?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Пирожок от Адриана
Орел
_aristeo
Римский император Адриан перед смертью - а умирал он от долгой болезни - сочинил себе эпитафию, которая дошла до нас в труде Элия Спартиана из "Писателей истории Августов". Собственно, вот она:

Animula vagula blandula
Hospes comesque corporis
Quae nunc abibis in loca
Pallidula rigida nudula
Nec ut soles dabis jocos

Это пятистишие много раз переводилось на различные языки. Подборку переводов на русский можно увидеть, например, здесь. Но меня имеющиеся переводы (даже уважаемого В.А. Якобсона, увы, ныне покойного) не удовлетворили, и я решил сделать собственный художественный перевод. Какой подход я применил к переводу и какие у меня были основания перевести именно так, а не иначе, объяснять здесь пока не буду, просто приведу результат:

Душонка, неженка, трусиха,
И гостья, и подружка тела,
Куда же ты теперь отходишь
Озябшей, голой, бледной тенью?
Уж там, как прежде, не пошутишь!

По форме мне это чем-то напомнило пирожок: тот же четырёхстопный ямб, композиционно - последняя строчка несколько диссонирует с предыдущими, что усиливает эффект сарказма. Цинизм и ирония над трагедией человеческого существования также присутствуют.


  • 1
Вот интересно, почему переводчики эту строку "Pallidula rigida nudula" относили не к самой душе, а к краю, куда она попадет?
Ведь Pallid-ULA довольно однозначно говорит, применительно к чему написано.

Трудно сказать. Скорее всего, просто не очень хорошо разбираются в латинских текстах, не чувствуют язык и не видят инверсию "quae... in loca", вполне характерную для латинской поэзии: думаю, что quae относится к animula. Якобсон специально обосновывает свой (правильный) вариант прочтения - а он грамотный и опытный латинист. Собственно, я был на той конференции, по материалам которой составлен сборник с его статьёй, и я слушал его доклад вживую.

Меня больше другое поражает - во ВСЕХ переводах, сделанных женщинами, всплывает вот это "душенька-неженка-ряженка" и прочие ути-пути. Они что, серьёзно думают, будто Адриан под конец жизни впал во второе детство и стал сюсюкать и лепетать как младенец?

Edited at 2018-01-27 08:19 am (UTC)

:)Видимо в "уменьшительно-ласкательных" они обращают вниманием в первую очередь на второе, на "ласкательность".
Вот и презрительно-мужское "душонка" и ласкательно-женское "душенька".

Да, милые женщины, ласка и нежность находят отклик в их душах - но как переводчики так себе. Якобсон, на мой взгляд, нашёл отличное слово "душонка" для animula, но также нагнал ненужного здесь пафоса. А последняя строчка у него вообще, как мне кажется, неправильная - что-то в духе размышлений о тщете бытия, характерных для древнего Востока (Экклезиаст, "Диалог господина и раба", "Разговор разочарованного со своей душой"). Якобсон в первую очередь ведь востоковед. А для античной культуры были характерны ироничные эпитафии. Распространены были, например, проклятия тому, кто будет срать на могилу (cacator cave malum) - в тех же Помпеях несколько таких.

Я бы "душу" оставил без всяких суффиксов. Душенька плохо, но душонка еще хуже, как по мне. С латинскими уменьшительно-ласкательными вообще надо осторожней быть.

Не говорит. Или, как минимум, не однозначно. Употребление диминутивов в латыни сильно не тождественно русской традиции.

Мне нравится эта находка Якобсона - "душонка". В любом случае, эти суффиксы здесь не просто так, они что-то означают, верно? Моё мнение, что они имеют снисходительный оттенок, и это служит цели придать всему стихотворению иронический оттенок с лёгкими нотками сарказма. В конце концов, иронические эпитафии на надгробиях в античности были распространены. Римляне и греки прямо-таки посмеивались в лицо трагедии жизни. А вот на Востоке, наоборот, взваливали эту трагедию на плечи и, кряхтя, несли её с постными лицами.

