Элейна (_aleine_) wrote,
Элейна
_aleine_

Для тех, кто в теме. :)

Мой любимый фанфик по Лорел Гамильтон.
Автор - Kivi, пунктуация слегка поправлена. Оригинал на "Лавке миров": http://www.lavkamirov.com/cgi-bin/forums/lavka/YaBB.pl?board=jokes;action=display;num=1131839180;start=0#0.

Кровавое утро


Утреннюю тишину прорезал пронзительный сигнал домофона.

- Мисс, могу я войти? – послышался в трубке низкий, с придыханием, мужской баритон, от вибрирующих звуков которого по всему моему телу побежали мурашки, хотелось завернуться в этот голос, как в меховую накидку… Нет, об этом я подумаю чуть позже.

Что же меня насторожило в этой простой, казалось бы, ситуации? Нет, не сам волнующий и дразнящий голос. Было что-то помимо этого, что пока ускользало от меня. Я не могла понять, в чем здесь подвох, но моя кожа меня никогда не обманывала. Чуть только у меня начинало покалывать и искрить между… нет, я не могу произнести этого вслух! Вы можете не верить, но, наполнив до краев свою жизнь смертью и кровью, в душе я оставалась все той же наивной и невинной девочкой, следующей строгим наставлениям бабули Блейк.

Словом, где бы там у меня ни покалывало – «между» или непосредственно «в», я точно знала - за дверью меня ждала опасность!

Он попросил разрешения войти. «Простая вежливость», скажете вы? Но все не так просто. В моей жизни никогда ничего не было так просто! Вот и сейчас – кто он? Вампир, который не может войти в дом без моего приглашения? Вервольф с посланием от Ульфрика? Верлеопард, ищущий защиты и помощи своей Нимир-Ра? Кстати, последнее предположение казалось наиболее вероятным. С тех пор, как я вылечила одного верлеопарда своей… э-ээ… силой (подсказал мне подходящее слово полузабытый голос бабули Блейк), ко мне потянулась толпа увечных, умоляющих о помощи. Но помочь сейчас конкретно этому несчастному я бы не смогла, с утра моя сила слишком мала. Не говоря о том, что с сексом сегодня и так уже был перебор, даже для меня. Эти последние четверо калек явно могли излечиться сами, без моей помощи. Да и, откровенно говоря, мне показалось, что все они явно не из моей стаи. Черт, да я видела их в первый раз в жизни! Но я не из тех, кто бросает в беде своих людей! И мне пришлось потрудиться…

Итак, он хотел войти. Я кивнула, но не сразу догадалась, что он не может видеть этого по домофону. Да, я всегда была быстра, как никто другой, но даже мне потребовалось пять-семь минут, чтобы понять, что одного кивка явно недостаточно. Я уже открыла рот и начала подбирать слова, чтобы разрешить ему войти (что само по себе заняло еще минуты три-четыре). Но он уже стоял передо мной. Значит, все-таки вампир? Он слишком быстро передвигался – каких-то десять минут назад он только входил в эту дверь, а вот сейчас уже стоял так близко от меня, что, если бы захотела, я могла бы почувствовать, как мой нос уперся в гладкую шелковую кожу его живота, прямо над серебряной пряжкой ремня. Да, я всегда была самой маленькой девочкой в школе.

Я вздохнула, да так, что мой вздох заставил шевелиться все золотистые волоски на его безупречном соблазнительном теле, и встала на цыпочки. Ситуация явно налаживалась – теперь я упиралась носом прямо в его сосок. Всей кожей я чувствовала его напряжение, его тяжелое жгучее желание, сводившее меня с ума. Но было за этим еще что-то… Страх, недоверие, непонимание?

- Ты вожделеешь меня? – против воли прошептала я непосредственно ему в сосок.

- Да нет, - казалось, он был напуган и растерян, - вообще-то я должен просто доставить ЭТО и уйти, - он слабым жестом указал на странную, плоскую разноцветную коробку, которую от неожиданности уронил на ковер. Тень догадки мелькнула у меня в голове, где-то я видела уже эту коробку, или очень похожую! Но где, черт возьми, я могла ее видеть?
Я должна была узнать, кто его хозяин, зачем прислал его, и что он замышляет. У меня были свои методы развязывания языков, и Дольф их явно не одобрил бы.

- Пожалуйста, позволь мне оставить ЭТО и просто уйти, - прошептал он, опускаясь на пол. Что это – приглашение, желание или настоящий ужас, заставивший его сильные, мускулистые ноги подогнуться?

