Tags: writing

geek

Утка с яблоками

На столе была голубая клеенка с желтыми цветочками. Все порезы и дырки в клеенке заштопывались клейкой лентой снизу. Поменяли клеенку только после того, как я оставила на столе ватку с ацетоном. Я получила звонкий подзатыльник, а стол – новую клеенку, коричневую.

В тот вечер клеенка еще была голубая. Вытирая ее влажной марлевой тряпкой, я предвкушала время ужина. Это было совсем необычно, ждать ужина. Обычно, мы просто ели, потому что нужно было есть. Мама что-то готовила, потому что нужно было нас покормить. Кухни в доме не было, как не было ни ванной, ни туалета с унитазом. Был длинный коридор с маленьким столом, уныло прикрывающим тазы и кастрюли, старой газовой плитой, деревяным умывальником с ведром за желтой дверцей, и выцветшими кусками потертого халава (ковра без ворса) на цементном полу, который нужно было подметать каждое утро.
Collapse )
geek

still dreaming

Каждую ночь я закрываю глаза и мечтаю о том, что когда-то найду свое призвание. Быть мамой, женой, домохозяйкой – невозможно заполнить только этим весь голод внутри. А голод этот не дает покоя, и завидует по-страшному всем, кто занимается любимым делом. Я много думаю о том, что я могу. Кажется, что могу все, если захочу. Но тут как раз и проблема – найти то, чего очень хочется, куда можно уйти с головой, забыть про сон, про еду, про баланс.

В минуты слабости, кажется, что все эти истории про призвание и страсть к любимому делу – просто миф. Кому-то везет, другие просто занимаются тем, что приносит доход и какое-то сносное удовлетворение. В минуты слабости хочется позвонить своим рекрутерам и вернуться в бизнес. Но мысль о том, как сильно я перестану себя уважать за это, меня останавливает.

Писать книги. Как романтично, как прекрасно, как идеально это звучит. И как это тяжело.

Прочитала недавно слова Марка Твена о том, что люди прекрасно понимают, что, чтобы стать доктором или сантехником или любым другим профессионалом, нужно долго усердно учиться, а потом еще долго практиковаться. Но в профессии писателя про это как-то быстро забывается, и все сразу ждут от себя шедевров.

Прочитала я это и поняла, что нужно проще относиться к своим возможностям, не ждать чуда с первого раза, а нужно просто писать, много писать. И только тогда я пойму, могу ли я, и мое это призвание или нет.

И я взяла ручку с блокнотом и пошла в библиотеку. Села и неожиданно для себя написала рассказ про утку с яблоками. Написалось быстро и легко, как никогда еще не писалось. Наверное, потому что многое в рассказе из моих воспоминаний, а вспоминать у меня хорошо получается, но еще потому что я разрешила себе писать, просто писать, как получится.

И вот дописала я последнюю строчку, положила ручку на стол и прямо засияла вся, и внутри, и снаружи. Наверное, именно так сияют эти люди, которые нашли свое призвание. И я теперь завидую им еще больше, и еще больше хочется найти свое, любимое.

Завтра покажу вам этот рассказ. Специально здесь и сейчас пишу, что покажу, чтобы не струсить и точно показать. Плохо ли, хорошо ли, но нужно как-то начинать.

geek

about me

Ну что, давно про себя не писала.

Я ушла из всех социальных сетей (блог не считается, блог это мой любимый ребенок, которого я никогда не брошу), только поддерживаю проект zn.ai, где я задаю вопросы, а после показываю ответы. Присоединяйтесь, если есть желание.

Немного про жизнь без инстаграма (из фейсбука я давно уже ушла). Очень мне нравится! Такое чувство, что со мной всегда были тысячи людей, которым все нужно было рассказать и показать, да еще и узнать, как у них самих дела. А сейчас я одна! Точнее, не одна, а с живыми людьми, которых можно потискать и зацеловать (особенно достается одной сладкой девочке). Голова теперь такая свежая всегда, а телефон пылится, и я его часто даже найти не могу. Так что я пока совсем не скучаю, чего не скажешь об Олеге, который каждый день пересматривает мой инстаграм и просит меня туда вернуться. Вот такой у меня главный фанат!

На работу я пока выходить не собираюсь. Рекрутеры постоянно звонят, а бывшие коллеги интересуются, не хочется ли мне обратно. Всем говорю, что это лучшее время моей жизни, и обратно в маркет ресеч мне пока совсем не хочется.

Беременности у нас все еще нет, даже после нескольких медицинских процедур. Думать и говорить об этом грустно, так что стараюсь не думать. Еще недавно пришли анализы моей крови, и они таки нашли у меня тоже аномалию, похожую на аномалию Олега. Врачи нас тут же послали к генетикам обговорить все риски, а мне все равно, так что я никуда не пошла и не собираюсь. Будет что будет, справимся. (На проблемы с зачатием эти аномалии не влияют).

А теперь про главное. Про писательство мое.

Сначала отвечу на самые частые вопросы. Пишу я на русском, потому что в английском я пока не могу передать все ньюансы и тонкости, которые хочется. Книга у меня художественная, то есть полностью выдуманная. Не про детство, не про Дагестан, не про нашу с Олегом жизнь. Единственное, что пока могу сказать, что это магический реализм.

И это такой абсолютно креативный процесс, когда из тебя что-то выходит наружу и часто ты это даже не контролируешь. Я вот часто читала, про то, как сначала ты создаешь сюжет и героев, а потом книга сама тебя за собой ведет. Вот вроде я села писать одно, а написалось совсем другое. Очень необычно. Такой немного сумашсшедший процесс, потому что часто все происходит очень иррационально.

Еще я привыкла, что всегда есть конечный результат, есть кому его показать, есть аплодисменты, и главное – есть четкое понимание того, что ты делаешь, и хорошо ли ты это делаешь или плохо. С написанием книги ничего этого нет. Есть только ты, ты и только ты. Такое странное одиночество, где ты себе и создатель, и критик, и сцена, и зритель. Очень часто я совершенно не вижу грани между бредом и шедевром, а нужно продолжать в себя верить, и писать, писать. Это самое сложное и необычное, что я когда-либо делала в своей жизни. В минуты слабости я думаю, что нужно эту идею бросить и вернуться в легкую жизнь... с постоянными бизнес-проблемами, бесконечными командировками, бессонными ночами и корпоративной политикой – да, для меня сейчас все это звучит как безмятежный отпуск.

Читала еще про процесс написания книги известными писателями. И многие советуют останавливаться писать тогда, когда у тебя есть четкое понимание, что именно писать дальше. Вот сидишь ты и пишешь, и уже надо идти Лизку из садика забирать, а в голове прямо висит следующий абзац, и вот очень важно этот абзац оставить на завтра, потому что завтра будет очень легко опять начать писать. И это самое главное тут, потому что бывает очень часто, когда сел писать, а ничего не пишется, не придумывается.

Конца я пока не вижу. Точнее, когда я только начала писать, я себе представляла коротенький такой рассказ, а теперь как-то все написалось, что конец кажется совсем не близким. Короче, не спрашивайте меня, когда я смогу что-то показать. Очень надеюсь, что когда-нибудь все-таки перебору все свои страхи и покажу. Пока показала только Олегу, ему очень понравилось, кричал мне после: «Пиши еще! Пиши!»

Конечно, я прекрасно понимаю, что мой первый опыт не будет из себя представлять ничего особенного. Но я так рада, что, наконец, начала писать. Я сейчас с таким огромным трепетом ко всем книгам отношусь, потому что понимаю, какой нелегкий путь прошли их создатели. Как сказал один великий писатель, первые двеннадцать лет самые тяжелые.

Еще я поняла, что писать с приятными отвлечениями вокруг совершенно невозможно. Инстаграм, почта, фейсбук, новости... они ужасно сильно отвлекают. Поэтому я перестала писать на компьютере и просто ухожу в кафе, где нет интернета, и пишу ручкой на бумаге.

Ну вот вроде и все. Про Олега напишу отдельно, есть, что рассказать.
А вы пишите здесь, пожалуйста, а то кажется, что все это уходит в пустоту.
vegas

(no subject)

Солнце, а вот и мой сюрприз. Будешь читать в самолете. Конечно, на девять часов этого недостаточно, но я знаю, что ты будешь перечитывать :)
Люблю.
Жду.
ТГ.
Collapse )