?

Log in

No account? Create an account
У меня только что вышла очередная отличная опечатка - "кломпания". Должна была быть "компания", конечно же.
Только что пытался написать комментарий к записям со стихами, но печаталось вслепую, а сижу я к клавиатуре наискось, потому что все собираюсь за чаем сходить.
В итоге напечатала текст на волшебном языке.
Знаете, например, как будет слово "любимое" на волшебном языке? Оббиморе, чтоб вы знали.
Красивое какое слово. Оббиморе.
Не так давно я методом опечаток придумала чудесное слово "мимидж" (имидж). Только что к нему добавилось не менее великолепное "лоличество" (количество).
Общение с поттеротолчками плохо на меня влияет.
Угадайте, какие мысли и ассоциации у меня вызывает программа для проверки оригинальности текста, которой я пользуюсь в работе -  Advego Plagiatus.
Звучит, а?


Нашла на шабашорге. Разумеется, не удержалась.

Фантазия на тему "Новогодние елочки в МТ".

Ёлочка-Вентру: будет гореть молча и пафосно
Ёлочка-Торик: будет гореть очень красиво
Ёлочка-Бруха: пока её будут поджигать, успееть покалечить половину хоровода, размахивая ветками
Ёлочка-Гангрел: гореть будет плохо, а шишки будут аггравированные
Ёлочка-Носфер: хреново выглядит и легко теряется
Ёлочка-Малк: будет периодически кувыркаться и петь "Жил-был у бабушки серенький козлик"
Ёлочка-Тремер: "Ёлочка, Гори!", говорите? Горите сами!
Ёлочка-Тзимицу: будет самопроизвольно менять форму, когда надоест стоять, уйдёт
Ёлочка-Ласомбра: с чОрной хвоей и ещё более пафосная, чем ёлочка-Вентру
Ёлочка-Ассамит: погасит свет, заглушит хоровод и убьёт всех, до кого сможет дотянуться ветками
Ёлочка-Сетит: будет шипеть и извиваться, будет пытаться отползти от любых источников света
Ёлочка-Джованни: в какой-то момент придут два зомби и унесут, предварительно заплатив
Ёлочка-Равнос: в какой-то момент исчезнет, вместе со всеми украшениями и содержимым карманов всех присутствующих
Ёлочка-Салюбри: пока будет гореть, всех ДОСТАНЕТ душеспасительными беседами
Ёлочка-Самеди: стоять будет плохо, быстро осыплется, да и запах...
Ёлочка-Баали: "Гореть? Да идите вы все к чёрту!". И, что характерно, все пойдут
Ёлочка-Каппадокиец: спросит "Подскажите, куда унесли Елочку-Джованни?" и направится следом.
В субботу с утра я сходила на "Люди Икс: Первый класс" повторно, и все порываюсь написать большой пост про кино, а на самом деле - про профессора Чарльза Ксавьера, и про то, чем он прекрасен, и почему мне нравятся такие персонажи, и с кем его можно сравнить, но это должен быть очень большой пост, а у меня нет ни времени, ни сил.
Но тут Наташа мне вчера кинула ссылку на сообщество в дайри. Оно вообще посвящено слэшу по фильму, но я зацепилась за него глазами, потому что там были картинки, а мне надо иногда отдыхать в перерывах. И вот посреди разной степени порнушности текстов и рисунков я нашла вот это вот, что я вам сейчас ниже приведу. Оно прекрасно, оно совершенно прекрасно, это не слэш, не бойтесь, это просто творчество по мотивам фильма, и оно так чудесно отражает все, что я хотела сказать...


