?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Ещё раз к вопросу об интеллектуальной собственности
Орел
_aristeo
Благодаря френду eugine74 наткнулся на весьма интересную статью: Linux, Microsoft и марксизм.

Посвящена эта статья теме борьбы ежа с ужом компании Майкрософт с Линуксом. Там, помимо прочего, приведены примечательные и во многом симптоматичные слова одного из топ-менеджеров Майкрософт Стива Балмера о Линуксе: Linux is a cancer that attaches itself in an intellectual property sense to everything it touches (Линукс - это раковая опухоль, которая прилипает в виде интеллектуальной собственности ко всему, чего коснётся). Слова Балмера сумбурны, а мысль его запутана, но это и не мудрено - ему пришлось изворачиваться и врать, чтобы скрыть от общественности два очевидных факта.

Во-первых, Линукс как программный продукт не есть интеллектуальная собственность, и его создатели этого не скрывают. Скорее, даже наоборот.

Во-вторых, именно интеллектуальная собственность есть та раковая опухоль, которая разъедает современное общество и препятствует полноценному творческому труду, в том числе научному. Происходит это потому, что интеллектуальная собственность есть инструмент утверждения капиталистических отношений в творческом труде, а капитализм - это такой феерический антимидас, который превращает всё, к чему прикасается, в дерьмо.

Как именно это происходит в случае с Майкрософтом, объясняется в той же статье на примере т.н. стратегии EEE (Embrace-Extend-Extinguish, перенять-расширить-уничтожить), разработанной в компании. Вот отрывок из свидетельских показаний, данных во время судебной тяжбы Майкрософта, взятый также из упоминаемой выше статьи:

Q. Okay. And now, again, for the Jury, what does embrace mean in this context as used by Microsoft employees?

A. It's used to indicate a strategy where Microsoft will embrace the standards or the specifications and interfaces of another company's software.

Q. Okay. And what does extend refer to?

A. Once the specifications have been embraced, then Microsoft will extend them and add additional interfaces proprietary to Microsoft.

Q. Okay. When you say add additional proprietary interfaces that are Microsoft's, what impact does that have technologically to other ISVs and OEMs?

A. Well, the result is or the impact is that what was once sort of community development property, the work of the industry and industry participants is appropriated essentially, is taken over by Microsoft.

And then Microsoft takes it and with its proprietary extensions, makes it essentially unavailable on a going-forward basis to the industry participants who were responsible for first developing the specifications and the standards.

Q. Okay. And when Microsoft makes those APIs unavailable to certain ISVs and OEMs, what's the impact to those ISVs and OEMs of their ability technologically to create products?

A. It reduces their ability to create products, especially products that will interoperate with Microsoft's products.



Смысл происходящего в следующем. На первом этапе (Embrace) Майкрософт перенимает стандарты и спецификации ПО какой-нибудь другой компании. На втором этапе (Extend) Майкрософт расширяет и дополняет принятые спецификации новым функционалом, который уже находится в интеллектуальной собственности компании. На третьем этапе Майкрософт, пользуясь своим доминирующим положением на рынке ПО, вынуждает конечных пользователей переходить на продукты, распространяемые по собственнической лицензии Майкрософта. Так происходит вытеснение конкурентов, которые тоже оказываются вынуждены переходить на лицензионные продукты Майкрософта.

Как это выглядит на практике - просто посмотрите на то, в какое дерьмище превратился Скайп, купленный Майкрософтом.

А теперь вернёмся к первому пункту и посмотрим, почему Майкрософт не может провернуть такую же операцию с Линуксом. Широко известно, что Линукс - это "свободное ПО", или же, в оригинале, free software. Известно так же, что идеологи свободного ПО, начиная с Ричарда Столлмена, тратят много сил, объясняя, что free означает именно "свободный", а не "бесплатный" (ибо у английского слова free есть и такое значение), и что "это не коммунизм" и т.д. Не будем вдаваться в лингвистические тонкости варварского наречия, пусть этим занимаются сами варвары, а попробуем разобраться в сути того, что такое "свободное ПО".

У нас широко распространено убеждение, что, дескать, есть ПО "лицензионное", а есть "свободное", и "свободное" понимается как противоположность "лицензионному". Однако это в корне неверно. В действительности свободное ПО - это тоже лицензионное ПО, и распространяется оно по лицензии, которая накладывает множество ограничений. Но дело в том, что это не собственническая лицензия.

