Category: финансы

Орел

Кризис в головах

Как-то в университетской столовой познакомился с одним аспирантом-экономистом. Это было несколько лет назад. Он был уже взрослым дядькой, видимо, даже старше меня. Он рассказывал, что время от времени ходил в Дом книги на Арбате в отдел экономической литературы - чтобы быть в курсе научных новинок в своей области. Отслеживал.

Так вот, он говорил, что в последний раз, когда там был, полка была просто пустой. Только новое издание "Капитала" Маркса, и всё.

Итак, мир погружается в самый тяжёлый и долгий экономический кризис со времён Великой депрессии, а учёным лбам-экономистам сказать по этому поводу нечего. Происходит это потому, что академическое пространство было старательным образом зачищено от всех конкурирующих направлений. При помощи системы грантов поощряются одни направления и дискредитируются другие. В результате нобелевку по экономике получают "чикагские мальчики", которые доказывают, что крупный кризис в нынешней системе невозможен. А через несколько лет наступает 2008-й год.

Так что кризис в головах. Рационального понимания того, что происходит, в ведущих академических кругах практически нет. Что делать дальше и на каких принципах строить посткризисный мир - не понятно. По сути, современной капиталистической системе нужен новый Кейнс, да только откуда ему взяться? В науке остались только те яйцеголовые профессора, которые сделали карьеру на доказательстве того, что наступил конец истории и кризисов больше не будет.
Орел

Ключевский об отношении Петра I к Европе

Вот к этой дискуссии. Пожалуй, стоит вынести в отдельный пост, ибо Ключевский, конечно же, душка.

"Он не питал к ней слепого или нежного пристрастия, напротив, относился к ней с трезвым недоверием и не обольщался мечтами о задушевных ее отношениях к России, знал, что Россия всегда встретит там только пренебрежение и недоброжелательство. <...> Вот почему хочется верить дошедшему до нас через много рук преданию о словах, когда-то будто бы сказанных Петром и записанных Остерманом: "Нам нужна Европа на несколько десятков лет, а потом мы должны повернуться к ней задом".
Collapse )
Ключевский В.О. История России. М., 2006. С. 660-661.

Мы видим, что Ключевский подчеркивает прагматическое отношение Петра к Европе. Царя интересовала в первую очередь техника и технические средства для достижения политических целей, которые он ставил перед Россией.
Однако подобное заимствование обернулось совершенно неожиданными последствиями в виде, например, проникновения в Россию и укоренения на русской почве европейской философской мысли, вроде идей просветителей, представлений о гражданских свободах или - что хуже всего - одержимости марксизмом. Отчего, казалось бы?
А вот отчего: у Петра не было времени (да он, наверное, никогда об этом не задумывался) развивать собственные науки, не основанные на европейской схоластической традиции (на которых, в свою очередь, и были основаны науки инженерные, технические, заимствованные Петром). Вместе с переносом на русскую почву некого пласта европейской культуры происходил перенос и тех скрытых или неявных смыслов и культурных кодов, в пространстве которых и формировались те самые культурные феномены, которые Россия переняла у запада.
Конечно, в этом, в общем, нет ничего страшного. Заимствования одной культурой достижений другой культуры встречаются в истории весьма часто. Но не будем забывать уже отмеченное нами кардинальное отличие европейской цивилизации Нового времени от всех традиционных цивилизаций: здесь мы встречаемся с явлением начавшегося упадка, пусть даже и называют его "Возрождением". Так вот, перенимая технологию, Россия перенимала и духовные болезни Европы. И отмежеваться от Запада теперь уже вряд ли получится - по крайней мере, до тех пор, пока не будут побеждены эти самые разлагающие факторы внутри самой русской культуры. Но это предприятие большое и смелое, и сможет ли русский народ сегодня справиться с ним - хороший вопрос.
Орел

Расстановка приоритетов

Вот, господа либералы сетуют, что экономика теряет самостоятельное значение и становится подчиненной политическим интересам. Однако следует признать, что так и есть на самом деле: экономика - это инструмент для достижения политических целей. Не больше и не меньше. Т.е. экономика - это нечто второстепенное по отношению к чему-то производному. Из этого, в частности, следует, что причины нынешнего финансово-экономического кризиса лежат за пределами монетарной и производственной сфер, о чем я и писал ранее. Те же, кто говорит о долженствовании самостоятельного значения экономики, утверждает ее примат над политической и духовной сферами жизни, делают это по причине либо дремучего невежества, либо преступного умысла.