?

Log in

No account? Create an account

Entries by tag: мизантропия

Интервью Горбачева радио "Свободе"
Корвин
_aristeo
По наводке hmelnicky. Вот здесь.

- То, что вы сделали, необратимо?

- Необратимо. Хотя как политик лично я битву проиграл. Но политика перестройки, внешняя политика, новое мышление, несомненно, одержали огромную победу. И не будет возврата. Если кто-то собирается предпринять такую попытку, то надорвутся. Я им не советую. Мир уже другой.


Какое же он все-таки мерзкое, поганое ничтожество. Надеюсь, доживет до того времени, когда его поставят к стенке.

О дикарских обычаях маленьких, но гордых народов
Корвин
_aristeo
По наводке ssmirnoff прочел статью печально известного Гоблина, в которой тот восхищается обычаями дикарей Кавказа и ратует за то, чтобы описанное там суровое воспитание стало нормой. Конечно, этот невежественный милиционер не может понять, что то, чем он так восхищается - банальное для определенных дикарских обществ табу на отца. Более того, этот страж порядка в силу своего вопиющего невежества вовсе не знает о прочих обычаях горских дикарей. Обычаи действительно странные для цивилизованного человека, но назвать их "традиционными" будет, пожалуй, тавтологией.

Чтобы лучше понять дикарские обычаи, нужно обратиться к специальной научной литературе. Вот, например, отрывок из "Структурной антропологии" Леви-Стросса - здесь о важности обращать внимание не только на отношения между отцом и сыном, но и на другие отношения в семье:

По Радклиф-Брауну, термин "аванкулат" обозначает две противопоставленные друг другу системы установок: в одном случае дядя с материнской стороны представляет авторитет главы семьи; его боятся, ему подчиняются, он имеет власть над своим племянником; в другом случае племянник обладает правом фамильярного отношения к своему дяде, он может обращаться с ним почти как с жертвой. Во-вторых, существует связь между установкой по отношению к дяде с материнской стороны и установкой по отношению к отцу. В обоих случаях мы сталкиваемся с одними и теми же, но обратными по отношению друг к другу системами установок: в группах, где между отцом и сыном существуют отношения близости, отношения между дядей с материнской стороны и племянником отличаются строгостью. Там же, где отец выступает как суровый хранитель семейной власти, отношения с дядей отличаются свободой.

А вот что дальше Леви-Стросс пишет про черкесов, один из кавказских народов:

Кавказские черкесы, характеризующиеся патрилинейностью, <...> культивируют соперничество между отцом и сыном, в то время как дядя с материнской стороны, напротив, помогает своему племяннику и дарит ему в день его женитьбы коня. <...> Отношения между братом и сестрой очень нежны, причем до такой степени, что у пшавов [еще один горский народ - А.] единственная дочь "усыновляет" "брата", после чего он играет обычную для брата роль: целомудренно делит с ней постель. Однако совсем иначе обстоит дело у супругов: черкес не смеет появляться на людях вместе с женой и посещает ее лишь тайком.

Конечно, черкесы - не чечены, да и на Кавказе живет бесчисленное множество самых разных народов, различающихся как по языку, так и по обычаям, но сам пример весьма показателен.

Да, были люди в наше время
Орел
_aristeo
Таких нынче не делают (с).

"Прежде всего, тех воинов, которые силой отнимали что-нибудь у провинциалов, он [Авидий Кассий] распинал на кресте в тех местах, где они провинились. Он даже первый придумал такого рода казнь: ставил громадный столб высотой в восемьдесят и сто футов и осужденных на казнь привязывал к нему, начиная с верхнего конца бревна и до нижнего, — у нижнего конца разводил огонь; одни сгорали, другие задыхались в дыму, иные умирали в разнообразных муках, а иные — от страха. Иногда, сковав вместе по десяти человек, он приказывал топить их в проточной воде или в море. У многих дезертиров он отсекал руки, другим перебивал голени и подколенные чашечки и говорил, что оставленный в живых искалеченный преступник служит лучшим примером, чем убитый. Когда он вел войско и вспомогательный отряд без его ведома, по распоряжению своих центурионов, перебил три тысячи сарматов, беспечно расположившихся на берегах Дуная, и возвратился к нему с огромной добычей, причем центурионы надеялись получить награду за то, что они, имея очень небольшой отряд, перебили стольких неприятелей, тогда как трибуны бездействовали и даже ничего не знали об этом деле, — Авидий велел схватить этих центурионов и распять на кресте, применив к ним вид казни, предназначенный для рабов, — чему до него не бывало примера. <...> Когда в войске возник крупнейший мятеж, он вышел обнаженный, прикрытый одним только набедренником, и сказал: "Пронзите меня, если смеете, и добавьте к нарушению дисциплины преступление". Все присмирели, так как он внушал к себе страх тем, что сам не устрашился. Этот случай сильно поднял дисциплину в римском войске, а на варваров нагнал такой страх, что они стали просить у [Марка Аврелия] Антонина, который был далеко, мира на сто лет. Они увидели, что по приговору римского полководца осуждены на казнь даже те, кто победил незаконно".
Вулкаций Галликан. Авидий Кассий.