***
Мой далекий друг, никогда тебе не писал. Это слабость сегодня, старые голоса в голове обсуждают: прав ли был чертов Сартр, говоря, что мы, в общем, сами - своя свобода?.. Выбирая, каждый несет на себе свой крест - у кого-то липа, у кого-то весь в серебре, и горячий воздух плещется нотой ре, и висишь - распят красиво и для народа. Никогда не любил эту чушь - гвозди, доски, терн. Из меня б, дружище, вышел плохой актер, не умею я воскресать и вдыхать костер, в общем, не отсыпал Бог твоего таланта. Не подумай, я плохого ведь не хочу, я считаю, каждому данное - по плечу, ну, а если крест по пути шею давит чуть - потерпи, дружок, ломаются дилетанты.
Я тебя понимал, мой друг, но едва-едва. Для тебя существует солнце, вода, трава, для тебя все люди - братья, а их слова ты всегда принимал исключительно близко к сердцу. Что такое сердце? Плоть. Все стучит, стучит; но тебе казалось, там где-то живут лучи, что внутри желудочков каждый предельно чист, и ты все искал и искал в этих стенах дверцу.
И во мне ты ее искал. Говорил, нашел. Говорил, что солнце за нею - чистейший шелк, и еще много чуши нес, был слегка смешон, но я верил тебе, потому что не мог не верить. До сих пор помню эти свечи и яркий день, этих странных, забавных и вроде своих людей; я тогда подумал: среди этих всех смертей, может, есть уголок, где мы можем не жить, как звери? Мне в какой-то миг захотелось побыть другим - не идущим за местью сквозь кровь, пустоту и дым, не уставшим как черт и не в тридцать уже седым, а обычным, весьма одаренным хорошим парнем. Мне хотелось (вот глупость) подумать, что есть иной, совершенный путь, проложенный стороной; я позволил увлечь себя этой тишиной - и я был неуместен, как загнанный волк на псарне.
Что ж, тебе своя свобода, а мне своя. Ты твердишь, что мы с тобою еще друзья, и я верю тебе, потому что... не знаю я. Потому что... ну, мне же нужно во что-то верить. Вот сейчас допишу все это, к чертям сожгу, потому что такие письма не шлют врагу, потому что я пьян, потому что я не могу...
Не могу я забыть про проклятые эти двери.
***
День сегодня прохладный, и я надеваю шарф. Плосколицее солнце - как теплый китайский шар. В старых комнатах сквозняки вперебой шуршат. Выезжаю на воздух, сижу и строчу в блокноте. Мы давно с тобою не виделись, старый друг; если все-таки я пораньше тебя умру, то учти - ты по-прежнему должен одну игру, так что лучше на всякий случай нам быть в расчете.
Я шучу, конечно. Нам всем еще жить да жить.
Я почти расширил нижние этажи, в доме пахнет краской цвета "больной инжир", но ребята довольны - а значит, и я доволен. Я соскучился, друг мой. Тебя не хватает здесь. Иногда мне мерещится: ты где-то близко есть, твои мысли развеяны, как водяная взвесь... а на вечер - порция шахмат и алкоголя.
Я частенько думаю: где был неверный шаг? Я тебе твердил, что важнее всего душа, что ты должен сначала думать, потом решать, но бывает, что я не к месту даю советы. Просто ты не знаешь, как ярок, мой друг, внутри, как твой разум умеет в себе красоту творить, даже воздух вокруг тебя пеленой искрит.
Я ошибся где-то. Я просто ошибся где-то.
Но надежда есть - достается тебе и мне. Я по-прежнему вижу двери в стальной стене, и хотя они закрыты, сомнений нет: там чеканное солнце приковано к небосводу. Приезжай обедать, может, поговорим. Как насчет в четверг, в четыре? Но лучше в три. Приготовят говядину с луком и сыром бри, и еще есть испанское сорок седьмого года.
Мой далекий друг, мой почти нереальный враг, иногда я не сплю и думаю до утра, что однажды мы скажем друг другу: ты вновь мой брат, - и пойдем уже рядом по дикому бездорожью. Я, пожалуй, это вычеркну из письма, потому что пока все это смешно весьма, виноват стаканчик виски и шалый март...
Мы пока подождем.
Но партию ты мне должен.
***
Я ведь точно знаю, что мысли ты не читал. Что ж, привет, мой друг с измаранного листа. Полагаешь, мы с тобой можем встречаться так? Это в рамках твоей и даже моей свободы? Не уверен, что это на пользу, но соглашусь. Я завзятый грешник, так еще погрешу. Я приеду в четверг (испанское ваше - жуть) и тебе отомщу...
За поставленный мат в два хода.

