?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Капитализм
Аристео
_aristeo
smirnoff_v писал некогда: Системный кризис капитализма выражается в первую очередь в том, что современный капитализм не в состоянии в полной мере использовать главный ресурс человечества, который находится в его распоряжении, а именно человеческий труд!

Однако если мы бросим взгляд в прошлое, то увидим, что это утверждение можно применить к капитализму на любой стадии его развития. И действительно, становление капиталистических форм производства всегда сопровождалось массовым разорением крестьян и ремесленников традиционного типа (экономически, как, например, в Голландии или Франции, или принудительно, как в Англии, через огораживания), деклассированием значительной части населения. Огромные массы неприкаянных пролетариев, у которых не было ни кола ни двора, составляли серьёзную социальную проблему, однако бунты против машин и новых порядков не имели успеха: "прогрессивная" экономическая формация продолжала развиваться и расширять сферу влияния. Те люди, которые некогда имели работу и хлеб, занимали вполне твёрдое социальное положение, вдруг оказывались разорены и выброшены на улицу. Это именно то, что современные учёные называют "прогрессом в социально-экономических отношениях".

Таким образом, согласно smirnoff_v, нам следовало бы признать, что капитализм находился в состоянии системного кризиса, начиная с момента зарождения, на протяжении всей своей истории, что было бы неверно. Наоборот, нам следует признать характерной чертой капитализма как социального явления то, что он отказывается от использования человеческого труда в полной мере и формирует (экономически или административно) определённый слой деклассированных элементов, пролетариата, чей труд либо не используется вовсе, либо используется в самых негуманных, уродливых формах. Таким образом создаётся "рынок свободной рабочей силы", без чего невозможно индустриальное капиталистическое производство.

Настоящая же угроза капитализму - не избыток используемого ресурса (пусть это будут даже люди, которые в капиталистическом обществе называются "человеческим материалом"), а наоборот, его дефицит. Ибо капиталистические, индустриальные формы производства подразумевают массовость и дешевизну как используемого ресурса, так и конечного продукта. Заметим, что тормозом развития капитализма в Российской империи было как раз то, что крепостническая экономика почти на 100% использовала труд населения, в результате чего рынок свободной рабочей силы сформироваться не мог. Рабочие руки для промышленного производства были дефицитом.

Обобщая это умозаключение, можно сказать, что для любой социально-экономической формации дефицит какого-то ресурса (в т.ч. и использование на 100% или близко к этому) есть признак кризиса. В инженерном деле, например, в электротехнике, есть правило: не нагружать никакую деталь более чем на 70% от штатной мощности. Всегда должен быть резерв на случай непредвиденных ситуаций (скажем, скачка напряжения). То же самое можно распространить и на общество: в нём должен иметься резерв ресурсов для мобилизации. Не случайно историки называют 19 век кризисом крепостнической экономики в России: при использовании почти 100% труда населения, экономика оставалась отсталой, мощности не хватало. Потребовался переход и иным формам хозяйствования.

То же самое, например, происходило и в рабовладельческой Римской империи. Раб, конечно, работает плохо, это признавали и сами древние, но когда рабов много, когда завоевания обеспечивают большой их приток и они дёшевы, то можно организовывать рабовладельческие плантации. Загнать рабов в казарму, и выдавать каждому за работу миску похлёбки, а если хорошо работает - можно и бабу. Когда же раб, состарившись, уже не мог работать, его пускали в расход. Таким образом, землевладельцы брали не качеством труда, а количеством рабсилы. Однако когда темпы римских завоеваний снизились, обнаружилось, что рабов становится меньше (другие источники рабства - внутренний прирост и долговое рабство - не давали нужного количества рабсилы), что они дорожают, качество же их работы не улучшается - отсюда вынужденный переход к другой форме хозяйствования. Теперь землевладельцы сажали зависимого человека, колона, на землю, давали ему обзавестись семьёй, хозяйством, сами же взимали с него плату за пользование землёй. Когда у человека есть собственное хозяйство, то он, в отличие от раба, заинтересован в качестве своего труда.

Итак, подводя итог, мы можем заключить, что профицит рабочей силы является для современного капитализма не злом, а благом, и с этой стороны ему опасность не угрожает. Главной же опасностью и симптомом кризиса капитализма является оскудение невосполнимых природных ресурсов. Я имею в виду не только нефть, о которой сегодня больше всего разговоров, но природные ресурсы вообще: нефть, уголь, газ, металлы. Краеугольным камнем индустриальной экономики и капиталистической социальной структуры является то, что все эти ресурсы многочисленны и дёшевы; когда же они станут редки и дороги, то массовое индустриальное производство сделается невозможным.

Нам следует отказаться от веры в непрерывный "прогресс" как характерную черту человеческой истории. Вспомним, отчего закончился бронзовый век: люди к кон. 2 тыс. до Р.Х. почти исчерпали известные им месторождения свинца и олова, компонентов бронзы, и были вынуждены перейти и использованию железа. И дело вовсе не в "прогрессивности" последнего: первые железные изделия были хуже бронзовых. Да и сами древние считали железный век временем наибольшего упадка - не в материальном, а в космическом смысле.

Так что, с технологической т.зр., современное капиталистическое человечество заходит в тупик, выйти из которого возможно только через серьёзные социальные преобразования и значительное снижение общего уровня жизни, т.е. количества и качества потребления.


  • 1
Я вижу скорее недопонимание у нас с вами. Никто и не спорит, что кризисы с «излишним» трудовым ресурсом при капитализме выскакивали, как раз в эпоху становления. Но в том-то и дело, что они были преодолены за счет запуска циклов. Англия преодолела этот кризис за счет, с начала, резкого увеличения экспорта на континент (испанское производство было попросту разорено), а потом и образования колониальной системы. Т.е. запустились циклы с периодическим расширением совокупного спроса. А вот сегодня возможность преодоления кризиса по аналогичному сценарию отсутствует. Об этом я и пишу.
И второе! Вопрос состоит не в том, что конкретному капиталисту нравится или не нравится избыток трудовых ресурсов. Конечно, нравится. Однако речь идет не о приятностях капиталистов, а о капитализме как системе. Капитализм может существовать только развиваясь, т.е. наращивая производство. Тому много причин, в том числе и, например, такая, как автоматический рост денежной массы в кредитной системе должен сопровождаться ростом производства – иначе инфляция и гиперинфляция. И много других, читайте у экономистов, в том числе и у Конратьева. Последние 30-лет это развитие стимулировалось искусственно, спрос расширялся за счет того, что брали в долг у будущего. Эта модель вынуждена, ибо возможность циклического развития исчерпана по описанным мною причинам. И сегодня ее возможности подошли к концу.
А свойство систем использовать труд, находящийся в их распоряжении – это еще более высокий уровень абстракции и исторически закономерность вполне подтверждается при сменах способов хозяйствования. Российский же пример 19-го века не корректен как минимум потому, что русский крепостнический строй был законсервирован по неэкономическим причинам. Не говоря уж о том, что так называемое «второе издание крепостничества» в восточной Европе определялось тем, что она включилась в мировую систему капиталистического разделения труда в виде периферии, а не была самостоятельным развивающимся объектом.
И насчет римлян. Привычное от школы и вульгарно-марксистских представлений о том, что зависимое и полузависимое парцелльное хозяйство позднего Рима более эффективно и технологично чем рабовладельческое золотого века «патамушта хазяин на сваей зимле» представляется неверным. Это вполне обоснованно показано Ростовцевым в его работе «Общество и хозяйство в Римской империи». Наиболее эффективны и технологичны по его мнению были средние по размерам рабовладельческие хозяйства, где хозяин одновременно является и организатором и построенные на «научных» способах организации сельскохозяйственного производства. Парцелляция же привела к архаизации и деградации хозяйства.

  • 1