Душка

разбирая архивы

когда луна раскинет сети
и моль проест во тьме созвездья
волной тумана, белым ветром
я буду виться в поднебесье
и загалдят в прудах лягушки
взмахнут ветвями ивы в плаче
когда под черною водою
махнёт рукой мне мёртвый мальчик,
а время понесёт по руслам
до океанов свои воды
и под волной его незримой
согнуться и растают годы
и только матовым драконом,
жемчужным ветром в поднебесье
я буду веять, а под утро
совьюсь клубком
на собственном
надгробье...
Душка

(no subject)

Я где-то потерян и зеркала мои плачут. В них виден лишь этот испачканый сумраком город. Туманная дымка ладоней подернулась рябью и тает. И тает. И тает. И взгляд внутрь себя обращен, да вот тоже ничто не находит.
Меня съело зыбучее время. С говном и костями. И сплюнуло в сторону смрадом.
Душка

Путевые заметки за полях

Город Бобрийск чужд нам идеологически - растоптанные банки Кока-колы валяются на улицах, красно-жестяными листиками, и знойный ветер уносит их прочь, громыхая ими по раздолбанному асфальту. Но спросите, спросите этой живительной влаги у продавцов с печатью провинциального идиотизма на лицах, чьи отцы любили своих сестер меж полуразрушенных двухэтажных бараков конца позапрошлого века. Уставив на вас оловянные бельма, в коих отражаются зарешеченные квадратики немытых окон, они вяло шевельнут губами: "Только Пепси".
И ошарашенный, с мукой христопродавца, таящейся в уголках спекшихся губ, ты просишь: "Только холодной", и чек с парой монеток, ложатся дьявольским договором в твою ладонь.
Ты подносишь сосуд с цветным инь-янем, где красная мощь победительно возлежит на голубом, к губам и делаешь алчный глоток. И еще один. И еще. И ставишь пустую оболочку на каменный поребрик, за которым тихо звенят алюминиевые от пыли деревья. И понимаешь, что воистину дьявол пожрал твою душу, обманув надежды - ибо жажда твоя только возросла.
Но взгляд падает на серебряные купола, парящие на зеленью парка и божественный перезвон прохладой осыпается на твои плечи. Ты подходишь к очередному притону служителей Мамоны и среди заполняющего пространство хлама находишь ты святое чудо, и отслюнявив 32 целковых, обретаешь квинтесенцию счастья - запотевшую, изумрудную бутылочку "Стеллы Артуа".
И к черту посылаешь корпоративные нормы - ибо мелки они и сиюминутны, находясь в тени божественного откровения.
Душка

Про морковь

Зачастую хорошие, умные люди просто не умеют любить. Я не знаю, формируется ли это жестокой средой, слюнявыми романами или передачей ДОМ-2. Но эти люди даже в попытках отношений начинают нести туда сюжеты о большой любви навеяные им средой обитания. В жажде красивости они вносят туда трагедии и высокие переживания. Эти люди очень любят выяснять отношения и жалеть себя. Они часто испытываю ревность, иногда потому что - так надо, а зачастую просто потому, что боятся испортить роман. Люди просто не умеют любить. Они пытаются любить кого-то. Они старательно ищут достойного. А когда кого-то находят, впиваются в него в поисках любви, в попытках утолить долгую жажду. Но вкуса так не почувствуешь.
Любовь рождается внутри нашего сердца. Любить, это так же естественно, как и дышать. С каждым ударом сердце наполняет вас любовью. Попробуйте почувствовать это нежное, светлое и пушистое чувство. Оно находится в вашем сердце и ярко светится. Посмотрите, как оно наполняет вас изнутри. Увидьте, почувствуйте это. Я уверен, что сейчас вы улыбаетесь и ваши глаза сияют. И когда вы полны любовью - тогда она начинает заполнять весь мир вокруг вас. Пусть ее черпают те, кто окружает вас, пусть берут сколько им надо. Любовь кумулятивна, ее становится только больше. Найдутся те, кто захочет получать ее от вас - эти люди с пустыми сердцами. Там будут те, кому будет достаточно капли вашей любви, чтобы их сердце ожило и они тоже сияли. Найдутся те, кто одарит вас и своей любовью и слившиеся потоки вашей любви будут еще прекраснее. Но найдутся и те, чье сердце не умеет любить, и они будут требоватьот вас еще и еще, и они будут стараться узурпировать доступ к вашей любви. Поступайте тут, как знаете. Они будут голодны всегда. До тех пор, пока не поймут, что
любовь - это светлое и радостное чувство. Оно рождается сердцем и только потому, что сердце иначе не может. И только когда человек научится любить себя и будет полон любовью -- только тогда он сможет любить других и быть счастливым.
Lion

