February 13th, 2015

teachers in our life

У меня тут какой-то писательский всплеск энергии и вдохновения. И книга пишется, и посты пишутся. Так бы всегда!

Сходили мы сегодня с Олегом послушать лекцию Быкова в Принстоновском университете. Лекция была дла андергрэдов, поэтому нам вдвойне было интересно: и Быкова послушать, и на студентов местных посмотреть. И как мы были приятно удивлены: студенты все такие молодые, многим и двадцати нет, а они столько всего знают, так красиво говорят, такие вопросы умные задают.

И я сразу вспомнила свое образование в школе, где у меня было всего три хороших преподавателя: Наталья Владимировна – русский и литература, Аида Багировна – алгебра и геометрия (я про нее вот тут писала), Курбан Шихбабаевич – история. Остальные учителя были ну очень плохими, и я их имен совсем не помню. Единственное, что они просили делать студентов, это записывать все, что написано на доске, зубрить дома лекцию и учебник и после все это рассказывать. Так мимо меня прошли биология, химия, физика, география... Любила я только литературу, математику и историю. Любила потому что нам их рассказывали так, что не любить их было невозможно. Мы спорили на уроках, обсуждали свои идеи, с пеной у рта что-то доказывали, забивали на все, что написано в учебниках (особенно, в учебнике истории), оставались после класса, чтобы еще поговорить или задачки порешать. Иногда я думаю, что бы из меня вышло, если бы не эти три человека в моей жизни.

Когда читала мемуары Фейнмана (я тут про книгу писала), мне очень запомнилось его отношение к образованию в Бразилии. Он провел год в университете в Рио, и все время удивлялся, что студенты могут дать определение очень сложным понятиям, но не могут ответить на очень простые вопросы. А все потому, что их тоже просто заставляли записывать лекции и после их зубрить.  Никто ничего не понимал, никто не задавал вопросов, все просто молча все записывали и после заучивали. Вот отрывок из его книги:
"...я не мог от них добиться вопросов. В конце концов один студент объяснил мне: "Если я задам Вам вопрос во время лекции, потом все будут говорить: "Зачем ты отнимаешь у нас время на занятиях? Мы стараемся что-то узнать. А ты прерываешь лекцию, задавая вопросы".  Это было какое-то непостижимое высокомерие, так как никто ничего не понимал в происходящем, и все только делали вид, что понимают. Они притворялись, что им все ясно. И если кто-то задавал вопрос, признавая тем самым, что ему не все понятно, на него смотрели сверху вниз и говорили, что он отнимает время".

Я прекрасно помню, что такая ситуация у нас была и в школе и в университете. Олега, например, многие на первом курсе считали выскочкой, потому что он всегда задавал очень много вопросов во время лекции – и многим студентам, и даже некоторым преподавателям это не нравилось.

Еще отрывок из книги Фейнмана, о том, как он рассказал бразильской делегации о своем опыте преподавания в Рио. Он принес с собой школьный учебник по физике и сказал:
"Наугад листая страницы и останавливаясь в любом произвольно выбранном месте, я могу показать вам, почему это не наука, а заучивание во всех случаях, без исключения. Я рискну прямо сейчас, в этой аудитории перелистать страницы, остановиться в произвольном месте, прочитать и показать вам.
Так я и сделал... мой палец остановился на какой-то странице, и я начал читать: "Триболюминесценция. Триболюминесценция - это излучение света раздробленными кристаллами... ".
Я сказал: "Вот, пожалуйста. Есть здесь наука? Нет! Здесь есть только толкование одного слова при помощи других слов. Здесь ни слова не сказано о природе: какие кристаллы испускают свет, если их раздробить? Почему они испускают свет? Вы можете представить, чтобы хоть один студент пошел домой и попро6овал это проверить? Они не могут. Но если бы вместо этого вы написали: "Если взять кусок сахара и в темноте расколоть его щипцами, вы увидите голубоватую вспышку. То же самое происходит и с некоторыми другими кристаллами. Никто не знает, почему. Это явление называется триболюминесценцией. Тогда кто-нибудь проделал бы это дома, и это было бы изучением природы".
Наконец, я сказал, что не понимаю, как можно получить образование при такой саморазвивающейся системе, когда одни сдают экзамены и учат других сдавать экзамены, но никто ничего не знает".

Как же это знакомо. Сколько экзаменов было сдано на пятерку с почти полным отсутствием понимания предмета. И всегда столько слов и фраз умных знаешь, а толку в них нет. Я с этим сталкивалась и в бизнесе. Люди часто (особенно на клиентских встречах) говорят заумные фразы со сложными терминами и очень редко приводят простые всем понятные примеры. Я, когда только начинала работать в Америке, переживала, что у меня нет достаточного словарного запаса и чувства языка, чтобы красиво и сложно писать и говорить. А оказалось, это и было моей сильной стороной: простыми фразами с каждодневными примерами я могла объяснить любую ситуацию и стратегию. Забавно, что чем моложе специалист, тем сложнее он говорит и пишет.

Я с удовольствием предвкушаю Лизкины школьные годы, когда наша губка начнет впитывать в себя весь этот поток знаний. Надеюсь, что ей повезет с учителями больше, чем нам с Олегом. Ну а если не повезет, мама с папой будут с ней дома сахар в темноте колоть!