Есть несколько разновидностей свободных лицензий, но конкретно Линукс распространяется по лицензии GPL - GNU General Public License. Там несколько пунктов, но нас интересует именно сущность той свободы, которой обладает ПО под этой лицензией. Во-первых, тот, кто распространяет ПО по этой лицензии обязан предоставить вместе с программным кодом и документацией также исходные тексты. Для тех, кто не знаком с программированием, поясню, что изучение исходных текстов программы позволяет понять логику и механизм её работы (того же можно добиться и при помощи дизассемблирования, но это гораздо более кропотливый труд). Помимо этого, обладание исходными текстами программы позволяет компетентному человеку вносить в неё изменения и дополнения. Это тоже разрешается лицензией GPL, более того, человек, внёсший изменения в программу, имеет право распространять эту модифицированную версию, указав, какие именно изменения и когда он внёс. Однако есть одно важное ограничение - распространять модифицированную версию разрешается только под лицензией GPL, т.е. с обязательством предоставить исходный код и с разрешением тому, кому её передаёшь, в свою очередь вносить изменения по тем же правилам.

Отсюда становится понятно, отчего так злятся начальники из Майкрософта и почему называют Линукс "раковой опухолью". Лицензия GPL не позволяет превратить программный продукт в интеллектуальную собственность. Да, Майкрософт может выполнить Embrace, переняв программы из free software. И может даже выполнить Extend, дополнив эти продукты своим функционалом. А что тут такого? GPL прямо поощряет подобное. Однако на этапе Extinguish Майкрософт терпит фиаско, ибо модифицированный таким образом программный продукт нельзя защитить собственнической лицензией! Его разрешается распространять далее только по лицензии GPL, позволяющей любому дураку пирату вору пользователю получить исходный код и вносить уже собственные изменения.

Такая концепция названа её идеологом Ричардом Столлменом copyleft - в противоположность copyright. Да, конечно, это "не коммунизм", но это уже и не совсем капитализм, ибо тут мы видим отход от отношений частной собственности. Я бы назвал это элементом некапиталистического уклада в рамках капиталистической экономики. Причём это такого рода уклад, который вырастает из капиталистических отношений и устремлён в будущее, а не представляет из себя пережиток более древних эпох. Этот уклад сложился на основе производственных отношений, связанных с применением современных средств производства, которые порождены индустриальной экономикой.

Конечно, у концепции copyleft в том виде, которая разработана Столлменом, есть ряд недостатков. Самый главный недостаток и самое серьёзное ограничение, которое накладывает лицензия GPL - это обязательство предоставить исходный код. Это ограничивает применение лицензии, в основном, программными продуктами и мешает распространять её на результаты интеллектуального труда в целом. Ведь если мы возьмём, скажем, художественную повесть, музыкальное произведение, картину художника или научную статью - то что, спрашивается, мы будем понимать здесь под "исходным кодом"? Поэтому сегодня существует необходимость сделать лицензию GPL ещё более general (общей), а также в целом разработать систему юридического формализма для договорных отношений несобственнического характера хотя бы в сфере интеллектуального творчества, чтобы подобного рода отношения могли получать защиту со стороны общества.

Ещё одна проблема связана не с концепцией copyleft в целом, а с применением лицензии GPL на территории России. Дело в том, что эта лицензия написана на английском языке, а договоры в России необходимо заключать по-русски. Но официального, юридически признанного перевода GPL на русский язык до сих пор нет. Получается, что если копирайт на территории России юридически защищён даже при помощи ГК (в т.ч. стараниями недоброй памяти упоминавшегося уже в этом журнале С.С. Алексеева), то копилефт - нет. Выходит, что Россия, будучи некогда передовой социалистической державой мира, сегодня отстаёт от внедрения некапиталистических отношений даже от США.


  • 1
Здравствуйте!
Система категоризации Живого Журнала посчитала, что вашу запись можно отнести к категории: IT.
Если вы считаете, что система ошиблась — напишите об этом в ответе на этот комментарий. Ваша обратная связь поможет сделать систему точнее.
Фрэнк,
команда ЖЖ.

Спасибо, ваша обратная связь помогает делать систему категоризации лучше!

Пользователь __diogen__ сослался на вашу запись в своей записи «No title» в контексте: [...] Вот здесь человек пишет о свободном программном обеспечении [...]

  • 1