоха беспрецедентной экспансии началась во втором тысячелетии от Рождества Христова. То было расселение не всего человечества, а одной только его части, конкретно - белой расы. Белые люди распространили свое влияние по всему Земному шару. Нам, русским, выпало колонизовать бескрайние просторы Евразии. Русские прошли от Черного и Балтийского морей к Тихому океану, перешли через Берингов пролив и обосновались в землях Северной Америки. Для сравнения: японцы за более чем полтора тысячелетия своего существования ютились на двух жалких островах. Заселять соседний с ними остров Хоккайдо они начали только в 17 в., самым жестоким образом истребляя местное население - айнов.

Вся история русского народа была историей непрекращающейся экспансии, расширения влияния. И космос в этой череде событий - явление закономерное. Кто другой, как не русский человек, должен был первым отправиться в космос?

Illi robur et aes triplex
Circa pectus erat, qui fragilem truci
Commisit pelago ratem
Primus...
Horatius


Дуб суровый, тройная медь
Грудь сковала тому, хрупкий кто плот морям
Отдал на растерзание
Первым...
Гораций

Как нас обманывают
Аристео
_aristeo
Некоторые шарлатаны из психологов, называющие себя психоаналитиками, полагают, будто все личностные проблемы, с которыми сталкивается человек, имеют причину в его прошлом, даже в отдаленном прошлом, в раннем детстве. Ну, например, человеку хреново сейчас от того, что он в детстве увидал конскую залупу у него было тяжелое детство и деревянные игрушки.

Но это же очевидное надувательство! Любому думающему человеку должно быть понятно, что нет ничего более неважного, чем прошлое.

И, в то же время, нет ничего более важного, чем здесь и сейчас. Ведь что бы где ни происходило, оно всегда происходит здесь и сейчас. Ничего другого просто нет.

О том, почему умер Советский Союз
Аристео
_aristeo
Не может не вызвать удивления тот разительный контраст, который наблюдался в СССР между развитием естественнонаучного, математического знания, с одной стороны, и знания гуманитарного, с другой стороны. По части развития физики и техники мы действительно были "впереди планеты всей". Даже при взгляди изнутри: чем занимались в Советском союзе математики, физики, инженеры? Они делали то, что до них никто не делал. Космос, бомба, ЭВМ, атомные реакторы и гигантские ГЭС. Романтика первооткрывателей и непреклонное мужество юнгеровского рабочего. Именно на этом фланге науки царила свобода научного творчества (подкрепляемая, особенно после войны, щедрым финансированием). Технократия была настоящей элитой советского общества. Более того, в том обществе эффективно действовали социальные лифты: имея соответствующие способности, силу воли и трудолюбие, можно было многого достигнуть на поприще карьеры инженера или организатора.

Если же мы обратим взгляд в сторону наук гуманитарных, то перед нами откроется весьма печальная картина. Перед этими науками ставилась единственная цель идеологически оправдывать существование социалистического общества, и отсюда проистекали все те жесткие ограничения, касавшиеся строгого следование марксистско-ленинской теории, непременной опоры на "классиков" и пр. и пр. Чего-то фундаментально нового в рамках теории исторического материализма достичь было нельзя. Ну, и не достигли. Марксистская историография, по большей части, есть мелочное копание в вопросах совершенно второстепенных и неважных, переливание из пустого в порожнее да переписывание из работы в работу опостылевших цитат из т.н. "классиков". Действительно хорошее исследование в СССР писалось так: во введении много пустых слов и цитат, так же и в заключении; посередине же - само исследование, никак не связанное с вышеописанными главами, в котором самые смелые мысли должны быть искусно завуалированы. Таких работ очень мало. Для этого надо было в совершенстве владеть эзоповым языком. Как Гуревич, например - но он был в СССР автором совершенно не мейнстримным.

Типичный пример мейнстрима - книга "О начале человеческой истории" доктора философских наук, доктора исторических наук (как только не академика) Поршнева. Само исследование, проведенное в этой работе, сводилось к тому, что брались общие места из работ Маркса, дополнялись общими местами из работ Ленина, дополнялись общими местами "материалистического мировоззрения", и в результате получилось настолько унылое говно, что его можно использовать разве что в медицинских целях вместо феназепама. Но таково было общее состояние, по крайней мере, истории в то время. Каким-либо альтернативным подходам, методам исследования развиваться не давали.

Такое положение дел в сфере гуманитарных наук было очевидной слабостью советского общества. Почему?

ПОТОМУ ЧТО ВСЯКАЯ ГУМАНИТАРНАЯ ДИСЦИПЛИНА ЕСТЬ ОРУЖИЕ В РУКАХ ГОСУДАРСТВА. Это, почему-то, неочевидно даже для многих гуманитариев. Но это есть оружие даже более мощное, чем ядерная бомба.

Ибо бомба - это только инструмент. Куда ее направят, там она и взорвется. Науки же о человеке и об обществе, в наиболее общем плане, отвечают на вопросы: где место человека, народа, государства в этом мире? в чем цель их существования? откуда они пришли и куда уйдут? Таким образом, именно гуманитарные дисциплины, в частности, полагают цели существования и применения ядерного оружия. С помощью гуманитарного знания можно уничтожать государства еще более эффективно, чем с помощью оружия массового поражения.

Именно так сейчас уничтожается Россия.

Самое главное свойство наук о человеке и обществе, которое делает их такими опасными - их субъективность. Наивны те люди, которые хотели бы достичь в истории абсолютной "объективности", каковая, по их мнению, присутствует, например, в физике. Да, в истории нельзя избавиться от субъективизма, но это вовсе не есть какой-то непреодоленный "постмодернистский вызов истории".