(с) Габриэль
Взято вот здесь: www.diary.ru/~xmfc/p163040901.htm#form
На самом деле Ньярлатотеп выглядит совсем не так, как думают создатели "Ужаса в Аркхеме" =)

21. Ньярлатхотеп

     Он объявился под конец времен -
     Египта сын, высок и смуглолиц.
     Пред ним феллахи простирались ниц,
     Цвет ризы его был закату в тон.
     К нему стекался люд со всех сторон,
     Охочий до пророчеств и чудес,
     И даже дикий зверь, покинув лес,
     Спешил к Ньярлатхотепу на поклон.

     Все знали, что настал последний час,
     И было так: сперва ушли моря,
     Потом разверзлась суша, и заря
     Скатилась на оплоты смертных рас.
     В финале Хаос, вечное дитя,
     С лица Вселенной Землю стер шутя.

Г. Ф. Лавкрафт, поэтический цикл "Грибы с Юггота"
Дома, блин, лазарет. Отец с давлением, я с бациллами своими в обнимку...
Легла в пять утра, вылезла из постели часа в четыре, новые красные шторы плотные и света не пропускают - ощущение, что светового дня нет и не было.
Полоскаю горло содой, бяка, но помогает. Философски размышляю на тему "ну когда ж я сдохну-то???".

Прочитала новый роман Дяченко - "Мигрант".
Если сравнивать его с двумя предыдущими вещами этого цикла (а он связан в единый цикл - смысловой, не сюжетный - с "Вита нострой" и "Цифровым") то "Мигрант" несомненно лучше "Цифрового", но в подметки не годится "Вита ностре".
Но вообще читабельно. Мне понравилась идея, мне понравился Махайрод (да, я питаю слабость к этим Дяченковским мужчинам. Маха меня поймет - ибо это он самый обычно, ага). Мне не понравился главный герой - а я с трудом воспринимаю книги, где в главных героях, по сути, анти-герой - меня просто тошнило, когда он высказывал свое мнение о Пробе (вообще мне нравится выстроенный в книге мир, он очень близок к моему вИдению) и мире, где теперь живет.
Ощущение некоторой картонности главного героя. Такое чувство, словно Дяченки взяли какой-то стандартный типаж, что-то вроде героев Дивова или раннего Бушкова (слишком много рефлексии и для того, и для другого - очень вялой и гнилой рефлексии) и поставили его в условия своих, глубоко этичных миров.
В принципе, идея хороша. Но очень скомкана, особенно концовка. Ощущение недоделанности книги.