- Нет, ты не уйдешь. Не сейчас. Это было бы слишком просто, - и я порадовалась тому, что захватила с собой из спальни пару ножей. «Файрстара» на мне не было, да и, откровенно говоря, я просто не смогла бы его спрятать под теми двумя узкими кожаными ремешками, что составляли сегодня мой утренний наряд. Но и ножей оказалось достаточно, чтобы он впал в состояние, близкое к панике. Он боялся меня, боялся больше, чем своего хозяина, каким бы исчадием ада ни был этот монстр.

- Отпусти меня, - он корчился на полу и всхлипывал, как потерянный мальчишка, при этом его шелковистые волосы цвета осенних листьев разметались по широким мускулистым плечам, намеренно или нет, но скрывая от меня его точеное сильное тело. Этого я не могла допустить!

Я должна была заставить его говорить! Приставив ножи к его спине и слегка надрезая кожу, я продолжала его расспрашивать. Странно, но порезы не затягивались, и скоро вся его гладкая юношеская плоть превратилась в сплошную кровоточащую рану. Возможно, я ошиблась, и он не был оборотнем или вампиром. Либо он притворялся раненым, не чувствуя при этом боли, либо он действительно был невиновен! Его стойкость вызывала уважение: порезанный практически на ремни, он так и не признался, что на самом деле просто вожделеет меня. Назовите это прозорливостью, но я чувствовала: это не могло быть правдой – то, что он меня не вожделел. Страшная догадка поразила меня – о, черт! Да он оскоплён! Так поступают вампиры с надоевшими любовниками-слугами. Тогда это объясняет его невосприимчивость к моим прелестям - это могло бы его спасти! Я развернула его на спину (от прикосновения грубого ворса ковра к его истекающей кровью плоти он застонал). Но я должна была убедиться. О, черт! …нет! Он не был оскоплён!

Дьявол! Он мужчина, и не вожделеет меня?!! Ледяное дыхание смерти коснулось моей кожи. Я покрепче обхватила себя руками (предварительно вынув окровавленные ножи из ножен и бросив их на ковер, который и так был уже испорчен) и задумалась. Существовало только одно объяснение: он – монстр! И он опасен, опасен, как никто другой! Самый страшный монстр, из всех, кого я знаю! Ни один из монстров, каким бы древним он ни был, и какой бы мощью не обладал, не мог скрыть своего вожделения при виде нежного тела Истребительницы!

В душе я все еще не была уверена в его виновности, но руки выполнили привычную работу – я вонзила оба ножа ему в шею, перерезав артерии и кожу, но стараясь не повредить связки – он должен был сохранить способность говорить, ну, хотя бы на некоторое время.

Он захрипел от ужаса и боли и изо всех сил вцепился себе в горло, пытаясь стянуть и удержать расползающиеся края страшной раны, глаза вылезли из орбит, на полных, красиво очерченных губах показалась кровавая пена. Да, либо он был настоящим актером, либо действительно не мог залечить свои раны, и это его пугало. Не обращая внимания на его притворные предсмертные конвульсии, я рукояткой ножа перебила ему правое колено. С противным всхлипом мениск вылетел из сустава, его нога осталась лежать вывернутой под неестественным углом. Если заживление начнется сейчас, нога навсегда останется согнутой вперед в колене. Я ждала, что его хозяин выдаст себя, придет, чтобы спасти своего слугу. Но время шло, парень все так же пытался изобразить умирающего, терзаемого страшными муками, а я продолжала следить за его бесплодными попытками, не теряя бдительности.

- Почему твои волосы такие длинные и шелковистые? – продолжила я допрос.

- Я металлист, - прохрипел он, выплевывая кровь с каждым вздохом, его невинные медовые глаза выглядели вполне искренне.

- Почему ты обнажен? Где рубашка?

- Было жарко…

Да, так я ничего не добьюсь! Надо проверить его документы, никогда не видела вампира с документами. А вот у вервольфа они вполне могли бы быть, если он, конечно, не полный …социопат.

Прежде, чем я завладела его бумажником, мне пришлось основательно его … обыскать. Не то, чтобы я сразу не увидела, что бумажник уже вывалился из заднего кармана брюк, просто мне хотелось хоть немного загладить свою вину. И мне это удалось. Из искалеченного горла по-прежнему доносились стоны, но мне хотелось верить, что теперь к боли добавилось немного удовольствия.

Оргазм накрыл его мощной волной, он застонал, выгнулся и затих, прикрыв глаза, лишь приглушенные хрипы и бульканье выбрасываемой перепиленными артериями крови говорили о том, что он еще жив, и что благодарен мне за наслаждение.