Ну ещё тут интересно то, что это языческое представление о душе и посмертной участи человека, созданное уже в христианский век. Я сейчас это осмысливаю, но хочу мысли об этом изложить сперва не в ЖЖ, а в академическом формате - надо бы мне возвращаться в академическую тусовку, а то я за последнее время несколько раскис.

В пользу отнесения этих прилагательных к душе говорит скорее некоторая нелогичность иного варианта - автор спрашивает "в какие места уходишь?" и тут же сам подробно описывает, в какие.

Нет, второй вариант также грамматически логичен: там quae относится не к loca, а к animula, и открывает относительное придаточное предложение, а прилагательные в четвёртой строчке определяют loca. Однако такие уменьшительные суффиксы в определении места выглядят, по меньшей мере, странно, учитывая, что морфологически похожие определения у нас идут к душе. К тому же, если предположить, что прилагательные 4-й строчки относятся к "душе", то тогда перед нами синтаксический хиазм, сделанный через повтор (целых две фигуры речи!), а если предположить, что они относятся к "месту", тогда непонятно, зачем 4-я строчка морфологически повторяет 1-ю.

quae относится не к loca, а к animula

? В каком смысле?

А, то есть кто-то предполагает, что в этой фразе вообще нет сказуемогл?

А над чем Вы академически работаете?

Ой. А откуда такая пятая строка? Там же должно быть Nec ut soles dabis iocos. Откуда форма ioca? Да и в целом она в размер не лезет вообще.

Это была опечатка, исправил.

Да, и академически я работаю над историей римской религии.

Edited at 2018-01-28 12:13 pm (UTC)

Так откуда такой вариант? Он же не в размер.

Тьфу, исправил. Это я неудачно скопипастил из интернета - это, похоже, тот вариант, с которого переводил Якобсон, а у меня в книжке тот, который привели вы. У меня нет вотпрямщас под рукой журнала с его статьёй (я ещё помню его живое выступление в 2011 г.), но надо глянуть, из какого издания он это взял.

Кстати, вопрос посторонний, если позволите. Вы случайно не знаете, известны ли латинские имена эриний / фурий?

Посмотрел в литературе. Значит, Фурии пришли в римскую религию от этрусков, у которых были какие-то дикие имена для них, у римлян же не было. Вот небольшой скриншот из Паули-Виссова по поводу этих дел. Ссылка такая: Paulys Real-Encyclopaedie der classischen Altertumswissenschaft. Bd. 10. — Stuttgart, 1910. — Sp. 348. Статья Furiae за авторством некого Waser. В принципе, я нашёл ещё литературу со ссылками на источники и проч., если вам нужно, дам ссылки. Там много текста по-немецки.

В общем, Фурии у римлян были такими же коллективными божествами как Лары, Пенаты, Лемуры. Кроме того, они поклонялись богине Фурине или Фуррине как олицетворению Фурий, её праздник - Фурриналии - приходился на 25 июля.

Спасибо. Это все, что мне было нужно знать. Однако как могла появиться столь... абстрактная религия? Может быть вследствие заимствования всего?

О-о-о, да вы зрите в корень :) Очень глубокие вопросы, думаю, напишу об этом отдельные посты, но позже. Насчёт заимствований - ещё Варрон делил римские культы на di indigetes (те, которые существовали в Риме изначально, от времён Ромула и Нумы) и di novensides (те, которые были заимствованы потом). Отдельная тема - эллинистическое влияние на римскую религию, у которого было несколько этапов. Но если рассматривать развитие римской религии в целом, обращая внимание на формы культовой практики, религиозных объединений, то видно, что религия эта вполне самобытна и произрастает на общей италийской почве. Историю религии Рима нельзя рассматривать в отрыве от политической и социально-экономической истории Рима в целом, так как чем более развитым становилось римское общество, тем более сложной и разнообразной становилась религиозная практика, которая охватывала все сферы общественной жизни.