В этом сила истории: она не только субъективна, но и, скажем так, субъектна, т.е. у всякого исторического (и, шире, гуманитарного) знания есть СУБЪЕКТ. Т.о., перенимая чужие взгляды из области истории, социологии или философии, мы, тем самым, подчиняемся воле субъекта этого знания.

Именно через перенятие чужих представлений об истории, обществе, в конце концов, о том, что такое хорошо и что такое плохо - и слился Советский Союз. В СВЕТЕ НОВОГО ЗНАНИЯ НЕ БЫЛО СМЫСЛА СУЩЕСТВОВАНИЯ ЭТОГО ГОСУДАРСТВА. В разрушении Союза нет ничего удивительного: в век постмодернизма, НЛП, юнговских архетипов и общества спектакля советские гуманитарии рассуждали о степени эксплуатации угнетенных классов через скрупулезный подсчет отнимаемого прибавочного продукта.

Да, можно отвлечься от врожденной ложности марксизма и рассматривать его как чисто научную, позитивистскую теорию. Но это теория, опирающаяся на науку середины 19 в. Какое же это идеологическое оружие? Использовать его - все равно, что в век ядерной бомбы, танков и авианосцев вооружать армию трехлинейными винтовками образца 1891 года.

Советский Союз изготовлял ракеты и танки, а его победили совсем другим оружием.

Почему пал Рим
spqr
_aristeo
Есть такое мнение, будто Рим пал из-за вырождения римлян. Мол, не осталось у них выдающихся людей, и их государство пало под натиском более предприимчивых варваров. Но, мне кажется, такое мнение опрометчиво. История показывает, что выдающиеся люди в Риме не перевелись и на закате его могущества. Более того, они даже поднимались на вершину власти - как, например, император Майориан или Аэций. Люди, преисполненные римским духом, были и среди христиан, и среди язычников. Тем не менее, Рим пал.

Почему? Здесь, на мой взгляд, следует говорить о системном кризисе цивилизации. Это совокупность таких условий, в которых даже сколь угодно выдающийся, одаренный и волевой человек не в состоянии реализовать свои способности. Но, однако же, почему государства приходят в такое состояние? Мне кажется, просто потому, что ничто не вечно в нашем мире. Как человек рождается, мужает, стареет и умирает, так и государства знают свою молодость, расцвет и закат. Поэтому нельзя найти самые общие причины того, почему даже самые могущественные государства заканчивают свое существование. Это все равно, как найти причину того, почему люди умирают. Кто-то медленно угасает от дряхлости, кто-то умирает от болезни, а кому-то на голову упадет кирпич.

О разделении властей
spqr
_aristeo
Здесь уважаемый smirnoff_v хорошо написал о нелепости системы "разделения властей" в России. Хочется добавить кое-что об абсурдности такого разделения вообще.

Ибо власть как таковая едина и неделима, как Един и неделим Бог, являющийся ее источником. А то, о чем говорят, что оно делится - это не власть, а что-то другое. Но говоря о власти, можно рассматривать ее функции или сферы применения.

Итак, какие сферы власти рассматривали люди в нормальных, т.е. традиционных обществах? Согласно римскому республиканскому праву, власть бывает гражданская (potestas) и военная (imperium). Никакого, кстати, выделения судебной функции власти у нормальных людей нет. Судьями выступают те, кто компетентен в каком-то деле или облечен этим правом в конкретной ситуации. На войне судят "по законам военного времени", в Городе - по законам мирного.

Здесь, кстати, можно усмотреть определенную нелепость современного демократического устройства. У нас многие жалуются, что наш министр обороны Сердюков - штатский человек, мол, не положено так. На это есть возражение, что-де в Европе такая практика широко распространена. Но, однако, даже если министр обороны будет военным, верховным главнокомандующим вооруженными силами все равно является президент - человек, как правило, штатский. Итак, в стране, где есть профессиональная армия и кадровые военные, высшая военная власть принадлежит лицу штатскому, да еще не обладающему всей полнотой власти гражданской, а только ее обрубком в виде "исполнительной власти".

В Средние века, согласно христианской доктрине, выделяли духовную и светскую функции власти. Первая возлагалась на клириков во главе с папой, вторая - на воинское сословие во главе с императором. Светская власть объединяла в себе функции гражданской и военной власти античности, если, конечно же, несколько расширительно применить категории римского права к Средневековью. Разумеется, ни о каком "разделении" власти как таковой речи здесь не идет: власть едина, ее источник - Бог, вручающий меч духовный папе, а меч светский - императору.

Интересно, что концепция единства уже трех функций власти - светской (гражданской), военной и духовной - заложена в проект строительства Петербурга, разработанный арх. Еропкиным в 1730-х гг. Он называется "Трезубец Петербурга". Согласно нему, центром города становится Дворцовая площадь с Зимним дворцом (по плану Петра центр города должен был находиться на Васильевском острове). От центра радиально отходят три луча, три першпективы - Невский проспект, Вознесенский, и Гороховая улица. Все три луча начинаются у императорского дворца, символизирующего светскую власть. Гороховая улица заканчивается казармами лейб-гвардии Семеновского полка, что символизирует военную власть. Невский проспект заканчивается Александро-Невской лаврой, это - власть духовная. Вознесенский проспект переходит в Московскую дорогу и соединяет Петербург с древней столицей.

Итак, имперская столица самим своим обликом символизирует единство власти, сосредоточенной в руках императора по благословению Божьему. И никаких сдержек и противовесов.