Мысли из-за грани сознания: чай с мятой

Я сижу у окна, держа в руках пиалу зеленого чая с мятой. Тихонько втягиваю ноздрями пар, пытаясь поймать в нем что-то всегда ускользавшее от моего внимания, когда я поглатывал чай, лишь смакуя его кончиком языка, прокатывая по небу, и насыщаясь этим глотком, успев сорвать лишь поверхностный вкус. Размышляю, так ли важно мне знать, что написано на этикетке - эти названия добавленных в смесь и умирающих сейчас в кипятке, трав. Ни радость творчества, ни экстаз достижения не сравнятся со вкусом увядания.
Дрожание тонкой паутинки, разрываемой ветром. Шелест сухих листьев, осыпающихся на землю. Недокуренная сигарета, выпадающая из разжавшихся пальцев. Желтая старческая кожа с синеющим плетением вен. Чайник, стоящий на кружевной салфеточке, рядом с желтеющей фотографией в черной треснутой рамке.

"К черту!" - кричу я, ударяя обеими кулаками об стол. Тихо дрожат между них осколки пиалы. На правой руке медленно набухает темно-вишневая капля. Сорвавшись, она растворяется в лужице мятного чая.
"К черту.." - одними губами повторяю я, - "в мой душе уже нет добродетели.."
Душка

(no subject)

Мир был стеклянным. Звонким, блестящим и хрупким. Елочная игрушка в руках всевышнего. Казалось, я взглянул на мир его глазами.
Нежные поглаживания мороза, очищающие от остатков сна, от тяжелых утренних мыслей. Тело становится под стать миру, холодным, легким и свежим.
Снег, зачерпнутый на ходу, сворачивается на ладони котенком. Исходящий от него холод напоминает мурчание белого комочка.
Словно японский каппа, я иду, стараясь не расплескать озерцо боли в моей голове. Я улыбаюсь.
Иногда так надо. Иногда похмелье бывает очень заслуженным. Оно - завершающий штрих!
Душка

Мысли из-за грани сознания: кабаки

Знаете, что главное в кабаках? Нет, ни еда, ни обслуживание и ни что-то иное - главное, когда в них есть душа. Даже в самой занюханой пивной - вы можете иногда почувствовать ее, и улыбаться, сидя в углу и попивая местную чангу - теплую, как моча, и убойную, как дерьмо носорога. А фастфуды мертвые изначально - мгновенная заморозка и лучший в мире универсальный растворитель. У людей, которые жрут в них - пустые глаза. И лишь дети радостно прыгают по кладбищу. Детям-то что - они чисты и светозарны.
Душка

(no subject)

На Лысой горе, под крестом,
Случайно кинув сеть к подножью,
Поймали ангела с хвостом,
Уставшего летать по бездорожью!
Душка

Мысли из-за грани сознания: слезы.

Вчера поймал себя на неисполнимом желании:
Хочется дождливый сумрачный вечер, сидеть в кофейне у окна, чтобы на столе лежала открытая книга, пить кофе с корицей, смотреть в окно, на смешные грибы зонтиков и молча плакать.

Этого не будет никогда.
Плачущий мужчина - зрелище жалкое, подобно мокрому коту.