?

Log in

No account? Create an account

Entries by tag: Фрэнк Герберт

Фрэнк Герберт. Дюна, глава 3. Перевод мой
Орел
_aristeo
Так говорила св. Алия Разящая: «Преподобная мать должна сочетать в себе обольстительную хитрость куртизанки и неприкосновенное величие богини-девы, поддерживая эти противоположности в напряжении, пока сила её молодости не иссякнет. Когда же юность и красота прейдут, она обнаружит, что место, прежде заполненное напряжением, сделалось источником изобретательности и хитрости».
Из «Семейных записок Муад’Диба» принцессы Ирулан.


— Итак, Джессика, что же ты скажешь в своё оправдание? – спросила преподобная мать.
День, когда Пол прошёл испытание, клонился к закату. Две женщины были одни в гостиной Джессики, в то время как Пол находился в соседней комнате для медитаций за звуконепроницаемыми переборками.
Джессика стояла у окна, выходящего на юг. Она смотрела на то, как вечерние сумерки сгущались над рекою и лугом, но не замечала ничего. Она слышала, как преподобная мать задала вопрос, но пропустила его мимо ушей.
Однажды было другое испытание – так много лет назад! Худая девочка с волосами цвета бронзы и телом, томящимся от созревания, поступила в ученицы к преподобной матери Гай Елене Мохийям, высшему надзирателю школы Бене Гессерит на Валлахе IX. Джессика посмотрела на свою руку, согнула пальцы, вспоминая боль, и гнев, и страх.
— Бедный Пол! – прошептала она.
— Я задала вопрос! – голос старой женщины был раздражённым и настойчивым.
— Что? О… — Джессика с трудом отогнала прочь воспоминания о прошлом и обратилась к преподобной матери, сидевшей спиной к стене между двумя западными окнами. – Что ты хочешь от меня услышать?
— Что я хочу от тебя услышать? Что я хочу услышать? – саркастически передразнила преподобная мать.
— Да, я родила сына! – вспыхнула Джессика...Collapse )

Фрэнк Герберт. Дюна, глава 2. Перевод мой
Аристео
_aristeo
Вот и подоспела вторая часть Марлезонского балета. Первая глава тут. Потихоньку продолжаю переводить дальше. Наслаждайтесь.

Пытаться понять Муад’Диба, не поняв предварительно его смертельных врагов, Харконненов, это значит пытаться различить правду, не познав лжи, это всё равно, что пытаться видеть Свет, не ведая Тьмы. Это невозможно.
Из «Наставления Муад’Диба» принцессы Ирулан.


Сверкающая перстнями жирная рука крутила рельефный глобус, частично скрытый тенью. Глобус размещался на подвижной подставке у одной из стен комнаты без окон. Другие стены пестрели множеством разноцветных свитков, фильмокниг, кассет и бобин. Из нескольких золотистых шаров, плавающих в суспензорном поле, в комнату изливался мягкий свет.
Середину комнаты занимал овальный стол с нефритово-розовой столешницей из окаменевшего элаккового дерева. Вокруг него стояли суспензорные кресла изменяемой формы. Все кресла, кроме двух, были свободны. В одном сидел темноволосый и круглолицый юноша лет шестнадцати с угрюмым взглядом, другое занимал стройный, невысокого роста мужчина с женоподобным лицом.
Оба внимательно следили за глобусом и за наполовину затенённой фигурой того, кто его раскрутил.
Со стороны глобуса раздался смешок. Вслед за ним зарокотал густой бас:
– Вот, Питер, величайшая ловушка в истории! И герцог направляется прямо в челюсти этого капкана. Разве это не великолепно? И это всё сделал я, барон Владимир Харконнен!
– Вне всякого сомнения, барон...Collapse )

Фрэнк Герберт. Дюна, глава 1. Перевод мой
Аристео
_aristeo
То, о чём так долго говорили большевики, свершилось. Пока у меня полностью готов перевод только первой главы этого замечательного произведения. Наслаждайтесь.

Начало есть время, когда необходимо установить как можно более точную меру для всех вещей. Это хорошо известно каждой сестре Бене Гессерит. Итак, начиная изучать историю Муад’Диба, в первую очередь правильно определим его время: он был рождён в 57-й год правления Падишаха-Императора Шаддама IV. Затем, что крайне важно, укажем его точное место: планета Арракис. Да не введёт вас в заблуждение то, что он был рождён на Каладане и там провёл первые пятнадцать лет своей жизни! Планета Арракис, известная также как Дюна, – его место, вовеки.
Из «Наставления Муад’Диба» принцессы Ирулан.



За неделю до отправления на Арракис, когда хлопоты последних приготовлений превратились в почти невыносимое безумие, к матери мальчика, Пола, явилась старуха.
Стояла тёплая ночь, и древние каменные стены Каладанского замка, служившего домом вот уже двадцати шести поколениям Атридесов, покрылись прохладной росой, что, как всегда, предвещало смену погоды. Старуху впустили через боковую дверь и провели по сводчатому коридору мимо комнаты Пола, где она воспользовалась моментом, чтобы разглядеть лежащего в постели мальчика.
В приглушённом наполовину свете суспензорных ламп, паривших над самым полом, проснувшийся мальчик разглядел фигуру крупной женщины, стоявшей на шаг впереди его матери. Старуха была как ведьма: седые волосы спутанной паутиной обрамляли чёрный провал лица, на котором, будто самоцветы, сверкали глаза.
– Не слишком ли он мал для своего возраста, Джессика? – спросила старуха. Её голос хрипел и дребезжал как расстроенный балисет.
Мать Пола ответила своим мягким контральто:
– Атридесы, как известно, начинают взрослеть поздно, преподобная.
– Да, я знаю, знаю, – прохрипела старуха...Collapse )


Продолжение:
Вторая глава.