Обратила внимание на еще один важный момент. Я предпочитаю у Дяченко те книги, где главные герои - женщины (это не касается цикла "Скитальцы", но и там очень многое дается через призму женского восприятия). Дяченковские девочки - из "Пещеры", из "Казни", из "ведьминого века", который я сейчас как раз перечитываю - очень похожи на меня (да-да, это опять тот же тип. Кстати, в этих трех книгах заметно сильнее всего, пожалуй. И мужчины, идущие к ним в пару в этих книгах - тоже из той же оперы). Даже Ленка из цикла про Королевство. Даже Лидка из "Армагед-дома", уж на что неприятный мне персонаж, но обладает некоторыми из характерных свойств. Это постоянное нервное напряжение (когда я читаю эти книги, меня порой трясет, так, что еле удерживаю книгу в руках), желание спрятаться и убежать, и в то же время некая глубинная, постоянно отстаиваемая самость. Впадение в ступор как защитный рефлекс. Избегание любых попыток включения в систему. Очень сильно развитое воображение. Много сдерживаемой и направляемой внутрь агрессии.
Именно эта похожесть приводит к тому, что некоторые книги Дяченко оказывают на меня такое влияние. А некоторые - не оказывают. Так всеми любимый "Варан", например, очень ценим мной за прекрасный слог, за глубокий смысл - но оставляет меня эмоционально равнодушной, вместе со слогом и со смыслом. Хотя читать интересно, да, захватывающе, очень хорошая книжка.
Но только моя глубинная схожесть с дяченковскими девочками дает мне возможность до конца погрузиться в представленные ими миры, где всегда наличествует некая внутренняя этика и справедливость, где мир живет по своим законам и правилам. Где мне пусть и страшно, но во многом куда уютнее, чем во внешней реальности.
Когда-то я написала рассказ. Он писался на конкурс, тема была непомнюкакая, что-то вроде "Идущие на смерть приветствуют тебя" или как-то так, лень искать. Может, кто из френдов-бывших валаровцев напомнит =)
Рассказ получился не очень рассказом, я попыталась запихать в разрешенные цать знаков слишком большой объем ретроспективы, и выглядел он скорее как кусок, выдернутый из большого произведения. Название было жутко претенциозное - "Грань непролитых слез" - и нифига не отражало суть текста (сперва придумалось название, рассказ написался отдельно, и я прилепила к нему, что было).
За этот текст зацепился глазами мой старший братец, и как-то так мы дообсуждались рассказ до того, что решили написать роман, в котором текст рассказа был, собственно, вступлением.
Роман мы написали. И даже пробовали слать его в издательства. Но его нигде не взяли. Впрочем, удивления или огорчения у меня этот факт не вызывает, кроме некоторой неформатности, роман еще и ужасно сырой. Со временем, возможно, я раздергаю его на кусочки, а может, так и будет валяться.
Тем не менее, определенный интерес он представляет, а так как я уже сотню лет не постила никакой прозы, да и не писала ее давненько, буду потихоньку выкладывать сие произведение - может быть, кому-нибудь будет интересно прочитать. Да и мне любопытно освежить его в памяти, глядишь, подтолкну себя, и что-нибудь начнет писаться.

Итак, в окончательном варианте роман стал называться

Не найти. ПрологCollapse )
Так вот, про вампиров...
А что сказать про вампиров? Им и так плохо (хотя на сей счет существуют разные мнения), а тут еще мы в них играем.
Сессия была хорошая, про общение и прогулки. Интертекстуальность цветет ярким цветом, причем весьма изящно.
Аль-Надир, покинувший дом Камилла, зашел попрощаться с Ивоной и оставил ей в подарок саблю, а в ответ забрал безымянный палец с ее левой руки. На прощанье так же сказал Ивоне, что она меняется (из чего следовало, что свои гурманские планы на нее он воплотит, когда решит, что она достаточно, кхм, созрела).
В дом Камилла прибыла женщина по имени Беатриче, не отражающаяся в зеркалах (несложно угадать клан? ну, для Камилла да, а для Ивоны это должна быть загадка), гости знакомились, Беатриче проявила себя как коммуникативный агрессор, их теперь двое в партии таких, любителей напряженных дискуссий.
Приезжал архиепископ, которого тут уже все по разным причинам заждались. Привез с собой третье измененное тело, Камиллу на осмотр, и поручил ему и Беатриче разобраться с той ситуацией с Куэй-дзин.
Ивона обратилась к арзиепископу с просьбой о принятии ее в Шабаш, получила закономерный ответ: прояви себя и заручись словом кого-нибудь из секты. Голову на месте не откусили.
Ивона первый раз охотилась сама, на нью-йорских улицах, выехав туда в сопровождении Камилла, по ее же собственной просьбе. Первая охота была удачной, против лома... ну, против Очарования есть, конечно, приемы, но не у данной конкретной жертвы. Насытившись, Ивона взглянула на небо и внезапно заметила там раньше не виденную ей яркую красную звезду.
В общем, вот так, теперь мне снова есть о чем писать под этими тегами =)

Profile

Жизнькакжизнь
_adanel_
АданЭль

Latest Month

February 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com