?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
(no subject)
Орел
_aristeo
При написании даже краткого сообщения по религии древнего Рима автор сталкивается с задачею, весьма отличной от той, с которой ему приходится иметь дело при описании дохристианских культов Греции. В последнем случае он должен рассказать о людях, чьи представления о божестве и о месте человека во вселенной прошли долгий путь от первобытных представлений (начиная с древнейшего времени, от которого до нас дошли документальные свидетельства) до вполне цивилизованных концепций. До остатков ранних этапов развития мысли нужно докапываться как до окаменелостей, скрытых в недрах гор; интерпретировать их приходится в свете нравов и обычаев общества, далеко ушедшего вперёд в своём интеллектуальном и духовном развитии. Греки были утончёнными, своеобразными мыслителями, смелыми экспериментаторами, они в гораздо большей степени, чем другие народы, были способны порвать со своим прошлым, если это представлялось им желательным. У них была, кроме того, способность к абстрактному мышлению, и среди них было поразительно много тех, кто обладал логическим умом и мог доходить вплоть до крайних следствий из своих идей. Таким образом, они выработали в высшей степени абстрактную, большей частью монотеистическую теологию и применили её к толкованию традиционных обрядов религии своих отцов и дедов; многие из их выводов с небольшими изменениями переняло христианство, и с тех пор они придают течению всей европейской мысли особый колорит. Но римляне были гораздо большими тугодумами. Склонные к порядку и формализму, желающие учиться, но в то же самое время чрезвычайно привязанные к прошлому во всех его формах, они как не изобретали ничего нового, так и не отказывались вполне от старых, полупервобытных религиозных практик, которые они унаследовали от своих предков, простых земледельцев и пастухов доисторической эпохи. Их теология и философия (если у них когда-нибудь вообще были подобные материи), представляли из себя упрощённую адаптацию греческой мысли. Более того, греки, величайшие художники древности, обладали ярким и живописным воображением. Объекты их поклонения представали перед их мысленным взором в виде ясно определённых фигур, человеческих по форме, но обладающих сверхчеловеческим великолепием, имеющих собственную индивидуальность, как у любого обычного человека, мужчины или женщины. У них были свои особенности в одежде и чертах лица, свои привязанности и антипатии, они любили и ненавидели как друг друга, так и смертных, между ними складывались отношения отца и сына, матери и дочери, сестры и брата. Первой попыткой систематизации этого были генеалогии, и с начала греческой истории, насколько нам известно, составлялись - сначала в стихах, потом в прозе - сказания, большей частью о богах, а также и о тех могучих людях, полубогах, живших давным-давно и непохожих на тот слабосильный род "ныне живущих людей" - здесь мы позаимствовали у Гомера его повторяющуюся фразу, которую он использует для описания той чудесной силы, что преисполняла, скажем, Гектора или Аякса. Но у Рима не было своей мифологии - или была столь незначительная, что она померкла перед ярким светом греческих легенд. Греки обучили римлян письму - во всех смыслах, как как и в том, что латинский алфавит происходит от греческого (с незначительными изменениями), так и в том, что всё, что римляне когда-либо знали о стиле, было заимствовано ими у греков.

(Х. Дж. Роуз. Древнеримская религия)


  • 1
Я встречал конспирологическое мнение, что религия римлян всегда была засекречена, а то, что предлагалось для «как бы граждан» - плебеев, это попса с одной стороны и чисто частные, вроде ларо-пенатовсого культа, с другой. Римляне же относились к своим связям с богами крайне серьезно, как к залогу своих побед и своего господства, и соответственно как к военной тайне. Поэтому чужими богами они как раз весьма интересовались. Разговор с богами был чем-то подобным военному совету. Многие жреческие функции выполняли исключительно представители древних патрицианских семейств, и с такими условиями по рождению, что бы в принципе не допустить ни одного «левака». Соответственно никаких трактатов, вроде гесиодовского никто не писал, а наоборот, часть обрядов производились за закрытыми дверями, а та часть, что на виду была просто непонятна собственному простонародью. Так что о римской религии в ее развернутом и цельном виде мы попросту ничего не знаем, принимая за нее греко-восточную попсу. На самом деле по некоторым отголоскам это что-то крайне мрачное, рожденное в контакте с этрусками, с культом мертвых, с общением с хтоническими богами и возможно человеческими жертвоприношениями куда позже, чем Нума обменял человечков на луковые головки. Чем Игры не жертвоприношения?

Ну не была римская религия засекречена. Просто по своему общественному, полисному характеру. Плебеи со временем получили доступ почти ко всем жреческим должностям. А то, что некоторые должности могли заниматься только членами определённых патрицианских родов - это требование ритуальной чистоты, это способ охраны культа, такой же, как христианская догма (догматики у них не было, но они с параноидальным вниманием относились к правильности проведения ритуалов). Жреческие коллегии вели более или менее подробные записи, и, хотя большинство архивов до нас не дошли, мы имеем кое-какие сведения о них (протоколы арвальских братьев, напр.). Но даже о тех архивах, которые пропали, мы имеем сведения, т.к. ими пользовались известные нам историки (Ливий, Дионисий Галикарнасский, Авл Геллий). Никакой особой тайны из того, что происходило во время ритуалов, римляне не делали (в отличие от того, что происходило, скажем, при посвящении в гречекие мистерии - мы о них много знаем, многие древние авторы были туда посвящены, но НИ ОДИН ничего не написал о том).

Была, правда, одна тайна, да. Это истинное имя богини-покровительницы Рима. Дело в том, что в те времена практиковали интересный ритуал evocatio - это когда во время военных действий в собственный лагерь или город призываются боги противника. Считалось, что если их умилостивить, то они покинут врагов и станут помогать против них, и те проиграют. Римляне, например, во время Ганнибаловой войны проводили evocatio богов Карфагена. Ну так вот, чтобы враги Вечного города не смогли проделать то же самое с покровителем Рима, его истинное имя держалось в тайне. Вот такая конспирология.

Извините, что не отвечаю – приболел что то.
Впрочем, я лишь хотел заметить, что не нужно быть таким серьезным. Не стоит с таким апломбом рассказывать тривиальности. Я все же специализировался как раз по «римским древностям», ага? Я всего лишь изложил фантастическую версию, описанную в одном из своих фантастических романов коллегой, историком античности Андреем Валентиновым (Шмалько). И самого начала написал, что это занятная фантазия – конспирологическая версия.

  • 1