Что касается абстрактности - то да, это общепризнанное мнение исследователей, что для римлян было характерно весьма абстрактное представление о богах. Типичный пример - Веста, которая, согласно Овидию, "не более чем огонь очага". А её греческий эквивалент, Гестия - другое дело, она там дочь Кроноса, ей придумана биография, объясняющая её девство и т.д, в общем, мексиканский сериал. Отдельная тема - обожествлённые абстрактные понятия в римской религии (Felicitas, Fecunditas, Pax, Mens, Ops etc.). По сути, тема практически не разработанная, я нашёл только две специальные монографии об этом, одна толковая, но устаревшая, другая новая, но бестолковая.

Так что, если начать копать источники и литературу, по каждому из двух вопросов можно написать целый диссер, и не один.

Так в том то и дело. Если я был бы писателем то написал бы про попадание, ибо такое «язычество» могли бы выдумать люди куда более поздних, рациональных эпох, выдумывающих ту же религию разума. Сколько я не вспоминаю оригинальных языческих верований, везде они крайне персонифицированы. Это сказки и легенды крайне подробные с родословными с событиями и непременно личными характерами всех не то что богов но даже мелких полобогов и т.д. В Мезоамерике мы или в Скандинавии, в джунглях южного Китая или в благословенной Элладе – везде боги как люди имеют родителей – пускай это даже не человек в прямом смысле, имеют имена, характер, и драматически запутанную жизнь и т.д. Пьяна и кровавая Сехмет, богиня мать Хатор хранительница плодородия страшная в своем оргиастическом безумстве и т.д. и т.п.
А ведь именно перипетии жизни богов в религиозном преломлении отражают социальную эволюцию древних обществ.
Так вот римская религия решительно выдается их нормы. Особенно если внимательно вычищать греческие заимствования. Да и этрусские. Вот гладиаторские бои – специфическая форма языческого жертвоприношения мертвым быстренько превратился в чистую развлеку. А боги – как будто их выдумали неверующие отцы основатели, знакомые с теорией религии по курсу религии и научного атеизма. Римская религия крайне мало отражает эволюцию социума как будто ее – эволюции до основания города и не было. На вскидку могу вспомнить только луковички вместо голов по договору Нумы (если я не ошибаюсь в частностях). Небось тоже откуда не будь позаимствовали. Может и правда приперся Эней?

"Изучение римской религии не происходит само собой. Хотя можно было бы думать иначе." (с) Дж. Шайд

Тут надо понимать, в чём сущность римской религии. А заключается она не в верованиях и мифах о богах, а в точном исполнении ритуалов в нужное время. Это называется ортопраксия. Хотя и мифы о богах у римлян были - правда, не о том, как они живут друг с другом, а об отношениях богов к людям, о том, как высшие силы вмешиваются в ход римской истории.

Вообще, римская религия крайне архаична и консервативна. Зачастую эта самая "абстрактность" на деле оказывается пережитками примитивного фетишизма - как с той же Вестой, например. Или была, скажем, такая эпиклеза у Юпитера - Iuppiter Lapis. Вы думаете, что Юпитер - это такой бородатый дядька с молниями и орлом? А вот и нет, это такой камень тут лежит. Или, скажем, было у римлян такое копьё, которое называлось Марс. Натурально, когда начиналась война, приходил мужик, тряс это копьё и произносил: "Марс, проснись!". Причём это не было копьё Марса, это собственно и был Марс.

Ошибка многих религиоведов, на мой взгляд, состоит в том, что они пытаются выводить религиозные представления из общего социально-экономического уклада общества (Токарев, например). Но это слишком грубый подход. Надо понимать, что религия - это не просто вера и не мифы про Зевса и Ганимеда, а, в первую очередь, социальная практика. Это такой modus operandi и modus vivendi. И вот это-то и надо изучать в первую очередь, потому что именно из специально религиозных практик и вырастают религиозные представления.