Я вытащила из бумажника два снимка, тонкую пачку банкнот и пакетик героина. Банкноты и героин я по привычке засунула под ковер и целиком сосредоточилась на фотографиях.

С первого фото на меня смотрела довольно миловидная блондинка, ее немного портили бифокальные очки на пол-лица, свежий синяк под левым глазом и усы.

- Это твоя лупа?

Он догадался, что я нашла его снимки. Даже сквозь свернувшуюся кровь, ровным слоем покрывавшую его когда-то прекрасное лицо, было видно, как он мучительно покраснел:

- Нет, вообще-то это не моя лупа…

- Так кому она принадлежит? Какому Ульфрику?

- Э-ээ… Одному моему дружку… Бучу… Но я не знаю никакого Ульфрика…

- Почему ты носишь с собой снимок лупы твоего дружка? – с удивлением спросила я.

- Ну, просто я … Мы с ним… Он – мой дружок, понимаешь? – с трудом выдавил из себя он. Я не понимала! Стал бы Джейсон носить в своем бумажнике мою фотографию? Не думаю, даже ради Ричарда. Кроме того, я вообще сомневалась, что у Джейсона мог быть бумажник!

Да, этот парень был сентиментален, или хотел казаться сентиментальным.

- Так значит, у тебя нет лупы?

- Ну почему, есть, но она намного меньше, и другого цвета, - выплюнул он очередную порцию крови.

- Какого цвета? – не поняла я.

- О, черт! Она… розовая, - он не знал, куда деться от смущения. Я перестала что-либо понимать. Что он имеет в виду? Рассеянно я взяла второй снимок. Дьявол, мне пришлось собрать всю свою волю в кулак, чтобы не показать удивления и не присвистнуть. Удивления? Это слабо сказано! На снимке была запечатлена деликатная часть тела явно чернокожего мужчины. Да какая! Даже Ричард в лучшие свои времена не выглядел так… убедительно.

Разгадка забрезжила у меня в мозгу.

- А что на другом снимке? – спросила я.

- Моя кузина из Техаса. Иногда ее принимают за мужчину – но это из-за усов. Я ношу ее фото, чтобы все думали, что она - моя девушка. Понимаешь? Мне не хотелось бы, чтобы все знали о моем друге, ну о том самом … с лупой, - вновь покраснел он.

- О Буче? – произнесла я тихо. Я начала понимать. Да, это не она была лупой, она была просто очкастой девчонкой со Среднего Запада. И она была неопасна.

Внезапно в мозгу полыхнула яркая вспышка. Коробка! Что в коробке? Может быть, это выдаст его и позволит мне напасть на след?

- Что в твоей коробке?- я резко надавила каблуком на его изувеченное колено, осторожно пытаясь привлечь к себе его внимание.

В потемневших от боли глазах появилась какая-то мысль, отблеск слабой надежды, облегчение и благодарность.

Он попытался улыбнуться окровавленными губами и что-то сказать. Но голос не слушался его. Тогда он, одной рукой продолжая сжимать кровоточащую шею, другой стал подталкивать свое мускулистое соблазнительное тело к коробке. Изломанная в суставе нога волочилась за ним с неприятным чмокающим звуком.

Из последних сил он подхватил коробку, сорвав крышку, и уронил на ковер ее содержимое. Я даже не успела продумать план действий, как мои руки уже сделали всю работу – двумя ножами я искрошила буквально в месиво какой-то странный круглый и плоский предмет, не напоминающий на первый взгляд ни снятую человеческую кожу, ни скальп, ни какую другую часть человеческого тела, но щедро орошенный кровью.

Мой окровавленный изломанный гость с легким упреком и грустной усмешкой поглядел на меня.

О, черт! Кажется, я действительно начала понимать его… Понимать, почему коробка показалась мне такой знакомой. Но я все еще недоверчиво улыбалась:

- Так ты - …?

- Да, я – просто разносчик пиццы… - облегченно прохрипел он, выдувая кровавые пузыри.

Он так же дрожал, не выпуская из рук разорванное горло, кровь сочилась между пальцами и свободно стекала вниз, по его груди, нежным розовым соскам, атласному плоскому животу, сильным узким бедрам, стройным ногам, белым спортивным носкам, синим «найкам», и дальше… о, черт! прямо на мой новый белый ковер! Видимо, он и в самом деле страдал, раз не делал даже попытки спасти мою обстановку. Все, что его в этот момент интересовало – уйти отсюда живым. Значит, он и впрямь не чувствовал себя в безопасности со мной. Мне стало грустно. Наверное, он видел во мне только монстра, или опасного социопата - он не верил мне, несмотря на то, что его кровь и наслаждение должны были бы нас связать крепче любой клятвы, какую только могли придумать расслабленные близостью мозги настоящих любовников!

Вот черт! Я жила в страшном мире – мире монстров и мертвецов, и этот мир не отпускал меня ни на секунду. Наверное, мне нужно немного отдохнуть, отвлечься от этой крови, смерти и боли. Иначе я стану настоящим социопатом, и мало кто захочет иметь дело со мной. Назовите это догадливостью, но, к примеру, городская энерго-компания точно не захочет! Эти люди и так никогда не смогут мне простить потерю всех троих своих электриков. Мне пришлось вырезать одному из них сердце, другому - отрезать голову и сжечь, третий почти не пострадал, хотя иногда совесть мучила меня – ему пришлось оставить работу из-за слепоты и полного отсутствия пальцев на руках. Но все же ему повезло – до того, как я искрошила его в куски, он успел признаться, что явился по моему вызову из городской энерго-компании. Черт, в тот момент я совсем забыла, что вызывала электрика, чтобы подключить новую игровую приставку! Да, когда каждый день держишь смерть за горло, простые человеческие привычки и слабости становятся тебе недоступны. Мне больше не нужна была эта чертова приставка! Слишком много крови, слишком много насилия в моей жизни, чтобы еще и дома в это играть! Утешало одно: потеря штата электриков – это проблема городского совета, и никак не коснется меня, разве что мне придет в голову установить дома автономный детектор лжи – чтобы суметь отличить этих самых чертовых электриков и разносчиков пиццы от настоящих монстров!

А вот испортить отношения с владельцами городских забегаловок было бы опрометчиво! Вампир и зверь Ричарда во мне усиливались с каждым часом, но я все-таки оставалась еще человеком, и мне нужно было как-то… питаться.

С чувством легкого сожаления я подняла с окровавленного ковра разносчика пиццы и легонько подтолкнула его к выходу. Но ноги его не слушались, и он продолжал заливать все вокруг своей молодой горячей кровью. Кровь по-прежнему била фонтаном из истерзанных артерий. И еще он был явно чем-то расстроен. О, черт! Как я могла забыть!

- Вот, держите, Ваши чаевые! – смущенно сказала я, нежным взглядом пытаясь сгладить неловкость.

Благодарная улыбка слегка тронула его искаженные болью черты. Я много отдала бы, чтобы стереть эту муку с его прекрасного лица. Но, черт возьми, мои чаевые и так были слишком щедрые, особенно если учесть, что пицца оказалась непригодной к употреблению, а мой ковер был безнадежно испорчен!

Моя щедрость явно произвела на него впечатление, и он ушел от меня, не ожесточившись, он понял меня, понял и простил, простил от всего сердца! Он не держал на меня зла, и я подумала, что, если он выживет, он сможет стать мне одним из самых преданных друзей, тем более, что оставшихся в живых друзей у меня становилось все меньше.

Видит Бог, я заслужила это прощение! Он поднял руку в прощальном жесте, на мгновение оторвав ее от зияющей дыры на шее, и вышел на порог, собрав все свое мужество. Но за дверью силы покинули его. Через полчаса, наслаждаясь своим утренним кофе, я видела, как он все еще полз в сторону калитки, оставляя за собой широкий кровавый след. Это не смогло испортить мне удовольствие от кофе – я смогу вызвать уборщика газонов, должен же кто-то остаться живой в этой чертовой городской службе, тем более, что мойщиков окон, уборщиков и газонокосильщиков я этим летом еще не вызывала… Конечно, насколько я помню.

О, дьявол! Да даже если никто и не сможет явиться на вызов, я не стану беспокоиться по этому поводу - один хороший летний ливень, и все будет в порядке.

Да, все будет хорошо…
Tags: lh
Subscribe

  • Убицца. :)

    Лорел Гамильтон объявила название очередной книжки про Мерри Джентри - "Swallowing Darkness". И это после того, как мне едва удалось прилично…

  • (no subject)

    А у Гамильтон вышла книжка рассказов. Здесь про нее написано:…

  • Фсё!! :D

    Огромное спасибо восхитительной blednajapoganka, которая большую часть всего этого читала первой, вылавливая всяческие ляпы и несуразицы.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • Убицца. :)

    Лорел Гамильтон объявила название очередной книжки про Мерри Джентри - "Swallowing Darkness". И это после того, как мне едва удалось прилично…

  • (no subject)

    А у Гамильтон вышла книжка рассказов. Здесь про нее написано:…

  • Фсё!! :D

    Огромное спасибо восхитительной blednajapoganka, которая большую часть всего этого читала первой, вылавливая всяческие ляпы и несуразицы.…