December 11th, 2010

vegas

(no subject)

А ведь еще совсем недавно Москва была другая. После маминой смерти я год была в трауре (в черной одежде и черном платке), и по улицам ходила, и в метро ездила - и никто ничего не говорил, не избивал, и мне даже страшно совсем не было. Переживаю сейчас за брата. Как же стыдно и страшно за свою страну.