Что касается собственно римской религии, то она сугубо формальна. Римляне видели отношения с богами так: нужно отдавать им должное, не меньше, но и не больше. Ритуалы надо выполнять, ни о чём не думая и ничего не чувствуя - они с опаской относились к религиозной экзальтации. Каких-либо "религиозных чувств" у них не было. Надо понимать также, что один и тот же бог или богиня, но с разными эпиклезами - это разные культы, зачастую с совершенно различной практикой поклонения. И вот это-то и надо изучать - эпиклезы, обряды, молитвы, обстоятельства обетования и строительства храмов и т.д. Надо кропотливо работать с источниками - письменными, эпиграфическими, нумизматическими... И тогда будет видно именно развитие римской религии. Причём сами существующие культы не развивались - римляне были сугубо консервативны в религиозных делах, и, раз возникнув, культы существовали на протяжении всей римской истории в практически неизменном виде, даже самые архаические. Но возникновение новых культов, связанных с новыми социально-экономическими условиями - вот в этом было развитие. Эти обряды, формы поклонения были исконно римскими, автохтонными и часто весьма необычными.

О римской религии подробнее всего писали немцы - Преллер, Виссова, Альтхейм. Это всё не переведено (Альтхейм, впрочем, есть по-аглицки). Из того, что по-русски опубликовано, лучшая книга, на мой взгляд, это "Религия римлян" Дж. Шайда, если интересуетесь, советую прочитать.

Как уже писали комментаторы, вызывает вопрос слово "Душонка" и пр.
Тональность стиха. Она, как мне кажется, неплохо передана Ф. А. Петровским.

Душа моя, скиталица,
И тела гостья, спутница,
В какой теперь уходишь ты
Унылый, мрачный, голый край.
Забыв веселость прежнюю.

Император Адриан был посвященным в мистерии митраизма. Он не мог в такой тональности говорить о своей душе. Может, я не прав.

Возможны разные подходы к переводу, конечно же. Но у Петровского неправильно понята 4-я строка. Что касается мистерий - что митраистских, что тех же элевсинских (я не знаю, приведено ли где-нибудь это прямо, но, как эллинофил, Адриан, по идее, должен был получить и это посвящение) - мы просто ничего не знаем о доктринах этих культов, в т.ч. и о представлениях о душе. Просто ничего, абсолютно все авторы строго блюли тайну инициации и не писали об этом.

Что касается тональности, то, как я уже писал выше, такая ирония вообще характерна для римских эпитафий - достаточно поискать их в CIL. Ну и шутить перед смертью тоже было в порядке вещей - та же фраза Веспасиана "кажется, я становлюсь богом" - намёк на грядущее посмертное обожествление императора.

Animula. Непереводимое слово. Не подходят "душенька" и "душонка". Что-то среднее, но нет такого русского слова.
rigida - "Озябшей"??? Не думаю, скорее, "жесткой", "закаленной", не в этом ли слове намек на инициацию? След-но, под вопросом "тенью".


Стихи, вообще, едва ли возможно перевести на другой язык. Размер, настроение стиха, художественные образы, конкретные слова и метафоры, создающие эти образы - всё это невозможно перевести вместе так, чтобы получился должный художественный эффект. Чем-то приходится жертвовать, и это нормально. По сути, любые переводы стихов это не перевод в строгом смысле, а переложение, и здесь переводчику приходится очень много добавлять от себя, это тоже в порядке вещей. Но тут важно, чтобы перевод строился не абы как, а в соответствии с определёнными принципами, подходом. У Петровского и Якобсона свои подходы, у меня - свой, и он обоснован.

Вот messala в последнее время подробно пишет про художественный перевод стихов с латыни, но там речь идёт о Горации. Я не настолько крут, чтобы переводить Горация, даже браться не буду. Я стихами так, иногда балуюсь.

Переводчик вынужден многим жертвовать, дописывать, ибо язык - самодостаточный универсум со своими правилами. Поэтому узоры словес, которые были в нем сплетены, не так просто перенести в другие миры. Кажется, Е.В. Головин сказал, что Вергилия он стал читать на латыни, выучив ее ради этого, поскольку имеющиеся переводы не передавали важные смыслы оригинала.

  • 1