Аристео (_aristeo) wrote,
Аристео
_aristeo

Categories:

О Лавкрафте



Мне представляется, что главное в творчестве Говарда Лавкрафта вовсе не его мифы о Ктулху, его Древние или инопланетные пришельцы с неклеточной формой жизни. Главное в другом.

Вспомним, что сам Лавкрафт был родом из провинциального городка в Новой Англии (в Нью-Йорке он так и не прижился), что он, помимо того, что много писал, был также увлечённым краеведом, много путешествовавшим по Восточному побережью и любившим свою малую родину, если так можно выразиться, «странною любовью». Неамериканцу трудно понять все те сентиментальные чувства Лафкрафта по отношению к разного рода Конгдон-стрит, Бенефит-стрит, Вашингтон-стрит, старым кварталам Стемперс-Хилл и Олдни-Корт, всем этим «навесам в колониальном стиле» и «шпилям колониальных времён» и прочему антуражу, на фоне которого разворачивается действие его жутких историй.

Сама же тема рассказов и повестей Лавкрафта понятна и близка всем: он рассказывает о том, как в мир приходит Зло. Если у Стивенсона доктора Джекила губит зло, коренящееся в его же душе, то у Лавкрафта оно внешнее по отношению к человеку. В его произведениях зло субстанционально, субъектно и нечеловечно — люди помимо своей воли становятся игрушками неведомых сверхчеловеческих сущностей, обитающих в их же домах или по соседству, и ничего не могут сделать против этих сил, ломающих и перемалывающих их жизни. Более того, американцы, будучи глубоко верующими и набожными христианами, оказываются не готовы к такой опасности, подстерегающей их в Новом Мире, — ведь по христианским воззрениям зло не субстанционально, но представляет собой лишь недостаток добра. Конечно, писатель не говорит об этом прямо, но такой вывод напрашивается.

И арена битвы добра со злом у Лавкрафта вовсе не душа человека, а… те самые провинциальные городки Новой Англии. Именно здесь, как правило, чужеродное зло проникает в мир и нападает на ничего не подозревающих людей. Когда писателю не хватало существующих городков, он переносил действие в выдуманный город на выдуманной реке. В тех произведениях, где речь идёт о совсем других географических регионах, можно проследить связь с Новой Англией: так, в экспедицию к Хребтам Безумия отправляются два корабля, «Аркем» и «Мискатоник». Интересно, что Стивен Кинг как последователь Лавкрафта также переносит действие своих рассказов в небольшие городки Америки — однако, мне кажется, это не гениальное прозрение, как у Лавкрафта, а просто технический приём, заимствованный профессиональным писателем. В том, что Новая Англия связана с чем-то зловещим и жутким, были согласны и другие великие американские писатели: так, у Эдгара По уроженцем Нантакета был Артур Гордон Пим, а у Мелвилла из того же Нантакета отправляется в последнее плавание безумный капитан Ахав на «Пекоде».

Так о чём же писал Лавкрафт? О том, что Новая Англия, этот Новый Мир, эта Земля Обетованная для христианнейших людей, пострадавших на родине за веру, эта малая родина Лавкрафта, которую он любил сентиментальной любовью уроженца и краеведа — эта земля на деле оказывается ареной, через которую в мир проникает поистине космическое, нечеловеческое и сверхчеловеческое Зло. И люди, живущие там, помимо своей воли, к своему ужасу и на горе себе становятся орудиями в руках этого Зла, разрушая как свои жизни, так и жизни ближних.
Tags: Лавкрафт, литература, фантастика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment