*** (_albina) wrote,
***
_albina

Category:

Утка с яблоками

На столе была голубая клеенка с желтыми цветочками. Все порезы и дырки в клеенке заштопывались клейкой лентой снизу. Поменяли клеенку только после того, как я оставила на столе ватку с ацетоном. Я получила звонкий подзатыльник, а стол – новую клеенку, коричневую.

В тот вечер клеенка еще была голубая. Вытирая ее влажной марлевой тряпкой, я предвкушала время ужина. Это было совсем необычно, ждать ужина. Обычно, мы просто ели, потому что нужно было есть. Мама что-то готовила, потому что нужно было нас покормить. Кухни в доме не было, как не было ни ванной, ни туалета с унитазом. Был длинный коридор с маленьким столом, уныло прикрывающим тазы и кастрюли, старой газовой плитой, деревяным умывальником с ведром за желтой дверцей, и выцветшими кусками потертого халава (ковра без ворса) на цементном полу, который нужно было подметать каждое утро.

В шесть вечера стучал в ворота папа, я молча открывала железную щеколду, он молча шел к умывальнику, первым делом проверяя ведро за дверцей, мыл руки, проходил в комнату, садился за стол, и мы начинали ужинать.

Ужины можно было разделить на три категории, прямо пропорциональные количеству мяса в еде. В первой категории мяса не было совсем: лаваш хлеба и чашка салата из помидоров и огурцов с огорода, сковорода кусруба из тушеных помидоров и картошки, кастрюля хинкала на воде с уксусно-чесночной или яичной подливкой. Во вторую категорию добавлялся кусок мяса из закромов морозилки: в хинкальный бульон попадал окорочок, в борщ – коровья косточка, в кусруб – куриные потроха. Третья категория была самая мясная, самая редкая и самая любимая, хоть папа и возмущался, что мама переводит так слишком много мяса: тут и пельмени, и цикабы, и голубцы, и долма, и даже шашлык, но только для особых гостей.

Ужин в тот вечер был сам по себе новой категорией.

В четыре часа пришла с работы мама, и прямо в воротах просияла незнакомой мне хулиганской улыбкой.

- Утку купила! На работе продавали, все покупали, и я взяла. Запечем сегодня. С яблоками!

Хотелось броситься к ней на шею и целовать ее впалые мягкие щеки, но я сдержалась.

- Иди принеси с чердака яблоки. Пять штук.

- Пять? Это же мало?

- Нормально, а то ваш папа меня совсем убьет.

В этом я не сомневалась. Если бы папа готовил ужины, то одной курицей он кормил бы нас неделю. Целая курица запекалась только на наши дни рождения и на Новый год.

А тут утка! И никаких праздников.

Я побежала на чердак, и чувствуя всю свалившуюся на меня ответственность, стала долго выбирать самые большие и красивые яблоки. И тут меня осенило! Следующий День рождения у меня, а значит утиная попка достанется мне. Птичий зад в нашей семье считался большим деликатессом и доставался всегда имениннику. В голове моей уже ароматно дымилась картинка с большой румяной уткой, обложенной запеченными яблоками. «Прямо как в “Том и Джери”», - мечтательно подумала я и сглотнула.

Вернулись со школы сестры, и дом наполнился незнакомыми нам ранее разговорами об ужине: чем смазывать утку, как резать яблоки, как долго запекать. Мы все чувствовали, что мама впервые готовила не просто, чтобы нас накормить, а потому что одна мысль, что она может сейчас запечь эту утку целиком в духовке, да еще и с яблоками, приносила ей какое-то особенное удовольствие. Может быть, мама тоже представляла картинку из “Том и Джери”.

В сладостном заговорщическом ожидании, мы смотрели, как мама тщательно протирает жирную утиную тушку солью с чесноком, разрезает ее вдоль грудинки, ласково прижимает к сковороде и обкладывает кусочками яблок.

В шесть часов раздался знакомый стук в ворота, я открыла дверь, предварительно опустошив ведро под умывальником, и побежала накрывать на стол. Это было тоже удивительно – накрывать на стол. Обычно, общее блюдо с едой просто ставилось в центр стола, доставались вилки, лаваш хлеба и соленые помидоры. Каждый из нас брал вилку, надевал на нее кусок хлеба и запускал в сковороду. Никаких ножей, стаканов, салфеток или индивидуальных тарелок. Но утку с яблоками нельзя было так есть! И я побежала в зал и бережно достала из трельяжа мамин свадебный сервиз с вишенками.

- А сервиз-то зачем? – удивилась мама и тут же звонко рассмеялась, как только она умела. Мы обе знали зачем.

В комнату вошел папа и вместо привычных криков спокойно спросил:

 - Что, отмечаем что-то?

 - У нас утка с яблоками! – радостно крикнула я и быстра уселась за стол.

 - Что за утка? – уже не так спокойно спросил папа.

 - Хадижат с работы продавала. Все брали, и я взяла, - скороговоркой ответила мама и через секунду внесла в комнату сковороду с нашей долгожданной уткой.

Папа облизнулся, откашлялся и тихо сказал:

- Наши там передали, что майскую зарплату в среду дадут, - и наконец, улыбнулся.

- Можно мне попку! – улучив удачный момент, крикнула я. – У меня День рождения через месяц!

И вдруг в ворота постучали.

- Нашли время! Зюма, иди открой! – фыркнул папа.

Пока Зюма шла открывать двери, я тихо молилась, чтобы это была одна из наших подружек, которая забыла, какое домашнее задание дали в школе, или соседка, договаривающаяся с мамой, когда ей приходить на уколы, или цыгане...

- Здрасьте, - тихо сказала Зюма.

- Салам-алейкум! Отец дома? – ответил мужской голос.

- Щас позову, - и через секунду Зюмина голова высунулась в дверях и недовольно шикнула:

- Пап, к тебе Чаплин пришел.

Не успел папа подняться со стула, как дверь за Зюмой широко открылась, и в комнату вошел улыбающийся Чаплин. Он мельком посмотрел на стол, громко сглотнул слюну и сел на стул, быстро принесенным мамой из другой комнаты. Мои молитвы не помогли.

Настоящее имя Чаплина никто особо не знал (может Рамазан, может Айдамир, может Ханмирза), в нашей семье он был просто Чаплином. Жил он через четыре дома от нас, имел молчаливую ткущую ковры жену, трое белобрысых сыновей-погодок, костлявую корову и непостоянные заработки в Краснодаре. Общались мы с ним редко, точнее с его женой, только когда нужно было попросить закваску для маса.

Но в нашем доме Чаплина вспоминали часто благодаря любимой игре в шарады, где нужно было без слов показать родственника, соседа или другого знакомого нам человека. У Мумы всегда поразительно точно получалось показать его чаплинскую походку с быстрыми короткими шажками в сторону.

Папа с мамой стали обсуждать что-то с Чаплиным по-табасарански. Ничего не понимая, я шепнула Сане:

- Что говорят?

- По-моему, насос для колодца хочет у нас одолжить, - так же тихо ответила Саня.

- Блин, - только и могла сказать я, потому что увидела, как мама отделила от утки две ножки и положила одну ножку папе и вторую – с моей попкой! – Чаплину.

Пока я недовольно грызла утиное крылышко, Чаплин быстро обгладал ножку, и не раздумывая, согласился на мамино предложение о добавке. После поглощения грудки и всех оставшихся яблок, Чаплин шумно выпил чай с инжировым вареньем, прошелся с папой по нашему огороду, упаковал злосчастный насос и, наконец, пошел к воротам, шумно выковыривая длинным ногтем мизинца кусочки еды из зубов.

Вечером все были заняты своими делами. Мама с папой сидели на разных концах дивана и смотрели новости по телевизору, а мы сидели за обеденным столом в той же комнате и делали домашние задания на голубой клеенке. Никто не говорил ни про Чаплина, ни про утку.

Перед сном я расстелила свой матрас на полу, легла под одеяло и с надеждой стала ждать, что Зюма скажет что-нибудь веселое, а не заснет быстрее меня, как обычно. Зюма предательски молчала, но, к счастью, с соседней кровати послышалось шушуканье.

- Теперь он будет думать, что мы миллионеры, раз у нас такие ужины, - смеясь, сказала Мума.

- Завтра всей семьей придут, - ответила Саня.

- Нужно шашлык из красняка сделать! – прыснула я.

- Нет, лучше целого барашка запечь! – оживилась Зюма.

Вдруг дверь в комнату резко открылась:

- А ну ка быстро спать! Чтобы ни звука! – крикнула мама и ушла, оставив дверь открытой.

Смешки в комнате заменились скрипом кроватей, почесыванием ног, вздохами, прихлопываниями комаров и, наконец, тишиной. Я долго лежала с открытыми глазами и не могла заснуть.

- Зюм? Зюм? Как думаешь, утиная попка вкуснее куриной? – шепнула я и услышала в ответ только тихое посапывание.
Tags: childhood, writing
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 79 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →